А где наша собственность?

Заседание комитета облсовета по экономической политике, предпринимательству и собственности закончилось поручением Контрольно-счетной палате области проверить эффективность использования областной государственной собственности, внесенной в уставный капитал акционерных обществ. Поскольку обществ таких, по предварительной информации, десятка два, не меньше, проверить решено лишь несколько, где участие областной собственности особенно велико.

Подобный поворот в работе комитета был обусловлен долгим спором по одному пункту повестки дня. А именно — прогнозному плану (программе) приватизации гос. имущества Орловской области на 2009 год. Если какие-то скептики думают, что гос. имущества в Орловской области уже не осталось, что все оно давно распродано, то такие люди будут жестоко посрамлены.

Приватизировать в следующем году обладминистрация предлагает следующие объекты. Первое: взлетно-посадочную полосу (летное поле Орловского аэродрома). Второе: разветвленное электрохозяйство, включающее трансформаторные подстанции, линии электропередач и проч. Третье: столь же разветвленные газовые сети.

Поскольку приватизация предполагает получение двусторонней выгоды, некоторые депутаты захотели узнать: а что же получит бюджет Орловской области от расставания со своим имуществом. Вопрос был тем более уместным, что в качестве способа приватизации та же областная администрация в двух случаях из трех предложила внесение имущества «в качестве уставного капитала открытого акционерного общества». Такой способ предложен электрическому и газовому хозяйствам. Со взлетно-посадочной полосой расстаться исполнительная власть предлагала депутатам на аукционе. Это тоже интересно.

Интриговало отсутствие имен и названий предполагаемых покупателей, оценочной стоимости выставляемого на торги имущества (или вносимого в чей-то уставный капитал), а также формулы, позволяющей посчитать: а что от этих сделок получит казна.

То есть очевидная выгода от приватизации для «народного хозяйства» в схеме не просматривалась.

Более того, депутат В. Иконников, известный, как и все коммунисты, по выражению руководителя департамента финансовой политики области В. Щипковой, своей вредностью, напомнил всем собравшимся, что ровно десять лет назад «Орловская промышленная компания», печально знаменитая, в первую голову, деятельностью своего руководителя — председателя совета директоров компании, разыскиваемого по всему свету правоохранительными органами, И. Сошникова, частного предпринимателя, а тогда первого зама губернатора, — именно так и создавалась. В ее уставный капитал вносилась государственная собственность Орловской области. Это было государственное предприятие, созданное на государственные средства.

— И кому оно теперь принадлежит? — поинтересовался вслух В. Иконников, чтобы параллели, понятные многим, стали понятны всем, в том числе и докладчику от обладминистрации, представлявшему прогнозный план. Докладчик ответил не прямо, а заметил, что компания была приватизирована в полном соответствии с законом.

— И что от этого получила Орловская область? — продолжал гнуть свою линию «вредный» депутат.

Работник администрации ответил, что «Орловская промышленная компания» работает, однако очевидность выгоды для всего общества от перекладывания государственной собственности в большой частный карман яркими и убедительными примерами не проиллюстрировал.

Масла в огонь подлила депутат М. Ивашина, которая напомнила, что по такой же схеме Орловская область расставалась со своей собственностью в случае с созданием однодневки, носившей явно посреднический характер, с названием «Торговый центр «Орловский». В это АО было передано имущества на миллионы рублей, после чего «Торговый центр…» приказал долго жить, а имущество, как и ожидалось, стало собственностью частной структуры.

Разумеется, сотрудники департаментов и управлений — технические исполнители, и они не несут ответственность за конечный итог больших и малых приватизационных схем. Не могут они и размышлять о чистоте чьих бы то ни было намерений. Поэтому остановимся только на технической стороне приватизации, освященной законом, и гипотетических плюсах, которые этот процесс несет для остатков гос. собственности в Орловской области.

Большой теоретический плюс был расписан следующим образом. Авторство в данном случае не важно, существенна сама схема. Итак, имущество — газо- и электросети — вносятся в уставный капитал акционерных обществ, капитализация этих обществ растет, они становятся серьезными игроками на рынке, что в перспективе позволит участвовать в различных масштабных проектах, поскольку масштабные проекты требуют акционерных обществ с серьезной капитализацией. Приватизация эту капитализацию и обеспечивает.

— Ну а бюджет Орловской области что от этой схемы получит? — вновь спросили депутаты.
В. Иконников даже намеренно ужесточил вопрос:

— Мы отдаем имущество, в обмен получаем фантики под названием акции, а дальше что? В чем выгода? И будет ли она вообще?

Слушания стали напоминать сказку про белого бычка. Несколько депутатов упрямо пытались добиться от докладчика, чтобы тот показал осязаемую выгоду, которую должна получить Орловская область, расставшись с более чем осязаемым имуществом, а представитель администрации вновь рассказывал про огромные перспективы, которые открывает перед игроком на рынке капитализация.

Тогда пошли медленнее, шажками:

— Хорошо, капитализация. Дальше что?

Дальше, рассказали депутатам, «Газпром», например, захочет построить в Орловской области газохранилище, а мы поучаствуем в этом деле акциями АО, уставный капитал которого увеличится после передачи акционерам государственных газовых сетей.

Никто звонить в «Газпром» не бросился. Гипотеза бесспорной не показалась.

— Под такие акции можно брать кредит, — рисовал другие выгодные перспективы докладчик.

Поскольку в нынешних условиях вопрос: «А отдавать чем будем?» — готов сорваться с уст у каждого, его, наверное, по этой самой причине и не задали. Чтобы избежать печальной риторики.

Выгода — очевидная, как деньги, — в прогнозном плане приватизации, предложенном областной администрацией, просматриваться никак не хотела.

— По закону, — делала тему предельно понятной для всех сторон депутат М. Ивашина, — отчуждение государственного имущества в собственность юридических и физических лиц производится на возмездной основе. На возмездной!

Повторение термина приглашало докладчика показать эту самую возмездность — ощутимую, как газовые сети. Но речь вновь заходила о капитализации и рыночных перспективах, которые могут быть, а могут и не появиться.

Иначе говоря, народным избранникам просто предлагали поверить, что план хорош. «Вредный» В. Иконников, извинившись и сославшись на несколько примеров, когда таким же верным способом разворовывалось государственное имущество, соглашаться с тем, что перспективы неизвестно чего хороши, отказался. Заодно он поинтересовался, почему на бумаге в прогнозном плане приватизации летное поле Орловского аэродрома выставляется на аукцион, а в устном докладе оно, как и прочее имущество, отдается в уставный капитал некоего АО.

Докладчик извинился, сообщив, что выбор способа приватизации — это прерогатива Коллегии области, депутаты же должны принципиально согласиться или нет с предложенным планом. В. Иконников (В. Щипкова права на все сто) соглашаться и тут отказался, заметив в сердцах, что «депутатов, как баранов, тащат на веревочке», предлагая схемы, аналогичные тем, которыми сейчас занимается Следственный комитет при прокуратуре.

Его коллеги, однако, были не столь категоричны. М. Ивашина проголосовала за предложенный план приватизации при условии, что он будет доработан с учетом прозвучавших замечаний. Депутат А. Кононыгин воздержался, все остальные члены комитета высказались «за». Теперь вопрос вынесут на заседание облсовета и пристрастно рассмотрят его там.

Активные участники этого процесса — за исключением, разумеется, тех, кто никогда не имел своего мнения и всегда делает то, что приказывает начальство, чем и живет — делятся, условно говоря, на две части. В первой — общественники, не теряющие убеждения, что поговорка «В тесноте, да не в обиде» актуальна во все времена, и наше — не исключение. Они во всех проектах, предлагаемых властью, будут искать общественной пользы и слово «эффективность» согласятся рассматривать только в этой плоскости. Вторые — современная (не значит новая) генерация, предпочитающая быстро и без боли избавляться от «непрофильных активов» ради поддержки сильных. Те теоретически должны поддержать слабых.

В любом случае у этих двух групп есть четкое представление о том, что такое эффективная экономика. Любой план приватизации с точки зрения этих двух групп должен давать отдачу (не путать с откатом).

Вот тут любопытно посмотреть на план приватизации взлетной полосы Орловского аэродрома. То, что он неперспективен, — вне обсуждения: ограничен со всех сторон рельефом, не позволяющим развиваться, и такой же невыгодной застройкой. И кому он нужен в качестве уставного капитала или аукционного лота?

«Аэропорт должен летать», — образно охарактеризовал намерение областной администрации ее представитель — намерение заставить работать эту отрасль экономики. Это, конечно, понятно. На то они и самолеты, чтобы летать. Но если в орловский умирающий аэропорт не вдохнул вторую жизнь даже особый статус орловского губернатора, бывшего довольно продолжительное время председателем Совета Федерации, то что еще может превратить наш аэропорт в «летающий»? Акции, которые областная казна получит в обмен на имущество?

Интересная тема. Очень интересная. Особенно в условиях реального и очень серьезного кризиса, когда у инвесторов — гипотетических, конечно, — только и разговоров, как бы возродить и развить авиацию в дотационном регионе.

Можно, конечно, рассмотреть отдаленную перспективу, когда полетим мы все, причем куда хотим и недорого: доходы, выросшие до прожиточного минимума, будут позволять. Начнется на Орловщине бум авиаперевозок. Допустим. Но кто же в условиях кризиса, когда собственность дешевеет, стремится ее продать? Хороший хозяин, наоборот, старается что-нибудь в такой ситуации прикупить, потому что завтра будет дороже. Администрация Орловской области ведь хороший хозяин?

То, что собственность уйдет, — это понятно. Дальше-то что?

Так в процессе спора и разговора, согласиться с прогнозным планом приватизации или нет, и родилась тема, которая давно ждет своего исследователя. Сформулировать — не проблема, воспользуемся цитатами из выступлений депутатов. «Приватизация — одна из доходных статей бюджета, не так ли? Где доход?»

Прозвучала и такая фраза как своеобразный итог размышлений над тем, насколько успешно реализована в Орловской области большая и разная программа приватизации: «А где наша собственность?» Имелась в виду собственность областная, государственная.

А в самом деле, господа, где? Ничего личного, просто пора внимательно читать законы и прочие нормативные документы. В прогнозном плане приватизации на 2009 год так и написано: «Программа приватизации государственного имущества области на 2009 год… направлена на усиление плановости, публичности и контроля в этой сфере». Среди приоритетов — «сохранение государственного участия в управлении определенными предприятиями в целях обеспечения хозяйственных интересов области, прав и законных интересов граждан».

Золотые слова. Одно опасение: как бы где-нибудь не всплыл — позже, конечно, когда государственное имущество уже будет приватизировано, — список этих самых граждан, интересы которых требовалось обеспечить.

Прозрачность и еще раз прозрачность! Плановость и публичность. Главное — «сохранение государственного участия». А вы думали, приватизация для чего проводится?

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц