Орловская искра № 28 от 26 июля 2019 года

Камо грядеши?

Здание кинотеатра «Победа», расположенное на улице Ленина в Орле, продано за 45 млн. рублей», — такая информация появилась недавно на сайте информагентства «Орловские новости». Торги состоялись 12 июля, когда Русская православная церковь отмечает день памяти апостолов Петра и Павла.

По информации «ОН», новым хозяином кинотеатра стала фирма, связанная с неким ливенским бизнесменом, который якобы хочет осуществить давнюю мечту орловских православных общин — воссоздать на месте кинотеатра храм во имя Георгия Победоносца, стоявший здесь вплоть до 1946 года. Сам бизнесмен ничего определенного по этому поводу журналистам не сообщил. Но про него известно, что он «находится в теплых отношениях со старцем Илием (Алексеем Ноздриным)» и «является председателем приходского совета православного прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Бараново».

Реакция общественности не замедлила себя ждать. Те же «Орловские новости» отметили со ссылкой на мнение орловских «градозащитников», что «инициатива по строительству храма на месте кинотеатра способна привести к волнениям в обществе». И хотя перспектива «храма вместо кинотеатра» пока весьма и весьма туманна, в интернете уже появились недвусмысленные комментарии.

Вот такой, например: «Храм культуры будет уничтожен коммунистом-губернатором. Ну зачем городу культура, совершенно ни к чему. А чего у нас в Орле не хватает больше всего? Ну, конечно же, церквей. Их у нас критически мало… А предыдущий коммунист-губернатор поставил в городе памятник, нет не коммунисту, а царю!?!! Тенденция, однако. А соответствует ли КПРФ своему названию?»

Или так: «Клычков тут не при делах. Капитализм. Мы живем в такое время, когда подобные действия вполне в рамках закона, а отношения между людьми (что такое хорошо и что такое плохо) уже ни чем не регламентируются».

«Теперь центр города наверняка останется без кинотеатра, зато с фонтаном. Мечта губернатора сбудется».

И в том же духе: «Еще и с кучей храмов и памятником царю. Истинно «коммунистический» подход…»

Еще варианты: «Деды и отцы строили предприятия, кинотеатры, мосты и дороги, дети и внуки строят бутики с китайской лабудой, церкви для замаливания грехов и домики в горках-наугорках, в которых долгими зимними вечерами можно думать о Родине».

«Что-то дешево, все-таки центр. Лучше бы открыли детский кинотеатр».

«Откроют церковно-приходскую школу».

Одним словом, в почти неподвижном орловском воздухе запахло екатеринбургской «движухой» с поправкой на местные условия: «Губернатор-коммунист».

Но что на Урале, что у нас — явно просматривается одно устойчивое или, как говорят философы, «коллективное бессознательное». Наше общество, и, видимо, достаточно активная его часть искренне не понимает, зачем нужны храмы, зачем нужны храмы воссозданные, почему люди хотят построить «лишний» храм? И это главный пробел во всех дальнейших логических конструкциях. В них просто нет смыслового места для храма. Да и вообще для явлений русской истории, кстати («коммунист -губернатор поставил памятник царю»).

А между тем, не странно ли: если деды и отцы строили предприятия и мосты, то почему сыновья и внуки увлеклись «бутиками с китайской лабудой»? Ведь даже если вспомнить старину, то вплоть до 20 века и на протяжении столетий в России не прерывалось церковное строительство. То есть и деды, и отцы, и сыновья строили храмы. А потом вдруг — только предприятия, мосты и… бутики! Может, всё потому, что в нашем общественно-историческом развитии был период, когда мы уж слишком увлеклись материальной культурой? Ведь если из поколения в поколение заботиться о развитии «среды», чтоб «не заедала», то с какой стати отказываться от бутиков и прочих радостей потребительской цивилизации? Почему, в конце концов, не захотеть «жить как в ЕС» и под это дело «реформировать СССР» с последующим уничтожением не просто крупнейшего социалистического государства, но уникальной цивилизации с более чем тысячелетней историей!

В ней, например, были люди, которые строили храмы в честь Софии, Премудрости Божией. Мы сегодня с вами, сидящие за компьютерами и управляющие послушными авто, способны понять, что такое премудрость Божия? А эти строители понимали! И пока это понимание было у них, богател их город — Великий Новгород. Но вот ведь парадокс: понастроив дорог, мостов и предприятий (выражаясь современным языком) и охладев к церковному строительству, тот же Новгород в развитии своем выродился в олигархическую демократию и стал поглядывать на Запад. Но московский царь помешал — тот самый, которому губернатор-коммунист в Орле памятник поставил. Хоть и не был тот царь образцом святости, а свой камень в фундамент единого и могущественного государства заложил, в фундамент нашего будущего! За то и памятник ему.

Разделять материальное и духовное у нас начали относительно недавно, «при дедах». А ведь если задуматься, делить нельзя. Ни одно общество не устраивалось еще на основах науки и разума, как прозорливо подметил Достоевский. Обязательно нужен идеал, мечта возвышенная, стремясь к которым люди и свои земные дела устраивают лучше. Таким идеалом для всей человеческой цивилизации 2000 лет назад стал Христос. Отказ же от этого идеала, считают солидные люди (и можно смело поверить им), теперь грозит гибелью всей земной цивилизации.

Русское православие восприняло христианство во всей его полноте. В том смысле, что приняло без рассудочных западных католико-протестантских оговорок главное в христианском учении — идею преображения человека, что определяет цель развития — не успех, не комфорт, в первую голову, а его, человека, совершенствование. Без этого невозможно не только спасение в вечности, но никакое земное преуспевание: как ни строй Вавилонскую башню, рано или поздно разрушится она.

Православные храмы стали воплощением мечты в это преображение человека и мира. Каждый храм — воплощенная в камне и красках модель его. Никто не знает точно, каким будет этот обновленный мир. Но духовность тем и отличается от рационализма, что ощущает тайну мира и замысла, тем самым настраивая себя на высокий лад, на созидательные и вместе с тем бережные отношения с мирозданием. Кроме того, каждый храм — это еще и особым образом обустроенное место для молитвы вместе с единомышленниками, то есть общественно-значимое место для «настройки» ума и чувств многих на высокий лад. Подобное было явлено еще Моисею вокруг неопалимой Купины: «Сними обувь твою!» И для верующего человека само собой очевидно, что чем больше таких мест рядом с его жилищем или рабочим местом, тем лучше. Молиться одному можно везде и даже вне всяких условий, но вместе — лучше в храме, чтобы чувствовать единство. А если любишь, то место для встречи постараешься обустроить как можно лучше, не так ли?

Но если нет веры и любви, нет чувства сложной и вместе с тем манящей тайны бытия, то действительно становится непонятным, зачем все эти сооружения с куполами и крестами? Наполеон, стоя на Воробьевых горах, недоумевал: зачем столько церквей в русской столице? И они горели в страшном пожаре нашествия «двенадцати языков». Прошло двести лет, и потомки победителей Наполеона так же, как он когда-то, недоумевают: зачем нам новый храм, когда уже другие есть? Какой Бог? Какая тайна мира — истина в том, что доступно пониманию разума! Всё та же наполеоновская самонадеянность, накрывшая и нас вслед за «прогрессивной» Европой! Она и впрямь неплохо устроилась на земле. Можно и так сказать, если не заглядывать под ковер такого благополучия и не желать большего.

Проблема кинотеатра или сквера, на мой взгляд, здесь вторична. Недоумевающее сознание просто ищет повод, чтобы объяснить самому себе свое недоумение самой идей возведения «еще одной церкви». Хотя варианты тут возможны. Вот кинотеатр «Родина», например, вряд ли стоит разрушать даже ради храма. Но это отдельная тема. Говорят: «Стройте храмы на пустырях». Но ведь каждый из них — это ещё и символ особой цивилизации. Если одну цивилизацию задвигать исключительно на задворки, то в центре места буду заняты символами какой-то другой цивилизации. «Макдональдс», например. Или торговый центр «Европа», или советский кинотеатр, переставший быть таковым по существу выполняемых функций. Но цивилизовано ли всё это? Вот уже и на Западе недоумевают: мол, россияне, определитесь с путями развития; не советские, не православные — чего вы хотите?

И действительно, чего? Пока что налицо все признаки развития цивилизации «Кин-Дза-Дза». (Смотрели фильм Г. Данелии?) И неважно, красный или какой-то другой цвет (например, синий «еэсовский») будет приоритетным в «цветовой дифференциации штанов», определяющей, кто перед кем и сколько раз должен приседать. Мы идем к подобной цивилизации семимильными шагами: одна музыка, которую слушают «сыновья и внуки», чего стоит!

«Где сокровище ваше, там и сердце ваше», — сказал Христос. Сокровище многих орловцев не в храме. И с этим приходится считаться. Как там в Евангелии? «А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то выходя из дома или города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской, нежели городу тому». По-моему, исчерпывающе сказано. И сторонникам воссоздания храма на месте кинотеатра не следует брать на себя то, что им не принадлежит. Нет хуже рабства, чем «принудительная добродетель», писал на заре 20 века русский публицист М. Меньшиков. И к этому тоже нужно прислушаться, чтобы в очередной раз не наломать дров.

Увы, духовному просвещению в государственной и самой массовой школе так и не дали должного хода — не только власть, но и «цивилизованные» родители тоже. Вот даже митрополит Илларион, руководитель отдела внешних церковных сношений Русской православной церкви, правая рука Патриарха московского и вся Руси, — и тот признаёт: дескать, концепция «Москва — Третий Рим» утратила свою актуальность, потому что население современной России с большой натяжкой можно назвать православным народом. Какое уж тут строительство храмов — один раздор и «обнимания» скверов и кинотеатров получаются.

Но если уж вспоминать изречение старца псковского Спасо-Елеазаровского монастыря Филофея, то нужно вспоминать до конца: «Москва — Третий Рим, а четвертому не быти!»
Одним словом: «Камо грядеши?» Куда идем, бывшие православные? Потеряв собственное лицо, народ, как и отдельные личности, обречён раствориться в толпе. Есть о чем задуматься.

Андрей ГРЯДУНОВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц