Орловская искра № 7 (1228) от 26 февраля 2021 года

Коммунизм и религия: непримиримые враги или единомышленники?

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, на первый взгляд, может вызвать удивление. Действительно, отношения церкви и коммунизма, мягко говоря, не радужные.

Многие коммунисты, как и верующие, назовут как минимум следующие причины «несовместимости» религии и коммунизма: историческую — при советской власти были гонения на Церковь и верующих; философскую — марксизм базируется на материализме, а не на идеализме; религиозную: коммунизм — это «рай на Земле», его никогда не будет, это утопия, поэтому это сфера религии, а не научного направления, к коему традиционно относят учение о коммунизме.

Собственно, эти три довода и есть типовой «джентльменский набор» при суждении о соотношении коммунизма и религии.

Однако, думается, что проблема гораздо глубже. Как писал И. В. Сталин, нужно видеть не явления, мелькающие на поверхности, а существо проблемы. Поэтому и в анализируемой проблематике необходимо отказаться от набивших оскому стереотипов и попытаться прямо, честно и непредвзято дать ответ на вопрос о возможном взаимодействии коммунизма и Церкви.

Для начала необходимо понять, что три классических аргумента в пользу антагонизма религии и коммунизма при ближайшем рассмотрении не выдерживают малейшей критики.

Первый аргумент — гонения на церковь при советской власти. Однако, очевидно, что исторический опыт не является показателем объективной несовместимости церкви и религии. Да и опыт этот не был однородным — Ленин, Хрущев, Андропов, Черненко, Горбачев были неверующими людьми; Сталин и (по некоторым свидетельствам) Брежнев были верующими людьми. При Ленине и Хрущеве осуществлялись гонения на церковь, при Сталине и Брежневе — устанавливалось взаимодействие. Известно, что многие храмы начали возвращаться церкви в конце 1970-х — начале 1980-х гг., то есть ещё до перестройки — например, Покровский храм (с. Архарово) Малоархангельского района Орловской области.

Можно ли обвинять Ленина и других советских вождей в атеизме? Думается, нет. И в настоящее время в мире живет множество неверующих. Даже верующие являются таковыми лишь в «одном направлении», в своей конфессии, поэтому если буддисту сказать, что закрылся православный храм, он вряд ли огорчится, как и наоборот.

Следующий аргумент — мировоззренческая несовместимость коммунизма и религии, материализма и идеализма. Однако, как будет показано далее, эта проблема более надумана, чем реальна.

Наконец, «железобетонный» аргумент, который победно приводят верующие: коммунизм — это «рай на Земле», он невозможен, да и Господь «порушит» любые попытки создать на земле то, что есть на небе, это — ересь, это — грех! Нетрудно понять, что те, кто приводит подобный аргумент, мало что смыслят в коммунизме, о нем знают столько же, сколько первоклассник о Гегеле. Если коммунизм — это рай на земле и всеобщее безмятежное «лежание под пальмой», то кто, спрашивается, будет производить блага для райской жизни? Банальная истина, известная любому начинающему коммунисту, — коммунизм предполагает наивысшую производительность труда — неизвестна большинству верующих.

Если бы жителю древневосточной деспотии сказали бы, что наступит время, когда вы сами будете избирать своих правителей, свободно совершать сделки с землей, летать на самолетах, он бы тоже отмахнулся и сказал, что этого не может быть, это рай на земле, утопия, об этом бессмысленно даже мечтать. Однако такие представления ничуть не помешали общественному и научному прогрессу. Более того, имея все эти блага, вряд ли кто-то скажет, что он чувствует себя в раю. Так же — коммунизм. Это не утопия, а потенциальная реальность. Он решит многие проблемы, но не все — необходимо будет трудиться, человек будет оставаться смертным (причем, по выражению Воланда, — «внезапно смертным»), сохранится часть преступности и т. д.

Таким образом, классическая триада аргументов в пользу несовместимости коммунизма и религии выглядит несерьезной.

Для решения проблемы о возможности взаимодействия коммунизма и религии, думается, надо ответить на два вопроса: совместимы ли они вообще, по своему учению и идеалам? Почему на практике возникла пропасть между религией и коммунизмом?

Если проанализировать сущность коммунистического и церковного (православного) учения, то можно понять, что это — две стороны одной медали. Неслучайно говорят, что коммунизм — это светская форма христианства. Святой Паисий Святогорец на вопрос о рае и аде рассказывал такую притчу: в двух комнатах сидели голодные люди с огромной кастрюлей еды, но у них были очень длинные ложки, которыми они не могли поднести себе пищу в рот. В первой комнате люди злились и рыдали, оставаясь голодными, во второй — кормили друг друга, являясь и сытыми, и счастливыми. Первая комната — ад, вторая — рай. Нетрудно увидеть, что по аналогичному принципу действуют две общественно-экономические формации — капитализм и социализм (коммунизм). Одна руководствуется мотивом алчности — мотивом мощным, движущим, но подлым, вторая — мотивом всеобщего благоденствия, мотивом менее активным, но благородным и присущим самой природе человека.

Что же проповедовал Христос? Алчность, сребролюбие или бессребреничество и сострадание? Разумеется, второе. Известно, что Спаситель, когда зашел в храм и там увидел торгашей и менял, то разогнал их. Сам Христос родился в пещере и жил в скромности и нищете, говоря, что даже птицы имеют гнезда, а Сыну Божьему негде приклонить голову. Известен и другой евангельский пример — на вопрос юноши, как спастись, Христос ответил, что нужно соблюдать заповеди Божии и распродать все свое имущество, поскольку скорее верблюд пройдет через игольное ушко, чем богатый попадет в Царствие Небесное. Вот он — приговор Христа алчности и капитализму!

Следовательно, истинная Христова Церковь не может и не должна смиряться с капитализмом — самой подлой и антихристианской общественно-экономической системой. Но, к сожалению, Церковь не только существует, но и прекрасно чувствует себя при капитализме. Почему? Из-за порабощения «золотым тельцом». Ещё Н. А. Бердяев писал, что Церковь — это двоякий институт — с одной стороны, духовный, с другой, — светский, политический. Как духовный институт Церковь совершает таинства, учит кротости, смирению, нестяжанию, равенству всех перед Богом; как политический институт — активно участвует в политической жизни, имеет массу материальных ценностей, земель, до крестьянской реформы 1861 г. — крепостных. То есть церковь учит одному, а живет по-другому — политическая сторона церкви всегда берет верх над духовной.

Если открыть любой справочник по истории, то события, связанные с церковью, всегда затрагивают либо политический, либо материальный аспект: уплата десятины в пользу церкви, спор между «нестяжателями» и «иосифлянами», секуляризация церковного имущества (материальный аспект), конфликт из-за власти между «священством» и «царством», крещение Руси, объявление церкви автокефальной, введение патриаршества (политические аспекты), гонения на церковь (материальный и политический аспект).

Именно в этом, на наш взгляд, кроется главная обида церкви на советскую власть — лишение церкви и политической, и материальной самостоятельности, а не принципиальная несовместимость двух учений. Доказательством служит существующая по сей день позиция церкви в оценке советского периода — при официальном выступлении патриарха и иных священнослужителей в СМИ о советском периоде говорят либо ничего, либо плохо. Автору этих строк ни разу не удалось услышать ничего позитивного о советском периоде от официальных (да и неофициальных) представителей церкви. Зато негатива — хоть отбавляй: «богоборческая власть», «антихристов период», «гонители церкви» и т. д. Всем памятна позиция Патриарха Кирилла в вопросе о переименовании станции «Войковская» и в оценке личности Войкова, когда было заявлено, что не следует считаться с мнением большинства народа…

Если сказать честно, по совести, то в СССР политика государства и воспитание людей строились на основе заповедей Божьих — это плюс; но были и гонения на церковь — это минус. Сейчас — наоборот, поэтому надо всё лучшее взять из советского времени и из современности. Но нет! «В СССР было всё плохо!» Когда смотришь, с какой лютой озлобленностью, ненавистью и остервенением иные священнослужители говорят об эпохе, которая уже 30 лет как закончилась, невольно напрашивается вопрос — а настолько ли невинной жертвой была церковь в советский период?..

Получается, для церкви советский период был плох, а современный хорош не из-за духовного состояния общества, а из-за материальных потерь и приобретений — вот главный критерий для определения «богопомазанной» или «богоборческой» сущности власти? Неважно, что в СССР было равенство, материальные гарантии, запрет гомосексуализма, в определенный период — абортов, главная беда — это конфискация церковного имущества. В 1990-е гг. храмы активно стали открываться, правда, одновременно появилась уйма сект — свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня, сатанистов и т. д. Нормой стали гомосексуализм, разврат, педофилия.

«Вера без дела — мертва есть», — гласит Евангелие. Но почему-то на деле церковь опять, как и две тысячи лет назад, отдает предпочтение материальному, лишаясь духовного.

Ещё одно доказательство — события последних лет: в 2018 г. КПРФ выдвинула прекрасную кандидатуру на пост президента РФ — П. Н. Грудинина. Церковь могла бы её поддержать, призвав прихожан совместными усилиями остановить деградацию страны, в том числе духовную. Но церковь поддержала действующего президента, выпустив молитву за его здравие. Не может церковь без царя и крепостных! Но божья кара настигла быстро — сразу после выборов Украинская ПЦ объявила автокефалию, и у РПЦ на глазах у всего мира «отсекли» правую руку, нанеся огромный репутационный и материальный (куда без него!) урон. Кто-то помог церкви? Никто! За что боролись, на то и напоролись — церковь сама поддержала власть, которую ничего, кроме её самой, не волнует.

Возможно ли сотрудничество коммунизма и религии? Возможно. Все можно было бы начать с чистого листа. Церковь, помня, что Христос заботился не только о душах, но и о телесном обеспечении — мыл ноги ученикам, кормил народ рыбой и хлебом — могла бы призвать верующих думать не только о будущей жизни, но и о настоящей, поскольку корни будущего возникают в настоящем. Необходимо понять, что светской формой христианства является коммунизм, а не капитализм. Очевидно, что при элементарной бытовой неустроенности и нищете будут плодиться преступность, уныние, отчаяние, зависть, осуждение и другие грехи. И, наоборот, о смысле бытия человек начинает думать именно тогда, когда есть хотя бы минимальная материальная обеспеченность.

Соединение христианской и коммунистической идеи — страшный сон всех геополитических врагов России, поскольку такое соединение создаст незыблемую власть, которая приведет не только к материальному, но и к духовному возрождению Отечества. Слово соединится с делом. Но для этого не только коммунистам нужно помнить об ошибках прошлого, но и церкви преодолеть стереотипы и повернуться, наконец, от злата, которое появляется от эксплуатации человека, — к его измученной душе…

Дмитрий Лукашевич,
кандидат юридических наук.

Лента новостей

Отчетность