Орловская искра № 1 (1222) от 15 января 2021 года

Читайте книги, господа!

В очередном труде Владимира Матвеева и Елены Годлевской, продолжающих совместными усилиями ворошить орловское прошлое, без которого, как известно, толком не понять настоящее, — в великолепно изданной книге «Лиза» (подзаголовок — «Легенды и мифы Дворянского гнезда»), есть фраза, которой авторы извиняются перед читателем за свою увлеченность. Фраза звучит так: «Впрочем, мы тут становимся на скользкий путь эмоций»…

А не стоило извиняться. Эмоциональность авторов, на мой взгляд, — это плюс, а не минус «Лизы».
С чего все началось?.. Давно вы проходили мимо «Дома Лизы Калитиной»?

Сказать честно — сарай сараем… Плеваться — некрасиво, восторгаться — и вовсе глупо. Такое «Дворянское гнездо» оставляет чувство недоумения. В. Матвеев с Е. Годлевской решили в этом чувстве разобраться. Получилось интересно. Читая, я поймал себя на мысли, что по «Лизе» можно снять фильм в жанре образовательного детектива. Фактуру книги оставляем без изменения, но для привлечения внимания избалованных зрителей слегка закручиваем сюжет. Допустим, приезжает в Орел на работу какой-нибудь важный чин и знакомится с обстановкой. Подчиненные докладывают — литературный край, то да сё, Лиза Калитина, есть даже дом, где она жила, но некоторые, правда, сомневаются… Начальник: «Так жила или нет? Выяснить и доложить!».

Лучшие сыскари берутся за дело. Без особого желания садятся за Тургенева, штудируют его, выписывают из «первоисточника» всё, что имеет отношение к объекту — Лизе Калитиной и адресу ее «регистрации» — «Дворянскому гнезду» в Орле. Начинают делать маленькие открытия, которые пробуждают охотничий азарт и сеют семена литературоведческой страсти: «Слушай, место дома Тургенев в романе указал приблизительно, а губернию вообще назвал одной буквой — «О…». Сколько в позапрошлом веке у нас было губерний, начинающихся с «О»? — Три, я выяснил. Две отпадают, (причины в докладной), остается одна — Орловская».

Сыскари выезжают на место, к домику Лизы Калитиной, с томиком Тургенева в руке. Обследуют «Тургеневский бережок». «— Странно, коллега… Тургенев — известный любитель природы и мастер ее описывать, а в «Дворянском гнезде» ни слова об этой красоте… Выходит, не это место? Ведь писатель последователен в своих приемах, он не меняет почерк. — Не спеши с выводами, будем искать свидетелей».

Сыскари ищут, кто в заброшенном доме жил, что-то видел, слышал или помнил. Нашли какого-то деда, жившего в «Доме Лизы Калитиной» с незапамятных времен. Теперь у него новая квартира. Свидетель разочаровывает: «Не знаю я никакой Лизы Калитиной и знать не хочу!». «Стыдно, дедушка! — укоряют его сыскари, прежде забывшие бы деда через минуту. — Это же классика!».

Зарылись в архивах, узнали все про историю города, опустошительные орловские пожары, архитектуру и планировку улиц, по-настоящему увлеклись временем и его героями. «Представляешь, Тургенев, оказывается, в Орле бывал редко. Послушай, что он пишет другу — подскажи, в какой гостинице остановиться, а то Орел, дескать, знаю плохо… Это уменьшает вероятность того, что дом Лизы Калитины описан в романе достоверно, с железной орловской привязкой. К тому же, Калитины — вообще не дворянская фамилия, и реальных прототипов у героев «Дворянского гнезда», в отличие, например, от «Отцов и детей», нет. — А Лаврецкий — дворянская фамилия! Ты, кстати, заметил, как глубоко и драматично выписан этот образ? В Лаврецком есть черты, напоминающие мне самого Тургенева, с его умом и одновременно — склонностью к рефлексии и нерешительностью…».

Сыскари превращаются в людей, влюбленных в творчество великого земляка, а «вещдоки» становятся самоценными артефактами. «— Намеки на то, что сюжет «Дворянского гнезда» Иван Сергеевич позаимствовал у Гончарова, кажутся мне оскорбительными! — Это не намеки, а исторические свидетельства, приятель. Великих нужно принимать во всей их полноте, во всем многообразии их таланта, со всей сложностью биографий!».

Наука уже сегодня творит чудеса. Почему не закрутить сюжет и не переместить героев в прошлое? Так существовала Лиза Калитина или нет? Они не успокоятся, пока лично не опросят всех насельниц орловских монастырей, хоть как-то подходящих под описание героини. И это при том, что Иван Сергеевич «письменно показал» — Лиза Калитина приняла постриг в одном из отдаленных монастырей, не имеющих к О…ской губернии никакого отношения. Но наши следователи не теряют надежды. А вдруг?

И вот они в 19-м веке… «— Сестры, выстройтесь в ряд, как просят эти господа. Хоть я и уверила их, что среди вас нет никого, кто носил бы имя Лиза, они хотят удостовериться в этом лично». «— Спасибо, мать настоятельница. Жаль, что у вас нет личных дел сестер».

И мы погружаемся в мир судеб удивительных женщин, некоторые из которые могли бы стать орловской Лизой…

Архивные вырезки, цитаты из старых газет, ссылки на исследования краеведов, историков. Кто только не искал Лизу Калитину и ее дом… Но увы! Увы ли? Книга дарит целый мир — не исчезнувший, а воскрешенный, время Тургенева и его героев.

Не важно, существовал ли дом Лизы Калитиной, жила ли в нем Лиза, и была ли она вообще. Она есть в романе Тургенева. И каждый, кто этим романом восхищается, не обязательно даже знает, что есть на свете город Орел…

Как сказали авторы книги, подводя итоги поисков дома: «Коли какую-то реальную орловчанку наделили статусом Лизы, то она непременно должна была где-то жить! И одна легенда потянула за собой рождение другой… Наверное, это хорошо. Во всяком случае, благодаря И. С. Тургеневу и легендам, связанным с его романом «Дворянское гнездо», в Орле, пусть частично, но сохранился живописный уголок, дающий повод для воспоминаний о великом земляке…».

О недостатках «Лизы» говорить не буду. У кого их нет? Скажу о другом. Книга В. Матвеева и Е. Годлевской, формально опровергающая популярный миф о Лизе Калитиной и ее доме (нет никакого дома Лизы Калитиной и никогда не было — если утрировать), написана с такой любовью к Орлу, Тургеневу, родному краю и культуре вообще, что достигает обратного заявленному результата. После такого «разоблачения» «Дворянка» стала еще богаче и интереснее.

Фильм по «Лизе» можно закончить так: большой начальник, ознакомившись с докладом сыскарей, закрывает объемистую папку с «Делом Лизы Калитиной» и приказывает: «Сарай снести. «Дом Лизы Калитиной» воссоздать по образцу городских дворянских усадьб. Территорию облагородить». И добавляет с интонациями, которые прежде в его голосе никто никогда не слышал: «Не имеет значения, жила здесь Лиза Калитина или нет. Художественный вымысел сильнее реальности».

…Прямого отношения к «Ли­зе» эта концовка не имеет, но интересные книги рождают приятные ассоциации.

Яркий орловский день, областная библиотека им. Крупской («Бунинка»), одно из немногих орловских зданий, на котором отдыхает глаз — храм! А под его крышей, чуть ли не на чердаке, у окошка, за маленьким столиком, в хранилище среди стеллажей сидит еще живой Виталий Георгиевич Сидоров — директор этой библиотеки; человек, которого можно считать олицетворением интеллигентности. Строгий, умный, внимательный, немногословный и удивительно обаятельный — невысокий, сухонький, в очечках, ни разу, наверное, за всю свою жизнь не повысивший ни на кого голоса; краевед, руководитель, которого трепетали! Не от страха, а от уважения, доходящего до поклонения. Сидит, и читает, погрузившись в мир, о существовании которого многие даже не подозревают. Он бы «Лизе» порадовался.

Читайте книги, господа!

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц