Орловская искра № 23 (1244) от 25 июня 2021 года

Как муха в паутине

В современной России ни один человек не может почувствовать себя защищенным. Если вы не являетесь «берлинским пациентом», не ходите на оппозиционные митинги, регулярно платите налоги и коммуналку, у входа в магазин надеваете не только маску, но и перчатки, все равно вас могут признать виновным по любым вымышленным обстоятельствам. Даже, если вы умерли, то заботливое государство и в этом случае не сможет оставить вас в покое и потребует выплатить несуществующий долг.

Это у оторвавшегося от жизни вождя Россия — одна большая семья, а на самом деле отношения в обществе совсем иные — homo homini lupus est.

А теперь от теории перейдем к практике и посмотрим, как работает государственный аппарат во вред интересам общества, а не на благо.

В мае 2019 года сразу несколько средств массовой информации опубликовали сообщение о том, что жители домов, обслуживанием которых в течение последних 9—10 лет занимается МУП ЖРЭП (Заказчик), получают в массовом порядке приказы мировых судей г. Орла о якобы имеющейся у них задолженности по коммунальным платежам перед рядом управляющих компаний, находящихся в состоянии банкротства или ликвидации. Это событие коснулось жителей домов, расположенных во всех районах Орла, но для примера предлагаю рассмотреть только эпизоды, связанные с ЗАО «ЖРЭУ-1», ранее обслуживавшим жителей Советского района.

Примечательно, что «задолженность» образовалась за период, в течение которого услуги по обслуживанию не оказывались.

При этом суммы «задолженности», по данным моих источников, начинались от 500 рублей и могли заканчиваться несколькими тысячами. Каким образом сотни людей стали без вины виноватыми? Для того чтобы начать свое собственное расследование, нужно было опереться на документы, чтобы выстроить логическую цепочку событий. Поскольку многие действующие лица этой истории так и не поняли, как подобное могло произойти, повествование будет длинным, подробным и с ссылками на существующее законодательство.

Суд приказывает даже умершим?

Приказное судопроизводство с 1 июня 2016 года в России стало обязательным. Для судов и взыскателей это облегчает процесс, т. к. судья рассматривает представленные взыскателем документы единолично без присутствия сторон. Однако при таких обстоятельствах взыскатель всегда оказывается в более выгодных условиях, нежели должник, поэтому подобная ситуация дает большие возможности для мошенничества и фальсификаций.

Наш дом также оказался в «должниках». Но поскольку я не являюсь субъектом спора, т. к. приказ был выдан на отца, умершего за несколько лет до вынесения судебного решения, то приказ с пометкой об этом курьерской почтой вернулся обратно. Но аппарат мировых судей оказался столь настойчив, что направил его для исполнения в службу судебных приставов. А дальше — пошла писать губерния. Одно постановление судебного пристава-исполнителя, набранное 12 кеглем, содержит 3 странички. Понятно, что рано или поздно от судебных приставов документы вернутся снова взыскателю с нулевым результатом. Так зачем же было огород городить? То есть маховик государственной машины крутится вхолостую.

Ведь в соответствии с пп. 1, 2 ст. 17 ГК РФ правоспособность гражданина (как способность иметь гражданские права и нести обязанности) возникает в момент его рождения и прекращается смертью.
На этот счет имеется разъяснение в виде постановления пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9, где в п. 6 черным по белому написано: «Суд отказывает в принятии искового заявления, предъявленного к умершему гражданину, со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью».
Мировые судьи г. Орла действуют автономно от федеральных законов?

А как насчёт исследования доказательств?

Далее меня интересовало, на каких документах основывалось вынесение судейского приказа. В своих приказах мировые судьи указывают, что исследуют сведения, изложенные в направленном взыскателем заявлении и приложенных к нему документах.

Здесь следует дополнить, что положения ст. 195 ГПК РФ возлагают на суды обязанность по вынесению законных и обоснованных судебных решений (ч. 1). Принцип непосредственности исследования судом доказательств установлен ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В качестве доказательств по просроченным платежам за коммунальные услуги, оказанные управляющей организацией (далее УО), в судебной практике обычно выступают протокол собрания собственников по выбору управляющей компании, договор управления многоквартирным домом, где прописаны предмет договора, права и обязанности сторон, а также расчет взыскиваемой суммы. Разумеется, что в зале суда представленные расчеты полностью проверить невозможно (за исключением тарифов), в связи с этим в теории взыскатель может потребовать от должника любую понравившуюся ему сумму.

А вот проверить, заключен ли договор управляющей организации — взыскателя с конкретным многоквартирным домом, легче легкого. Пара щелчков мышью и мы у цели — сайт «ГИС ЖКХ» https://dom.gosuslugi.ru выдаст название УО, дату заключения договора и, конечно же, сам договор. Данные абсолютно официальные и общедоступные. Кроме того ч. 2.1. ст. 162 ЖК прямо указывает, что договор управления многоквартирным домом должен быть размещен управляющей организацией в системе. Также п. 9 ст. 161 Жилищного кодекса РФ подразумевает, что каждый многоквартирный дом может иметь управление только от одной управляющей организации.

Собственно правительство РФ и внедрило электронную систему ЖКХ для того, чтобы не было разночтений и чтобы можно было легко отслеживать деятельность управляющих компаний.

Т. е. официальные данные, содержащиеся в системе, полностью опровергают сведения, представленные конкурсным управляющим о якобы имеющейся у жителей задолженности перед ЗАО «ЖРЭУ-1» за 2016-2017 гг. Приведу для примера результаты только по трем адресам, где осуществлялась в массовом порядке рассылка приказов мировых судей, дата начала управления МУП ЖРЭП (Заказчик): ул. Тургенева, 16 — с 01.04.2011 года; ул. Октябрьская, 205 — с 01.02.2011 года; пер. Ягодный, 6 — с 01.12.2010 года и по настоящее время. Аналогичные данные имеются и на сайте муниципальной организации, занимающейся управлением дома.

Однако имеющуюся в деле правовую брешь нужно было хоть чем то заполнить, поэтому вместо договора и протокола собрания в качестве доказательств фигурирует постановление Администрации города Орла от 27 ноября 2007 года № 2770 «Об управлении многоквартирными жилыми домами в городе Орле», подписанное тогдашним мэром Орла А. А. Касьяновым. В документе весь город поделен между жилищно-ремонтными управлениями, существовавшими на то время. Хотя данное постановление и является до сих пор действующим, но содержит устаревшую информацию о многоквартирных домах, в которых «собственники помещений приняли решение о выборе способа управления и реализовали его в соответствии с требованиями жилищного законодательства». И этот документ ни в коей мере не может подменить собой существующий договор.

Муниципальный правовой акт давно не имеет нормативного характера, однако его существование еще раз наглядно показывает, что должностные лица муниципального образования «Город Орел» не осуществляют регулярный мониторинг имеющихся постановлений и своевременно не реагируют на изменившиеся условия правового поля, т. е. не вносят изменения и не отменяют устаревшие документы.

Переход от одной управляющей компании к другой — довольно сложная процедура. Кроме протокола собрания собственников и заключения договора с новой УО, последняя обязана сообщить о данном факте в орган государственной жилищной инспекции для включения дома в реестр лицензий. По иронии судьбы жилинспекция находится в том же здании, что и участки мировых судей, но этажом выше.

То есть возможностей для объективной, всесторонней и полной, как того требует закон, проверки поданных документов у мировых судей было более чем достаточно. В конкретном случае суд не сопоставил представленные конкурсным управляющим документы с имеющимися данными по управлению МКД в электронной системе и принял за основу недостоверные и недопустимые доказательства, вместо того, чтобы возвратить кипы бумаг взыскателю на основании отсутствия документов, подтверждающих заявленные требования (п. 1 ч.1 ст.125 ГПК).

Конкурсный управляющий не представил в суд договор, протокол собрания собственников или выписку из него, потому что таких материалов у него просто быть не могло. Поэтому в качестве доказательной базы были предъявлены ложные документы, информация в которых не соответствовала действительности. Кроме того, если управляющая организация в указанные заявителями сроки не находилась в договорных отношениях с ответчиками, не оказывала им услуг, то предъявленные расчеты могут носить исключительно фиктивный характер. Сравниваю сумму «долга» с квитанциями счетов за аналогичный период, присланных управляющей организацией, обслуживающей дом — получается ни два, ни полтора. До двух месяцев «задолженность» явно не дотягивает, а для одного оказывается слишком много.

При этом конкурсный управляющий целиком и полностью согласился с отменой судейских приказов и не подал в дальнейшем ни одного искового заявления в суд, очевидно, хорошо понимая бесперспективность дальнейшего судебного разбирательства.

В содержание никто и не вдумывался

Ранее, еще до банкротства УО аналогичные иски рассматривались федеральными судами общей юрисдикции, разница в рассмотрении документов очевидна: «Суд, выслушав представителя истца, исследовав письменные материалы гражданского дела, находит исковые требования ЗАО «ЖРЭУ-1» законными, подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. Общим собранием собственников многоквартирного жилого дома была выбрана управляющая организация ЗАО «ЖРЭУ-1», что также подтверждается протоколом общего собрания собственников многоквартирного жилого дома… Истцом был заключен договор управления указанным многоквартирным жилым домом». То есть в данном случае постановление администрации даже не упоминается.

То, что в приказах мировых судей оказались покойники или люди, которые давно продали свою недвижимость, показывает, что заявления взыскателем составлялись на основе старой базы данных, актуальной на момент перехода дома под управление новой УО, т. е. 9-10 летней давности. А здесь уже усматриваются неправомерные действия в отношении персональных данных и причинение лицам материальных убытков и морального вреда в результате нарушений правил обработки таких данных.

Объясню, что происходит со счетами жильцов при смене управляющей компании: если отсутствует задолженность, то счета автоматически закрываются, в случае дебиторской задолженности проводится претензионная работа, в том числе долги можно истребовать в судебном порядке. При этом дебиторская задолженность перед управляющей организацией будет числиться до получения оплаты или до истечения срока исковой давности, т. е. в любом случае через три года дебиторская задолженность списывается на финансовые результаты. Поскольку ЖРЭУ-банкрот не занималось около 10 лет обслуживанием вышеуказанных жилых домов, то и старые лицевые счета должны быть все уже закрыты. Операция закрытия лицевого счета является процессом необратимым, то есть заново открыть такой лицевой счет не получится.

Елена Образцова.
(Окончание
в следующем номере).

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц