Красная строка № 20 (326) от 5 июня 2015 года

Какая книга — без начала?

ОвсяниковаОН

Копию этого документа я держал в собственных руках. Он есть, он существует и называется просто — «Свидетельство». А дальше следует такой текст: «Тов. Овсянникова Ольга Николаевна, зав. филиалом музея И. С. Тургенева, занесена 26 марта 1966 г. в Книгу Почета за плодотворную научно-исследовательскую работу и активное участие в общественной жизни». И подписи: секретарь горкома КПСС И. Панин, председатель горисполкома Н. Удалов.

Ключевые слова здесь: «Книга Почета» и «занесена». Документ свидетельствует, что подобная процедура совершалась и полвека назад, и, стало быть, должна сохраняться преемственность, ведь Книга Почета в Орле существует и ныне.

Но если вы откроете эту нынешнюю Книгу, то удивитесь: первая запись в ней датирована 2005 годом. И ни о какой другой Книге Почета ни в городском Совете, ни в администрации города Орла не знают, не помнят и даже не слышали.

Историю действующей Книги в общем восстановить удалось. Она возникла по предложению депутатов городского Совета, избранного в 2001 году, и стала своего рода «громоотводом» для того вала претендентов на звание «Почетный гражданин города Орла», который в те годы поднялся с легкой руки властей. Дело в том, что быть Почетным гражданином Орла в двухтысячные стало не просто престижно, а еще и материально выгодно: несоветская власть решила в духе рыночных отношений подкармливать Почетных граждан из местного бюджета: куда же «в рынке» без материального стимула! Но постсоветский бюджет Орла оказался менее платежеспособным, чем советский. А оплачиваемого почета на душу населения становилось все больше и больше. Вот и решили депутаты: раз уж на почёт претендуют многие, так пусть будут записаны в специальную книгу без всяких выплат. Сначала так и было: просто почёт — для записанных в специальную Книгу. Но в последствии все-таки стали платить и за него.

Только вышло всё как-то однобоко. Ведь постсоветскую Книгу начали с чистого листа. А про то, что было раньше, даже не задумались.

Тут уместно вспомнить о тех самых Почетных гражданах города, рост числа которых депутаты горсовета хотели притормозить созданием Книги Почета. Вопрос даже не в том, много их или мало набралось за последние пятнадцать лет. Интересно другое: летопись Почетных граждан города Орла сохраняет свою преемственность аж с дореволюционных времен. И в специально изданном сборнике, где рассказывается о каждом из них, есть и великие князья, и царские губернаторы, и секретари горкома, и красные директора. А вот Книга Почета почему-то хранит лишь имена, признанные почетными только в 21 веке. Не странно ли?
Получается, что история сохранила только одно имя из советской Книги Почета. Это Ольга Николаевна Овсянникова. Если музей И. С. Тургенева очень постарается этим летом — организует достойное мероприятие, соберет журналистов и общественность, — то уже в августе широкая орловская публика узнает (или вспомнит) об этом человеке всё. Дело в том, что в 2015 году, в конце лета, исполнится ровно 60 лет, как О. Н. Овсянникова начала работать в Орловском государственном музее И. С. Тургенева.

Выпускница Львовского университета, она приехала в Орел из Ужгорода, где работала в областном архиве заведующей секретным отделом. Она знала несколько славянских языков, в том числе — чешский, польский, болгарский, и в Орле была одной из немногих людей с университетским образованием. В Орел перевели ее мужа — партийного работника В. Г. Овсянникова. Он вошел в историю нашего города как создатель областной телерадиокомпании. У истоков орловской телевизионной журналистики стоял именно этот человек — Василий Григорьевич Овсянников. Но у его супруги Ольги Николаевны был свой, не менее славный пусть.

В 1956 году она становится заведующей музеем писателей-орловцев, который входил в состав единого государственного музея И. С. Тургенева как филиал. Работая именно на этой долж­ности, Овсянникова и был занесена в Книгу Почета. И дальнейшая ее деятельность стала дополнительным подтверждением оказанных ей Советской властью почета и уважения. Ведь это именно она, Ольга Овсянникова, возглавляла орловский музей Тургенева в те годы, когда вся литературная общественность страны и наши зарубежные друзья отмечали 150-летие со дня рождения знаменитого русского писателя (1968 г.), а в знаменитой усадьбе Спасское восстанавливался сгоревший дом писателя. Именно при директоре Овсянниковой деревянный дом с мезонином и каменной галереей обрел те черты, которые известны теперь каждому мало-мальски образованному человеку. Не хватало только резьбы на фасаде да внутреннего убранства дома-музея.

Ольге Николаевне не суждено было завершить начатое. Тяжелая болезнь приковала ее к больничной койке. Овсянниковой предстояла непростая операция, а ее заявление об уходе с поста директора все еще лежало в областном управлении культуры неподписанным.

Тем не менее, перерезала ленточку на открытии дома в Спасском уже не Овсянникова. И лавры за открытие всем известного теперь дома-музея Н. С. Лескова достались опять же не ей. Хотя именно Ольга Николаевна, возглавлявшая объединенный музей И. С. Тургенева с 1967 по 1972 год, добилась и расселения жильцов, и перевода в другое помещение бактериологической лаборатории из старого дворянского особняка на Октябрьской. И под руководством Овсянниковой началась замена сгнивших венцов старого сруба. А первый тематико-экспозиционный план будущей экспозиции дома-музея Лескова написала она сама.

Ольга Николаевна не в обиде на судьбу. Она гордится тем, что более тридцати лет своей жизни посвятила музею Тургенева, и считает годы директорства просто частью этой своей музейной биографии.
Знак Министерства культуры СССР, медаль «За доблестный труд» и орден «Знак почета» — вот только некоторые из ее наград.

…А сколько еще интересных имен и биографий, наверное, можно было бы узнать из городской Книги Почета, если бы она сохранила преемственность до наших дней!

В январе 2013 года Орловский городской Совет народных депутатов принял решение о новой редакции Положения «О Книге Почета города Орла». Этим решением, в частности, установлена ежемесячная денежная выплата из городского бюджета в размере 7800 рублей. Это значит, что все, записанные в Книгу, вправе получать эту надбавку. Хорошо это или плохо для орловского бюджета — отдельная тема. Но факт есть факт: выплата установлена. И есть другой факт: из Книги Почета г. Орла почему-то вычеркнут и предан забвению ее советский период. Однако от того, что в новом издании Книги даже не упомянуты заслуженные советские орловцы, они не перестали быть таковыми, то есть лицами, официально занесенными в разные годы в Книгу Почета, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как Ольга Николаевна Овсянникова, например. Было бы вообще нелишним узнать полный список почета советских лет: кто, когда и за какие заслуги. И сравнить с нынешним. Думаю, можно было бы сделать немало открытий по части представлений орловского общества о заслугах и мотивации почета!

В любом случае дело чести для городских властей восстановить историческую справедливость — найти и переиздать или восстановить, условно говоря, Первый том Книги Почета. Чтобы отдать дань уважения тем людям, которые когда-то были вписаны в нее: умершим — посмертно, живым — в соответствии с действующим положением о Книге.

Ведь такие документы эпохи не могут исчезать бесследно. Даже если предположить, что в «революционном» угаре 90-х старую Книгу Почета банально списали в архив, то все равно должны остаться какие-то записи об этом списании: кто, когда и в какой именно архив? А если списания не было, тогда, извините, возникает юридическая коллизия, ибо не может принятое депутатами горсовета положение о Книге Почета распространяться только на часть ее! Не так ли?

Может быть, прокуратура области поможет отыскать концы во все этой истории и расставить точки над «i»?
Сегодня на самом высоком государственном уровне говорят о необходимости связать, наконец, неоднократно порванную связь времен в отечественной истории: от Российской империи через СССР до наших дней. Чтобы больше не было никаких делений на «до» и «после», на «правильную» историю и «неправильную». Но история — это, прежде всего, люди. Они же — герои истории. И если мы сегодня по тем или иным причинам пренебрегаем героями прошлого, если они не вписываются в некие современные «критерии почета», а на щит подымаем только современников, то о какой преемственности можно говорить тогда? В том-то и состоит цель, чтобы найти, а вернее — осознать единство, общность критериев героизма и почета — что в прошлом, что в настоящем. Один из них, по-моему, очевиден — это бескорыстное созидание. Если человек проявил себя именно так, то будь он советский труженик или «герой нашего времени» — его можно и нужно вносить в Книгу Почета. Ведь по большому счету она для того и существует, чтобы, перелистывая ее, люди из поколения в поколение видели единство критериев достоинства и старались жить так же, не виляя и не приспосабливаясь. Не в этом ли и заключается преемственность?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность