Бесконтрольность власти — беда Орловщины

Фракция КПРФ — вторая по численности в областном Совете. В Орле коммунисты набрали даже больше голосов, чем партия власти — «Единая Россия». Однако губернаторские средства массовой информации упорно замалчивают деятельность левой фракции в областном парламенте. Подобный подход напоминает рецидив тоталитарного прошлого, когда существовала только одна точка зрения, она же — «правильная». Правильной она, к сожалению, была далеко не всегда, последствия чего мы расхлебываем и поныне. В современных, формально демократических, условиях, когда обществу предоставлено право самостоятельно решать свою судьбу, претензия на монопольное владение истиной, исходящая от одной, главенствующей ,политической силы, напоминает историю про старые грабли, бьющие по неумной голове. Мы встретились с представителями фракции КПРФ в областном Совете, чтобы поговорить о том, к каким последствиям хождение по старым граблям приводит в орловских условиях — на примере деятельности Орловского областного Совета.

В беседе приняли участие лидер фракции КПРФ В. Н. Иконников и члены фракции В. А. Иванцова, А. С. Кононыгин, В. Н. Шорин, В. И. Загайнов и П. К. Анциферов.

«Красная строка». Позвольте начать со скандала и чрезвычайного происшествия — на орловских перекрестках начали отключать светофоры, что чревато хорошо предсказуемыми и очень печальными последствиями. Обслуживание светофоров финансировалось из областного бюджета. Администрация области с нового года финансирование прекратила. Депутатам облсовета было предложено рассмотреть возможные последствия этого шага?

А. С. Кононыгин. Нет, на сессию такой вопрос не выносился. Ко мне уже обратилось несколько человек с просьбой разобраться в ситуации. Я направил запросы начальнику УВД В. А. Колокольцеву и прокурору области С. Д. Воробьеву. Дело не только в том, что областная администрация перестала финансировать с нового года обслуживание светофоров. Она до сих пор не перечислила «Орелтранссигналу», в ведении которого находятся светофоры, более 200 тыс. рублей, что обязана была сделать еще в прошлом году — бюджетом эти расходы были предусмотрены. Налицо — неисполнение бюджета Орловской области. Ситуация со светофорами — во многом результат этого неисполнения.

В. И. Загайнов. Это при том, что профицит бюджета составил в 2007 году более 170 млн. рублей! Проблема состоит из двух частей: долга бюджета за прошлый год и того, что в 2008 году светофоры — федеральное имущество — не были переданы на областной баланс и поэтому не финансируются. У меня даже складывается впечатление, что «Орелтранссигнал» попросту готовят к передаче в частные руки. А что, кусочек лакомый, объемы финансирования нормальные, нужно только подождать, когда объекты будут переданы с баланса на баланс, вот тогда и проплатить. В Курской, Брянской областях светофоры находятся на содержании областных бюджетов, и никаких проблем там не возникает.

«К. с.» Так кто же ответит, если на нерегулируемом перекрестке, где раньше работал светофор, не дай Бог, погибнет или пострадает человек?

В. Н. Иконников. Это вопрос к прокурору. Но вопрос об ответственности — хороший вопрос. У нас может твориться все, что угодно, по той причине, что никто не несет ответственности. Чиновник может по собственному произволению профинансировать или не профинансировать ту или иную строчку, потому что знает, что ему ровным счетом ничего не будет. К сожалению, это сегодняшняя реальность. Посмотрите, в администрации Орловской области есть, как минимум, два департамента, в ведении которых находится светофорная проблема: департамент строительной и жилищно-коммунальной политики, возглавляемый Е. Н. Вельковским, и департамент финансовой политики, которым руководит В. Г. Щипкова. И мы обязательно поставим на сессии вопрос об их ответственности.

«К. с.» Похоже, что за ситуацию со светофорами будет отвечать Управление ГИБДД.

П. К. Анциферов. Вообще, создается впечатление, что ситуация создается искусственно, чтобы положение в городе усложнялось как можно больше. Я согласен с В. Н. Иконниковым, что действия исполнительной власти должен контролировать областной Совет, но в том виде, в каком он сейчас существует, справиться с этой задачей он просто не может. Контрольная функция тесным образом переплетается с главной обязанностью депутата — законотворческой. Но из-за позиции областной администрации и руководства областного Совета депутаты от фракции КПРФ лишены возможности полноценно участвовать в разработке областных законов. Делать это можно, только работая на постоянной основе, однако сегодня ни один депутат-коммунист к работе в областном Совете на постоянной основе не допущен.

А. С. Кононыгин. Мы думали, что хотя бы политика Государственной Думы их отрезвит. В руководстве Госдумой коммунисты представлены первым заместителем председателя Госдумы, руководителями двух комитетов и 14 заместителями председателей комитетов. В Орловском областном Совете — ни одной руководящей должности, ни одного члена КПРФ, работающего на постоянной основе!

«К. с.» В чем причина такой нелюбви к коммунистам со стороны губернатора и его окружения?

В. А. Иванцова. Да в том, что правду говорим.

В. Н. Иконников. У нас в области сложился традиционный стиль управления. Этот стиль авторитарный. Несмотря на то, что в Уставе — конституции Орловской области — написано много слов о демократии и демократических институтах управления, мы сегодня имеем правящую исполнительную власть и слабый, подчиненный облсовет. Наша задача — повышать статус облсовета. Законодательный орган власти должен отвечать своему предназначению, поскольку в нем сосредоточены народные представители, они должны решать, какую экономическую политику должна проводить Орловская область. Но пока все попытки фракции КПРФ усилить роль облсовета хотя бы по функционалу — ужесточить контроль за исполнением бюджета, за деятельностью администрации, за использованием областной собственности — наталкиваются на непробиваемую стену. Коммунистов не хотят подпустить к руководству Советом именно по этой причине, из-за боязни потерять возможность бесконтрольно распоряжаться собственностью. Мы ставим вопросы — их игнорируют. Но проходит время, и оказывается, что коммунисты были правы. Так было в случае с ныне приватизированным «Орелоблэнерго». Мы говорили: «Зачем вы отдаете туда областную собственность?». А они делали, зная, что уже идет процедура отторжения акций.

«К. с.» Под словом «они» кого вы подразумеваете?

В. Н. Иконников. Областное управление имуществом, заместителей губернатора, губернатора. На сторону уходит областная собственность на 270 млн. рублей! Высшие руководители области должны об этом знать? Я допускаю, что они могли и не знать. Тогда кто управляет областью? И управляет ли кто-нибудь вообще? Предприятию, про которое известно, что оно не будет контролироваться государством, бесплатно передается государственная собственность на миллионы рублей. Как это называется? А еще раньше отдали тому же «Орелоблэнерго» в пользование крупные земельные площади охотохозяйств. В чьих интересах? То, что не в интересах населения Орловской области и областного бюджета — однозначно.

В. Н. Шорин. Наша фракция поддерживает все разумные предложения, от кого бы они ни исходили, и противостоит любой правовой и политической глупости независимо от авторства. Мы не допустили принятия закона о повышении транспортного налога, подняли вопрос об улучшении лекарственного обеспечения льготников, о строительстве дорожной сети в Орле, твердо встали на защиту Знамени Победы — это вопрос и политический, и нравственный. Мы поддержали повышение детского пособия и закон о ветеране труда области, высказав при этом свое мнение, что детские пособия слишком малы, а ветеранский стаж — 45 лет — чрезмерно завышен. Наша законотворческая деятельность направлена на поддержку всех разумных предложений и на противодействие всему, что идет во вред избирателям. За прошедший год ко мне обратилось с просьбами более трехсот человек. Проблемы у людей — самые разные. Но больше всего просьб о трудоустройстве детей. Принято говорить, что в Орловской области высокая занятость, однако трудоустроить молодого человека — целая проблема, наверное, одна из самых больших проблем сегодня в области.

«К. с.» Чем же может помочь депутат в трудоустройстве?

В. Н. Шорин. Приходится использовать свои личные возможности, контакты, знакомства. Где-то приходится просить и уговаривать.

«К. с.» Печальная иллюстрация к теме «экономического процветания Орловщины».

А. С. Кононыгин. Проблема депутатской деятельности в том, что процентов 80 всех обращений граждан касаются работы исполнительной власти. Проблемы людей или не решаются, или люди не верят, что проблемы будут решаться. А что может сделать депутат? Выступить с запросом — устным или письменным.

«К. с.» Но это закономерно. Если человек не может достучаться до исполнительной власти, он идет к депутату.

А. С. Кононыгин. Правильно. Но депутат не может сам решить проблему. За весь прошлый год облсовет не рассмотрел ни одного наказа избирателей — ни на сессии, ни на президиуме.

В. И. Загайнов. Аппарат Совета работает слабо. Я уже посоветовал: обратитесь в Орловский городской Совет, там семь лет назад, когда председателем был Иконников, были разработаны и программа, и положение по работе с наказами избирателей. У облсовета есть действенные рычаги влияния на исполнительную власть, но власть не заинтересована, чтобы этими рычагами пользовались. Возьмем контрольные функции Совета. Наша фракция настойчиво подводит всех к тому, что четкое исполнение бюджета — это закон. Это утвержденный и строгий план расходования средств, а не личный карман, в который можно запускать руку по своему произволению. Простая мысль, казалось бы, но прививается почему-то с трудом. Последний бой нам удалось выиграть, ваша газета об этом писала. С помощью прокуратуры мы доказали, что поправки в бюджет не вносятся после того, как финансовый год уже закончился. Доказывать, в общем-то, было и нечего, это положение не нами придумано, оно прописано в Бюджетном кодексе. Но какова реакция чиновников, получающих зарплату за то, чтобы следить за строгим соблюдением закона! Спрашиваю В. Ф. Курганникова, бывшего начальника областного финансового управления, а ныне — председателя Контрольно-счетной палаты: «Как вы будете поправки принимать, ведь это незаконно!». А он в ответ: «Мы каждый год это делали, прокуратура не протестовала». Ну вот, запротестовала. Та же проблема со светофорами. Как могла возникнуть задолженность за 4-й квартал прошлого года, если финансирование «Орелтранссигнала» прописано в бюджете области? Бюджет — это закон. Но вот такое у нас отношение к закону.

«К. с.» Депутат В. Н. Шорин сказал, что коммунисты поддерживают любую здравую идею, от кого бы она ни исходила. Однако при этом достаточно побывать на одном-двух заседаниях областного Совета, чтобы убедиться: руководство Совета отвергает большинство предложений фракции КПРФ, как бы востребованны и даже необходимы они ни были.

В. А. Иванцова. Да не большинство, а девяносто девять и девять десятых процента, причем с порога, практически без обсуждения.

«К. с.» Ну это мы так вежливо выразились.

В. Н. Иконников. О стиле управления, принятом в нашей области, я уже высказался. Губернатор и его окружение поставили перед руководством облсовета задачу: игнорировать коммунистов, препятствовать им в работе и торпедировать любую их инициативу. В причинах такой политики можно разбираться долго, но суть не в этом. Можно вообще делать вид, что нас не существует, но от этого не перестают существовать проблемы, которые мы поднимаем. Пожалуйста, случай с «Орелоблэнерго». Можно вспомнить другие примеры, не затрагивающие чьи-то личные, шкурные интересы. Три сессии подряд, на протяжении трех месяцев (!) мы предлагали обсудить положение с лекарственным обеспечением орловцев. Вопрос не вносили даже в повестку дня, проблемы будто бы не было. И что в итоге? Губернатор собирает региональное совещание, на которое наехала куча народа, чтобы разобраться: а почему же так плохо с лекарственным обеспечением. Тут же устроили депутатские слушания. Что мешало разобраться с той же проблемой тремя месяцами раньше? Что важнее — быстрое решение людских проблем или политические игры? Транспортный налог уже был упомянут. Мы не стали выносить этот вопрос на сессию, мы подняли шум в прессе. Ваша газета, спасибо, активно участвовала. В результате сразу вышли на парламентские слушания, и дикий законопроект, повышающий транспортный налог в Орловской области до максимального уровня, был похоронен. А что, когда администрация области выходила с этой своей инициативой, она не задумывалась о последствиях, которые неизбежны для всех орловских автовладельцев? Конечно, задумывалась, но тихонько принять закон не получилось.

В. И. Загайнов. А с сельскими учителями? Большинство облсовета, несмотря на протесты нашей фракции, проголосовало в первом чтении за законопроект, оставляющий за сельскими учителями льготы при оплате только социальной нормы жилья. Все остальное, будьте любезны, оплачивайте по стопроцентным коммунальным тарифам.

В. Н. Шорин. Льгота была установлена Советской властью в 1929 году и с тех пор просуществовала без изменений.

В. И. Загайнов. А упразднение или урезание этой льготы противоречит ныне действующему федеральному законодательству. И все равно протащили в первом чтении! Вмешалась прокуратура и решение опротестовала. Тихо-тихо проект положили под сукно и больше на сессию не выносили. Вопрос: если было ясно, что нарушается закон, зачем выносили? А если не знали, о каком уровне профессионализма можно говорить? О нравственной стороне дела вообще помолчим.

В. Н. Иконников. Тактика в отношении нас принята такая: отторгается все с порога, но через некоторое время инициатива, от которой просто нельзя отбиться, выдается как бы за свою.

«К. с.» Свою — значит чью?

В. Н. Иконников. «Единой России».

В. Н. Шорин. Дело доходит до смешного. Руководство Совета пыталось ввести такую практику: комитет выходит с законодательной инициативой, а рядом пишется: «Единая Россия». Мы предложили: ну что ж, если фракция КПРФ облсоветом игнорируется, что нас как будто бы и нет, то мы свои законодательные инициативы будем оформлять так: пишем: «от КПРФ». А рядом: «и губернатора». Пошли на попятную. Нужно сказать, что «партийность» в виде неприятия КПРФ существует только на уровне Мосякина — руководителя Совета. С рядовыми депутатами мы легко находим общий язык и точки взаимодействия. Такие же отношения с депутатами из фракции «Единая Россия» в горсовете, с которыми я встречаюсь на междепутатской группе. Единственный, кто препятствует работе, — это зампредседателя горсовета Вдовин, который не понимает: как это так — «единороссы» и вдруг коммунист. Ему отвечают: «Да он уже четвертый созыв работает». За счет того, что мы объединяем усилия, удается решать многие вопросы, это нормально.

«К. с.» Порадуемся за междепутатское взаимодействие и взаимопонимание, но вернемся все же в областной Совет. Если ваши инициативы встречают понимание у коллег из другой фракции, чем объяснить их дружное голосование всегда «против»?
В. А. Иванцова. Это объясняется страхом. Люди сидят на бюджетной скамье. Если они проголосуют так, как им подсказывает совесть, они завтра же останутся без работы. Они в коридоре подходят к нам и пожимают руку, но голосуют так, как им приказывают. У всех семьи, у всех дети, всем нужно выжить. Все боятся.

«К. с.» А вы чего не боитесь?

В. А. Иванцова. А чего мне бояться? Я на бюджетной скамье не сижу. Моего завода — бывшего завода им. Медведева больше нет, чего мне бояться?

«К. с.» А что есть?

В. А. Иванцова. Коллектив людей, который арендует площади у структур, разобраться в которых непросто. Сначала наше общество с ограниченной ответственностью «Завод им. Медведева — машиностроение» платило аренду Орловской промышленной компании. Теперь вроде бы арендуем помещения у «Проминвеста», ему платим. Завода нет, есть арендаторы, работающие на чужих площадях. Сегодня мы здесь, завтра скажут «подвиньтесь», будем искать другие площадки, если сможем. На завод погрузчиков уже ездили. Арендный договор, кстати, нам продлили только на год. Через год-два от завода им. Медведева останется только название остановки общественного транспорта и памятник у входа. До марта нам предписано освободить механосборочный цех — это огромные площади. А к маю — заготовительный. Это при том, что в цехах — 60 рабочих, прессы мощные стоят.

«К. с.» А как же забота областной власти о промышленном производстве, человеке труда и поддержке «отечественного производителя»?

В. А. Иванцова. Какая забота? У нас огромные заказы, которые расходятся по всей стране. За два дня одних культиваторов отгрузили двадцать штук, а стоят они прилично. Продали все, что сделали за зиму. Но в Орловской области мы вообще ничего не продаем — спроса нет! Покупать некому. О финансовой поддержке вообще говорить смешно. Кому облсовет с подачи администрации предоставил за последнее время льготы? Предприятиям с иностранным капиталом. Своим — ничего. К нам приходят молодые ребята — Голенков же выпускает технологов, конструкторов, — осматриваются и уходят: «Завода нет», — говорят. И они правы. Мы — арендаторы, а не производство. Завтра возьмутся строить здесь торговый комплекс, и нас не будет.

В. И. Загайнов. Экономическая политика, проводимая областной властью, сконцентрирована в бюджете. Сколько раз мы пытались поднять вопрос о возвращении бюджету долга, образовавшегося по проекту «Пшеница-2000»? И что? Теперь по этим долгам будет рассчитываться вся область, и не один год. На днях включил телевизор: сидит зам. губернатора Цикорев и призывает совершить срочный технологический прорыв. Так ты сначала миллиард рублей долга в бюджет верни! На какие шиши будем прорываться? И, главное, с кем? С той же командой, что долгов наделала?

В. Н. Шорин. Необходимо принять областной закон об ответственности должностных лиц за неисполнение бюджета области. Проблема в том, что, как только заходит вопрос об ответственности, любая инициатива обречена на поражение.

А. С. Кононыгин. О какой ответственности можно говорить, если они внесли в законодательство области изменения, благодаря которым для прохождения нужного законопроекта требуется одобрение простого большинства депутатов, а не двух третей, как во многих случаях было раньше? Своего они намерены добиваться любой ценой.

В. И. Загайнов. (Смеясь). Они даже утвердили пункт, по которому повестку дня заседания облсовета можно обсуждать не более двух минут. Боятся даже обсуждения!

А. С. Кононыгин. А зачем что-то обсуждать, если инвесторы и так к нам рекой? «Фольксваген», «Трансаэро», международный аэропорт скоро построим, нефтеперерабатывающий завод.

В. И. Загайнов. Теперь вот взялись за поросят…

А. С. Кононыгин. Беда Строева и его окружения в том, что они ни один серьезный проект не доводят до конца. Хватают вершки — и новые проекты.

В. А. Иванцова. А что в здравоохранении? Я приехала в железнодорожную больницу, а она — глазам своим не поверила — полупустая! Медперсонал профессиональный, оборудование новое, а в палатах по одному-два человека. Тут же повезли своего сотрудника с сердечным приступам в больницу им. Семашко. Шестнадцать человек лежат в коридоре. Дышать нечем. Сердечники! Это в одном областном центре, при одной власти, при одном губернаторе! Как такое может быть? Оказывается, все упирается в областное финансирование. Два ведомства не смогли договориться. Как ни послушаешь — наши областные вожди ночи не спят, все время в заботах о простом человеке проводят. Особенно Егор Семенович. Как доходит дело до действительно жизненно важных вопросов — хоть криком кричи!

«К. с.» Может быть, дело в том, что они лечатся в других учреждениях?

В. Н. Иконников. Дело в том, что администрация области во многом только имитирует деятельность, а руководство облсовета ей в этом подыгрывает. Вспомните комедию с увеличением тарифной ставки. По всей области раструбили, что ставка будет повышена. Бюджетники поверили, не будет же каждый эти формулы проверять, да и возможности такой просто у людей нет. Мы голосовали против этого законопроекта. Он был совершенно пустой, ничего не менялось. И что? Пришло время получать новую зарплату, бюджетники посчитали — получили ровно столько, сколько получали прежде. Зачем нужно было поднимать пропагандистскую шумиху, нагибать в очередной раз облсовет?

«К. с.» И зачем же?

В. Н. Иконников. Затем, что поднимать зарплату не хотят и не могут. А демонстрировать заботу о народе нужно. Вот и демонстрируют. Облсовет должен и обязан стать тем органом, который непосредственным образом влияет на политику исполнительной власти. Бесконтрольность областной администрации — одна из главных причин сегодняшних многочисленных социальных и экономических проблем Орловщины. К сожалению, руководство Совета заинтересовано не в повышении статуса областного парламента, а в сохранении его подчиненного положения. Пока не изменится эта политика, ничего не изменится.

Записал С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц