Орловская искра № 33 (1211) от 16 октября 2020 года

Когда из Орла не захочется уезжать

«Реликтовые деревья» в сквере Ермолова не дают мне покоя — вот что я вам скажу! Знаю, что нет их там, а беспокойство не отпускает.

Примерно такое настроение появляется всякий раз, как посещаешь сессии Орловского горсовета.

Долгие годы власть приучала орловцев к тому, что ничего хорошего не будет. Орловцы набычились и всякую инициативу власти встречали в штыки. Хорошего не будет, так хоть поорем всласть, порвем на груди тельняшку — «упыри» испугаются, глядишь — и отступят.
Возникла особая атмосфера, особый алгоритм действий, когда каждое действие мгновенно вызывало противодействие. И зачастую этот алгоритм был оправдан — хорошего-то все равно ничего не будет, не обещают.

И вот власть сменилась, пришел новый, не похожий на других, губернатор. Как его только ни шпыняли, а он выбрал линию и, ни на кого не обижаясь, спокойно ее гнет. Один раз только отступил — в сквере Ермолова, тоже «реликтовые деревья» пригрезились.

По Орлу становится приятно гулять. Жаль, что деньги на празднование 450-летия города выделены не сегодня. Тогда у нас, возможно, появились бы по-настоящему красивые набережные.

Архитектуру зданий, планировку города не поменять. Зато можно благоустроить парки и скверы. Это происходит. Народ оттаивает и перестает набычиваться — перемены нравятся. Но инерция тоже велика.

Поэтому первый пункт повестки 2-й внеочередной сессии горсовета — о парке Победы — я, извините, до конца не дослушал. Всякий раз, как у меня появляются сомнения в том, что демократия — это благо, я бегу прочь, в сквер Ермолова искать реликтовые клены.

Вот и на этот раз, как только в зале поднялась женщина и начала кричать на начальника городского управления градостроительства В. В. Плотникова, продолжавшего стоять на «трибуне» после короткого доклада, тревога погнала меня в сквер, в тень «реликтовых деревьев».

Гуляя по бестолковому скверу, думалось о том, что в последнее время хочется одного — чтобы приняли закон, позволяющий специалистам спокойно, без помех работать.

Я предполагал, что почти неизбежно будет на сессии, поэтому с В. В. Плотниковым поговорил о парке Победы заранее.

Давайте просто представим, каким парк будет. Все изменения — уже в планах, их нужно лишь реализовать.

Конкурс концепций (анонимный, чтобы не было предвзятого отношения) выиграли москвичи. Ответ на вопрос, что такого уникального, чего не могли предложить орловцы, облазившие парк Победы вдоль и поперек, предложили московские проектировщики, обескуражил.

Московская фирма предложила самый щадящий проект, основанный на бережном отношении к уже существующей структуре места. Прежде всего, это грамотно проложенные в середине 70-х годов дорожки. Кардинально менять тут ничего не нужно, следует лишь дать «тропам» новое покрытие, почистить и расширить их.

Последнее особенно важно, что подтвердит любой, катавшийся зимой по парку Победы на лыжах. Экстрим не экстрим, но влететь на повороте в поваленный гниющий ствол в парке Победы было проще простого.

По большому счету, парк в таком состоянии и не был парком. Это «посадка», превратившаяся в неухоженный, дикий и, к сожалению, местами очень больной лес.

— Некоторые изменения, — цитирует В. В. Плотников специалистов из Тульского (включает в себя Орловскую область) подразделения федерального «Российского центра защиты леса», — уже необратимы.

Что имеется в виду: деревья, не знавшие санитарной рубки, росли в тесноте среди больных, источенных насекомыми собратьев, боролись за место под солнцем, в итоге превратившись в бурелом.

Рубить нужно было девять из десяти таких деревьев. Одно сформировало бы крону, которой приятно любоваться — ПАРКОВУЮ крону. Обилие света позволило бы внизу разрастись траве, по которой так здорово гулять. Больные и лишние деревья выпиливаются, новые — разных пород — высаживаются. Этой работой нужно заниматься постоянно, каждый день. Так возникает парк.

Наш парк Победы — парк пока только по названию. В нем есть целый массив ясеней, пораженных златкой. Если коротко — до трех метров в высоту — дерево как дерево, а выше — оно мертво, сухо. Это зона сплошной вырубки — уродливые, больные, нежизнеспособные ясени убирать придется подчистую. А на их месте высаживать что-то новое.

Но и оставшиеся старые деревья красивую крону уже не сформируют. Поздно. Время ушло. Придется ждать, когда подрастут саженцы. Это много-много лет. А может, и немного — всего лишь жизнь одного поколения.

Лыжники! Дорожки сохранятся. Они станут шире. Вдоль трассы — фонари, около 400 штук их будет по всему парку. Фонари крепкие, с максимальной защитой от вандалов и дураков. В качестве дополнительной меры противодействия настойчивым идиотам с сильным инстинктом разрушения будут использованы видеокамеры (всякое противоправное действие фиксируется) и живые патрули. Иначе сегодня, к сожалению, никак.

Физкультурники! Не бойтесь, навязчивая идея некоторых граждан с гастрономической фантазией нашпиговать весь парк мангалами и барбекю не пройдет. Кафе будет на входе со стороны ул. Зои Космодемьянской — там же, где появится игровая зона для малышей. Разумная идея — дитя в песочнице, мама пьет коктейль! Кафе симпатичное, но не капитальное, надо будет — уберут или поменяют.

Туалеты… Это важно. Туалетами можно измерять степень цивилизованности общества на бытовом уровне. Пока будут биокабинки. Да, непрезентабельно, не очень удобно, но это пока. Далее появятся очень ничего себе удобства, стоимостью в три миллиона рублей каждое. Хороший такой уютный домик — по высшему гигиеническому разряду.

Важно то, что ни проект, ни (последние примеры орловского благоустройства позволяют надеяться) его реализация, не делают унизительных поправок на провинциальность.

Орлу задают московские стандарты. И это правильно, деньги ведь тоже из Москвы. Но дело не только в этом. Красота не признает никаких допусков. Она или есть, или ее нет.
В Орловском современном благоустройстве она есть. В парке Победы — по проекту — она будет.

Деньги, коль заговорили, приходят порциями, на каждый этап работ. Первый, самый простой, но очень важный, должен закончиться, как уверил ­В. В. Плотников, в мае следующего года. К этом времени по вычищенному, убранному, освещенному, с удобными дорожками, вдоль которых будут стоять не менее удобные скамейки, парку можно будет с удовольствием гулять.

Гулять и сегодня, конечно, можно, но с опаской и ни в коем случае не ночью.

Затем появятся упомянутые кафе, игровые зоны, скейт-ринги, спортивные тренажеры, велодорожки и т.п.

Отдельно — патриотическая тематика. Меня немножко коробит, когда сложное и многомерное слово «патриотизм» сводят к его военной составляющей. В парке Победы безусловно должны быть и будут стела, аллея, мемориал, посвященный великой Победе, благодаря которой все мы живы. Особо будет оформлен вход. Что касается военной техники на входе, то тут, на мой взгляд, многое зависит от соразмерности и вкуса. Техника — всего лишь средство достижения победы. А радость от нее — в глазах детей и людей постарше, которым должно быть комфортно и радостно жить. Стволы и металлические гусеницы не должны эту радость заслонять. Оружие мертво. Памятники, я убежден в этом, нужно ставить людям.

Но это размышления о деталях безусловно хорошей концепции.

Когда-нибудь — помечтаем — Орел станет городом, из которого не захочется уезжать, незачем будет. Одних красивых парков для этого, конечно, мало, однако ехать куда-то из Орла, чтобы насладиться прогулкой, уже не надо.

Сбежать в этом смысле хочется только от «реликтовых деревьев».

Сергей Заруднев.

P. S. Горсовет кричать на В. В. Плотникова не стал и «изменение архитектурного облика парка Победы» одобрил.

Лента новостей

Отчетность