Красная строка № 21 (327) от 12 июня 2015 года

«А вы, друзья, как ни садитесь…»

Под Орлом, в одном из пригородных сельских поселений, возникла неожиданная проблема: действующий глава поселка ушел в отставку по каким-то личным причинам, и власть была передана одному из депутатов сельсовета, учителю физики — человеку, который, как утверждают некоторые жители поселка, к этой работе совершенно не способен.

На состоявшейся недавно в Орле встрече гражданских активистов и представителей политических партий этот казус объяснили следствием неправильной реформы местного самоуправления, которую проводит государственная власть в свою пользу. Известный орловский правозащитник Д. Краюхин, который вот-вот примет на себя обязанности местного эксперта комитета гражданских инициатив (фонда Кудрина), описал свое видение ситуации примерно так. Россия ратифицировала европейскую хартию местного самоуправления в 1998 году, в российской Конституции провозглашен принцип приоритета международного законодательства над национальным. Но на деле российское государство опять не хочет жить, как того требует цивилизованный мир, и попирает едва сформировавшееся местное самоуправление: последними поправками в федеральное законодательство региональным (областным) властям разрешено регулировать формы местного самоуправления по своему усмотрению. Чем орловская областная власть и воспользовалась. По словам Краюхина, для области это обернулось узакониванием одной формы самоуправления из четырех возможных. Для областного центра, городов — это закрепление ныне действующей «двуглавой» системы местной власти, когда мэра выбирают из числа депутатов совета, а он потом назначает главу администрации — так называемого сити-менеджера. Для сельских поселений, подчеркнул Краюхин, фактически отменены прямые выборы в районные Советы. Теперь их состав будет формироваться из числа сельских депутатов. Чтобы стать руководителем власти населенных пунктов, нужно обязательно сначала получить депутатский мандат.

Формат встречи предполагал дискуссию. Но если бы не присутствовавший за «круглым столом» представитель администрации области Г. Парахин, вместо нее получилось бы обсуждение протестных действий против наступления на права избирателей и международное право. Парахин же сходу вбросил некоторые тезисы, которые заставили задуматься. По его мнению, ухудшение управляемости муниципальными образованиями связано не с формой выборов власти и не с количеством ее «голов», а с профессионализмом людей, попадающих в органы местного самоуправления, а точнее сказать — с деградацией этих кадров. Следующий тезис вытекал из первого: по области органами местного самоуправления уже выдано достаточное количество разрешений на строительство различных объектов, что само по себе грозит техногенными катастрофами. В качестве примера Парахин назвал цифры: 576 объектов находятся близ газопроводов. «И это только по данным Газпрома и его структур», — подчеркнул чиновник. Неблагоприятная ситуация, по его словам, сложилась и в районе мценского завода «Вторцветмет», где с разрешения муниципальных властей построены некие объекты. Третий тезис Парахина: эффективность решения такой глобальной проблемы региона, как, например, строительство качественных дорог при скудости средств зависит от концентрации имеющихся денег в одних руках.

Если вспомнить новейшую историю Орла, то, в общем, ничего нового в словах областного чиновника нет: еще с 90-х годов, с тех самых пор, как налоговая база города начала сокращаться вслед за банкротством промышленных предприятий, идея концентрации тающих бюджетных средств в одних руках последовательно реализуется. Сама жизнь понуждает к этому. Началось все с того, что своих бюджетов лишились районы города. Ну, а теперь, в 2015-м, этот процесс дошел до того, что происходит перераспределение полномочий между областной и городской властью в пользу первой с соответствующим перераспределением контроля над финансовым потоками. На встрече представителем партии «Яблоко» С. Зайцевым были озвучены следующие цифры: 17 миллиардов рублей дает Орловская область в виде налогов в региональную казну, бюджет областного центра — пять миллиардов. Что же, закономерный итог, если учесть что промышленность в Орле продолжает вымирать.

Вчерашний бизнесмен-производственник, а ныне — чиновник областной администрации Г. Парахин не смог внятно объяснить в ходе возникшей дискуссии только одно: на чем основывается его уверенность, что в правительстве Потомского профессионализма больше, чем, например, в местном самоуправлении Ступина-Берникова? Может, так должно быть? Но так ли это на самом деле?

Похоже, что именно в этом противоречии и кроется вся проблема. Страна, и тем более Орловщина пребывают не в лучшей экономической форме. Это всем очевидно. Денег не хватает на все (кроме, разве что, зарплаты чиновникам). В критические моменты, когда не хватает ни денег, ни профессиональных кадров, выход один — концентрация средств и власти. Но есть ли что концентрировать? В данном случае речь даже не столько о деньгах, сколько о тех самых эффективных управленцах — тех немногочисленных избранниках и назначенцах, которым, по логике вещей, мы, избиратели, должны в этот сложный момент нашей истории доверить всю полноту полномочий. Как показывает практика, всякая попытка централизации власти до сих пор оборачивалась лишь борьбой за клановые или сугубо личные интересы высокопоставленных лиц. «Сталинских наркомов» как не было, так и нет. И выходит, то, что спасало Россию не раз — крепкая централизованная власть — сегодня не может работать из-за отсутствия не то чтобы честных и высоконрав­ственных, а хотя бы правильно мотивированных людей.

Во время дискуссии за «круглым столом» прозвучала мысль, что кадров нет именно потому, что рождать их может только развитое демократическое местное самоуправление. Но пример того самого пригородного населенного пункта, с которого мы начали эти заметки, как раз убеждает в обратном: в поселке есть целый местный Совет депутатов, а достойных людей на должность главы не нашлось! Да и недавняя история Орла подсказывает контр-примеры: А. Касьянова и В. Сафьянова избирали всем миром, прямым голосованием, от разных политических сил — и чем все кончилось? Да и элементарные соображения опровергают тезис о местном самоуправлении как школе кадров: чтобы выбирать толковых и грамотных, нужно самим быть таковыми. Но культурки, как говаривал в свое время один из редакторов «Орловской правды», современным орловцам явно не хватает, что заметно было даже по высказываниям некоторых участников состоявшегося «круглого стола». И речь не о грубости, а о той степени цинизма и самонадеянности, которая в последнее время становится нормой в оценке происходящего в стране и в родном городе.

Так что, как ни дискутируй, а с нашим местным самоуправлением получается в точности по И. Крылову: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь».

Странно, но не покидает ощущение, что забота о демократических международных принципах местного самоуправления — это сведенная на низовой уровень подспудная борьба за власть. И все это будет находить либеральное оправдание до тех пор, пока государственная власть сверху до низу не перестанет «подставляться» и не станет по-настоящему ответственной.

Дискуссию же о реформе местного самоуправления лучше было бы свести в русло обсуждения прав и обязанностей граждан подправлять свои заборы. Кстати, даже на состоявшемся «круглом столе» кто-то из участников очень выразительно рассказал об инициативе жителей орловской Ботаники, решивших перекрыть проезд автотранспорту в заповедный одноименный парк. Нашлись активисты, организовались и своим силами перегородили дорогу. Если бы подобные инициативы имели еще и юридическую, правовую поддержку — вот это бы и было истинное самоуправление. Между властью и населением территорий не хватает обратной связи, чтоб наказы избирателей были обязательными к исполнению не только для избранных депутатов, но и для назначенных чиновников. Такая обратная связь — второе крыло местного самоуправления. Вот бы о чем порассуждать за «круглым столом» с участием юристов, специалистов ЖКХ, депутатов, муниципальных и областных чиновников!

Ведь было же в России такое понятие, как земство. Но почему-то дискуссия о нем заглохла очень быстро. Зато в 1998 Россия ратифицировала пресловутую международную хартию о местном самоуправлении и стала в очередной раз громоздить на себя западно-европейское седло, которое ей явно не по размеру, да и не к лицу.

Мы ходим на выборы чаще европейцев, а управляемость городским (поселковым) хозяйством, что признают даже сами чиновники, становится все хуже. Сама процедура выборов обесценивается. И вовсе не только потому, что итоги голосования фальсифицируются. А потому, что на глазах оживает полузабытый тезис К. Победоносцева о демократии как о великой лжи нашего времени, открывающей во власть дорогу алчущим ее, а вовсе не достойным. Кандидаты в депутаты играют перед глазами изумленной публики в чехарду. Мелькают лица и противоположные части тела, раздуваются фалды пиджаков, разлетаются реплики предвыборных обещаний, похожие друг на друга, как междометия. Толку — чуть!

В большой стране людям нужна эффективная централизованная государственная власть, которая бы имела связь с территориями, слышала чаяния соотечественников и сама соображала на два хода вперед. И если не избранный, а назначенный властью участковый или какой-нибудь администратор мэрии завтра будет требовать чистоты во дворе и наказывать нарушителей покоя соседей самыми тоталитарными способами, думаю, большинство наших сограждан не обидится, а только в ножки такому представителю власти поклонится и поможет ему. Лишь бы этот представитель был Глебом Жегловым, а не Иваном Бергамотовым; Алексашкой Рыжовым, а не Павлом Чичиковым. А это уж явно не от европейских хартий зависит.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность