Орловская искра № 19 (1240) от 28 мая 2021 года

Менеджеров и юристов просьба не предлагать!

Для выпускников школ этого года уже прозвучал «последний звонок». Но среди традиционных сообщений на эту тему впечатляющей оказалась информация о том, что большинство нынешних одиннадцатиклассников не собирается поступать в вузы.

И это действительно сенсация завершающегося учебного года. Федеральные СМИ ссылаются на результаты опроса портала «Superjob», которые опубликовало ТАСС. Так вот, по этим данным, высшее образование после школы намерены получать только 43 процента выпускников средних школ. А 10 лет назад в вузы стремилось чуть ли не 80 процентов одиннадцатиклассников.

Газета «Аргументы и факты» напомнила об исследовании, которое в 2019 году проводила РАНХиГС. Уже тогда исследователи сделали четкий вывод: «На рынке труда ценность диплома о высшем образовании стала падать».

С поздних советских времен было принято в качестве одного из аргументов в пользу массового высшего образования приводить опыт передовой в техническом отношении Японии, где дорога в вузы была открыта чуть ли не каждому желающему. Но при этом, как правило, умалчивалось о судьбе выпускников японских вузов. А в стране восходящего солнца на самом деле с ними не очень-то и церемонились: получил диплом — изволь с первых шагов на профессиональном поприще соответствовать полученной квалификации. Не можешь — будешь довольствоваться низкооплачиваемой должностью чертежника, а то и рабочего.

У нас же в стране диплом о высшем образовании с некоторых пор и долгое время оставался этакой гарантией теплого местечка: где угодно — только не у станка, не на стройке, не в поле и так далее. Помнится, даже у знаменитого советского сатирика Аркадия Райкина был монолог некоего дипломированного специалиста, который поступил в вуз с рабочего места, чтобы получить возможность не отчитываться о выточенных деталях или уложенных кирпичах, а коротать рабочее время в отвлечённых раздумьях.

В Орле в местные вузы поступали практически все, кто хотел — даже с натянутыми «тройками» на вступительных экзаменах. По окончании учебы на работу устраивались тоже все, ведь «молодым везде у нас дорога». Была… Об отдаче и степени полезности этой массы молодых специалистов никто не задумывался. На предприятиях даже шутили: «Забудь всё, чему тебя учили в институте, и начинай учиться заново, на практике». Пока эта «практика» была, то и специалисты из части выпускников всё же худо-бедно выковывались.

Но после развала СССР многочисленные вузы, доставшиеся РФ в наследство от РСФСР, и вовсе превратились в некую «кузницу кадров вообще». Помнится, ОрелГТУ периодически вбрасывал в информационное пространство сообщения, что никто из его выпускников не остался без работы. Без какой работы, по какому профилю, в какой степени соответствия полученному образованию? Это не уточнялось. Введенное позже понятие «компетенция» вместо «профессионализма» и вовсе узаконило это сомнительное достоинство постсоветской высшей школы — способность ковать некие кадры, теоретически способные на любую деятельность.

Но реальность оказалась жесткой. Особенно в условиях, когда доселе щедрое государство практически ушло из производственной сферы. С одной стороны — закрывались крупные предприятия, с другой — вновь открывавшимся фирмам и фирмочкам, далеким от бюджетной кормушки, всё больше нужны были люди, реально умеющие что-то делать мозгами или руками. Иначе не выжить! И вот теперь, в начале третьего десятилетия 21 века, НИУ ВШЭ публикует данные мониторинга, которые свидетельствуют: количество работодателей, которые еще по-старому благоговеют от одного только вида дипломной «корочки», сократилось за последние 10 лет в полтора раза. А малый и средний бизнес и вовсе не обращает внимания на дипломы, а ищет умельцев — рукастых или головастых.

Быть востребованным специалистом с высшим образованием становится всё труднее. И это, кажется, начали понимать в семьях выпускников. Отсюда и данные опросов: 20 процентов одиннадцатиклассников весной 2021 года заявили о твердом намерении поступать в средние специальные учебные заведения. Десять лет назад таковых было только 8 процентов. Не изменилась за прошедшее десятилетие только доля тех, кто готов со школьной скамьи сразу пойти работать. Таковых по-прежнему 2 процента. Остальные на распутье: то ли — колледж (техникум), то ли — вуз.

Сенсационными выглядят и предпочтения выпускников 2021 года, кто все-таки намерен получить диплом о высшем образовании. Большинство хочет получить профессии, связанные с информационными технологиями, на втором месте — медицина. Что особенно примечательно, на третьем месте — традиционные инженерные специальности. И желающих стать инженерами уже больше, чем тех, кто по-прежнему связывает какие-либо личные перспективы с профессиями менеджера, юриста или экономиста. Учительские специальности, к сожалению, остаются в числе самых непопулярных. Еще меньше нынешних выпускников намерены связать свое будущее с журналистикой.

Но если, опять же, положа руку на сердце, вспомнить советские времена, то профессия журналиста была не такой уж и массовой. Во всяком случае, в Орле их не готовили. Нужно было выдержать серьезный всесоюзный конкурс где-нибудь в Воронеже. А то и в Москве или Ленинграде. А вот с инженерами был явный перебор. Их навыпускали столько, что началось уже обесценивание профессии. И вряд ли корректно связывать невысокий интерес нынешних выпускников школ к инженерным специальностям только с падением производства в стране.

Так ли уж важна массовость специалистов с высшим инженерным образованием на современном высокотехнологичном предприятии? Может быть, «лучше меньше, да лучше»? И сама жизнь, кажется, расставляет всё по местам: инженеры всё более востребованы, но не везде и не просто с дипломом об окончании вуза. Выпускники школ и их родители это чувствуют. И соизмеряют свои силы и возможности. Диплом о техническом высшем образовании — уже не гарантия трудоустройства. Плохо? Как знать!

Вопросов много. Но вряд ли стоит паниковать по поводу сокращения интереса у молодёжи к высшему образованию. Если бы сегодня в стране наметилась устойчивая тенденция к расширению рынка не то что высококвалифицированных, а хотя бы просто рабочих мест, требующих определенных профессиональных навыков, можно было бы вообще не бояться за будущее наших детей: как говорится, были бы кости, а мясо нарастет. Но если экономика и далее будет строиться преимущественно на финансовых спекуляциях и торговле, то тогда этого будущего у нас нет. А все опросы и мониторинги гроша ломаного не стоят.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность