Идеология российского пути

На вопросы газеты «Красная строка» отвечает заместитель секретаря Президиума Генерального совета партии «Единая Россия», заместитель руководителя аппарата — начальник Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ аппарата Государственной Думы ФС РФ Юрий Евгеньевич Шувалов.

— Последние события (имеется в виду, конечно, то, что произошло на Кавказе) и вызванный ими всплеск патриотических настроений показали, что эта новая государственная политика, эти ясно ощущаемые теперь элементы державности, курс на возрождение страны, в том числе достоинства страны, — все это получило поддержку практически всех слоев общества, включая самые разные политические силы. Никаких сомнений в этом нет. И вот в этой связи: «Единая Россия» — самая крупная, самая сильная партия на сегодняшний день в России. И как вот этот новый вектор нашей государственной политики, это усиление державности — как это скажется в партийном строительстве «Единой России», в партийной политике, особенно в свете того, что намечается съезд партии?

— Действительно, события, которые произошли неожиданно для большинства людей — хотя к этому определенные международные круги вели подготовку, — изменили ситуацию в стране. Для «Единой России» общественная поддержка действий власти, безусловно, является прогнозируемой, потому что эта поддержка была реализована избирателями и на выборах в Государственную Думу, и когда страна на президентских выборах поддержала кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева, которую предложила партия. Однако на втором плане присутствовал вопрос: почему избиратели все-таки поддерживают партию «Единая Россия», а не другие партии? А сейчас прозвучал ответ: потому что власть готова защищать свою страну, готова делать все, чтобы люди чувствовали себя не просто живущими на территории, а гражданами великой державы, которая имеет влияние на мировую политику и может защитить свою территорию и свой народ.

Сегодня это четко проявилось, и, безусловно, «Единая Россия» воспринимает это как дополнительную ответственность перед людьми. То, что происходит сейчас на Кавказе, — это очень тяжелый процесс, гибнут люди, раскручиваются межэтнические конфликты… Это в любом случае трагедия.

Но мы как партия должны сделать все, чтобы курс руководства страны не просто воспринимался как некий всплеск патриотического настроения в обществе, а чтобы государство действительно стало сильным и вот эта связь с обществом была устойчивой. А для этого, конечно, людям нужно не только время от времени видеть силу и решимость власти — необходимо навести порядок в стране, по большому счету. В первую очередь, конечно, стоит вопрос о борьбе с той же коррупцией, развитии территорий, финансировании проектов, которые могли бы создать условия для того, чтобы люди могли реально ощущать себя гражданами великой державы: нужно строить дороги, новые поезда, новые самолеты.

И вот сегодня произошло как бы некое осознание — и у людей, и у власти — нашего единства. Государство само по себе не сможет решить те проблемы, которые накопились в стране. Так же как и общество не может этого сделать без решимости властей. Поэтому консолидация, безусловно, дает шанс на развитие: будет выработана программа действий, появятся люди — настоящие патриоты своей страны, которые реализуют вот эту общественную поддержку и готовность власти двигаться навстречу всему обществу в ближайшее время. Если этого не будет происходить, тогда наступит разочарование, и оно окажется страшнее, чем та успокоенность, которая была до событий в Цхинвале. Оно будет ровно противоположным тому состоянию общественной консолидации и подъема, которое есть сейчас.

Поэтому у власти мало времени, и мы должны навести действительно такой порядок, который создаст условия для реализации задуманного. А это уже, в свою очередь, предполагает совершенно конкретные вещи, связанные с качеством жизни людей, строительством жилья, дорог, созданием рабочих мест — то есть все те программы, о которых мы много говорим, но которые, к сожалению, недостаточно активно реализуются, потому что не было вот этого союзничества между государством и обществом.

Развитие села, подъем нашей промышленности — понятно, что это не просто лозунги, это программы, которые надо реализовывать в современных условиях, с учетом задач, связанных с обеспечением конкурентоспособности. Мы находимся в конкурирующем мире, мировая экономика очень влияет на экономику отдельной страны. Мы не можем построить свое общество в изоляции от мира. Поэтому мы должны понимать, что опять-таки в связи с позицией, занятой руководством страны в отношении Южной Осетии, будут предприниматься меры, которые неблагоприятно скажутся на нашей экономической ситуации. Мы видим уже падение цен на нефть… Но, собственно говоря, это тоже говорит о том, что времени у нас немного и без активной работы, взаимодействия на всех уровнях мы можем оказаться в ситуации конца 80-х годов, когда наша экономика перестала решать задачи, продиктованные развитием страны. Вот этого допустить ни в коем случае нельзя.

— Что нового в рамках такой государственной политики мы можем ждать именно от «Единой России» как от партии? Чего мы можем ждать от этого съезда?

— Еще на прежних съездах мы перешли к так называемому проектному подходу. Речь о проектах, которые генерируются внутри партии, но, поскольку она имеет большинство в парламенте, получают перспективу и поддержку со стороны исполнительной власти. Это был первый опыт реализации общественно-государственного партнерства, например, такие проекты, как «Авиапром», развитие сельского хозяйства, «Чистая вода», «Фабрика мысли» — это проект, направленный на интеллектуализацию развития… Эти программы (часть из них уже работает) отражены в виде федеральных целевых программ, в виде государственных программ. И это говорит о том, что у «Единой России» есть реальные возможности реализовывать свои решения, свои позиции и программы. Собственно говоря, в этом ее главная обязанность как правящей партии — не просто заявлять некие намерения об изменении ситуации к лучшему, а реально добиваться этих результатов.

Были сделаны первые шаги, которые, безусловно, оценены людьми — это реализация тех же национальных проектов, ряда программ партии, которые, в частности, позволили повысить заработную плату, создать условия для развития промышленности. По крайней мере, понятие «промышленная политика» перестало быть ругательством, как то было в либеральные времена. То есть произошли заметные подвижки, но они еще недостаточно существенны относительно того реального положения, в котором сейчас находится страна. Поэтому мы говорим о том, что были предложены перспективные целевые задачи, мы получили от В. В. Путина некие ориентиры на долгосрочный период, и это сейчас позволяет нам говорить об индикативном планировании, о долгосрочном планировании и развитии страны. А значит, и каждый человек, каждая семья может думать о том, как планировать свою жизнь, жизнь родителей, жизнь детей, и это очень важно.

Сейчас предстоит съезд, на котором будет принята практически новая редакция устава партии. Я думаю, что будет принята и новая редакция программы. И это станет очень серьезным поводом для изменения позиции партии и для той работы, которая будет проводиться партией уже в обществе с целью обеспечить реализацию стратегии развития страны по всем направлениям.

Как мы говорим, закончился этап накопления ресурсов, созданы необходимые подушки безопасности, в том числе — и финансовые, и сейчас надо развиваться. Причем мы говорим о консервативной политике, о политике российского консерватизма. Это вопрос идеологии. Мы, как российские консерваторы, считаем, что страна должна развиваться на основе собственных традиций. И если мы в основу программы действий закладываем идеологию, то это дает основания для того, чтобы в партию пришли действительно те люди, которые искренне разделяют наши подходы.

До этого все-таки было не совсем так. До этого мы говорили, что мы — партия центра, политической стабильности, партия всех российских граждан. Сегодня мы говорим, что уважаем другие партии, но при этом исходим из того, что «Единая Россия» сформировалась как политическая сила, способная брать на себя определенные обязательства и их реализовывать. Поэтому мы можем четко определиться: кто мы и чем мы отличаемся от других.

Мы считаем, что наиболее приемлема для нас идеология российского консерватизма. Есть Ильин, есть Солженицын — как бы основоположники той идеи российского пути, российского вектора, который, собственно говоря, и может быть основой для работы партии. И мы продолжаем эту работу. Мы создаем институты в партии, которые, сотрудничая с ведущими университетами страны, развивают эту идеологию. И в результате в партию приходят люди, которые являются единомышленниками, а не карьеристы, желающие решить свои сиюминутные задачи. В связи с этим меняется и устав партии, который позволяет проводить кадровую политику соответствующим образом. Меняются подходы, связанные с программно-целевыми методами этой работы. По сути дела, мы прописываем политику партии во всех направлениях — социальную, промышленную, политику партии в области развития села, развития территорий, по крайней мере каждого федерального округа, и эта политика будет сориентирована на целевые долгосрочные задачи «Стратегии-2020», которые были заявлены.

В соответствии с ней мы будем настраивать работу исполнительной власти, будем спрашивать с губернаторов, с мэров городов, с правительственных чиновников, министров по тем программам, которые они должны реализовать в рамках вот этой общей политической задачи. Сейчас благоприятная ситуация: большинство людей, занимающих высокие должности, являются представителями партии. Поэтому у нас появляется возможность разговаривать с ними конкретно: происходит ли движение, есть динамика в реализации заданных программ или нет? То есть это уже ясные критерии по оценке эффективности работы тех или иных крупных чиновников. Я думаю, что это сможет изменить ситуацию в стране достаточно быстро.

— Что греха таить: любая правящая партия притягивает к себе массу, скажем мягко, случайных людей, конъюнктурщиков, карьеристов. «Единая Россия» этого тоже не избежала, так же как и КПСС в свое время. В общем-то, это и звучало как критическое замечание или претензия к партии. Сможет ли вся эта, скажем так, случайно попавшая в партию публика соответствовать новым задачам? Или она просто по-флюгерски сделает вид, будто восприняла их? Словом, потребуется, видимо, какое-то очищение и самой партии?

Вот Вы коснулись борьбы с коррупцией. И это тоже проблема, которая может консолидировать самые разные политические силы, как показывает даже практика нашего региона…

— Конечно.

— Но борьба с коррупцией затронет чиновничество, которое тоже прилепилось к правящей партии…

— Мы понимаем, что коррупция — это беда, которая останавливает нас и не дает нам развиваться и душит, собственно говоря…

— Так как же быть с кадрами?

— Нужны открытые публичные проекты, в частности, по взаимодействию со средствами массовой информации. У нас есть, например, проект «Гражданский контроль», когда мы даем возможность региональному журналисту получить позицию на федеральном уровне, провести свое журналистское расследование, обратить на проблему внимание тех же депутатов и получить соответствующую оценку своего труда. Это очень эффективный проект с точки зрения той же борьбы с коррупцией.

Если же говорить о кадрах, у нас есть очень, как мне кажется, эффективный инструмент — это праймериз, когда происходит отбор людей опять-таки через публичную процедуру их продвижения, так называемые предварительные выборы: человек выступает публично, встречается с людьми и доказывает свою программу. И внутри самой партии происходит конкурс на лучшую кандидатуру, которая в итоге занимает ту или иную позицию — губернатор, мэр или депутат, поддержанный партией. Я должен сказать, что на эти должности по закону партия уже имеет влияние, партия может предложить Президенту через определенный механизм свою кандидатуру губернатора. А дело уже Президента — поддержать или не поддержать, выдвинуть эту кандидатуру в законодательное собрание или нет. Окончательное решение будет, конечно, за законодательным собранием.

Поэтому для крупных, больших партий возможности сегодня открыты очень серьезные: те партии, которые имеют большинство в обществе, большинство в законодательном органе власти, практически любой вопрос могут решить. Но зачастую именно партийный аппарат душит эту инициативу. Поэтому для нас важны публичные, открытые формы работы, которые, в конечном счете, подведут ситуацию к тому, что люди определят и поправят ситуацию на местах. В конце концов, партия состоит из людей, везде проходят партийные конференции, форумы, съезд, на которых выбирается руководство. Если в том или ином регионе к руководству партии пришли чиновники, решающие свои личные задачи или, не дай Бог, коррупционеры, то эту ситуацию надо разрешать именно через демократические процедуры. И мы сейчас к этому стремимся. Я уверен, что в партии пойдут процессы, которые просто будут обязывать все должностные лица быть открытыми перед обществом, и в первую очередь тех, кто работает в партии. В том числе мы, кстати, вводим механизм ротации: больше двух сроков никто, ни один представитель номенклатуры не будет занимать должность.

— Это было бы замечательно! Вот маленькая иллюстрация из орловской ситуации к тому, что вы сказали. Две недели назад мы опубликовали интервью с депутатом Орловского областного Совета, членом «Единой России» и даже бывшим секретарем её регионального политсовета П. А. Меркуловым (сейчас его сменил И. Я. Мосякин, который является председателем областного Совета). Интервью жесткое, антикоррупционное. Как вы думаете, не должна ли региональная организация «ЕР» собраться, обсудить ситуацию?

— Я думаю, все это предмет для обсуждения и на Х съезде партии, и в региональных организациях, и мы, безусловно, будем это обсуждать. И новая редакция Устава предполагает, что неприкасаемых в партии не будет. Я думаю, что в ближайшее время такое реальное очищение партии уже начнет происходить.

— Спасибо. Орловцы поддержат все усилия по возрождению России.

«Красная строка».

Лента новостей

Отчетность