Орловская искра № 35 (1256) от 17 сентября 2021 года

На войне мелочей нет

Отличник патриотического воспитания Орловской области — есть такое звание, к которому придается особый значок — Виктор Будаговский начинал свое увлечение военной реконструкцией с вермахта. Это не значит, что он был влюблен в форму врага и использовал законные основания, чтобы ее носить.

Нет, просто лет 15—20 тому назад достать, пошить, досконально изучить экипировку немчуры было чрезвычайно сложно, а Виктор любит сложные задачи. Кроме того, погружение в мир противника, буквально оказавшись в его шкуре, значительно дополняет уже существующие знания о Великой Отечественной. Теперь ведущий методист Орловского областного выставочного центра со знанием дела, на личном опыте может сравнивать наше и «их» обмундирование. Наше, по глубокому убеждению отличника патриотического воспитания, лучше. Оно легче, проще, функциональней, словом, больше приспособлено для войны, в которой мы в итоге и победили.

Причем, рассказывает, Виктор, изменения в лучшую сторону начали происходить именно с началом войны, когда мгновенно были введены новые ГОСТЫ, отвечавшие главному требованию боевых действий — оружие и военное снаряжение должны соответствовать максимальным требованиям при минимальных трудозатратах и столь же незначительной стоимости производства.

— Поначалу, — делится собственными впечатлениями реконструктор, — немецкая форма кажется добротнее: плотное сукно, толстая кожа, качественная отделка, огромное количество ремней и приспособлений. Но когда все это на себя надеваешь, чувствуешь себя закованным в железо. Немецкий ремень жесткий, стоит колом, его удобно надевать. Наш — мягче, вьется, не столь удобен поначалу. Но когда походишь в «их» и нашей форме, начинаешь понимать, насколько форма советского бойца была удобней! Зимнее обмундирование вообще не идет ни в какое сравнение — лучше наших ватников никто ничего не придумал.

— Достаточно сказать, — продолжает Виктор, — что, когда мы едем на реконструкцию «по немцам», а в машину набивается иной раз по пять человек, немецкое обмундирование складывать некуда — оно занимает все свободное место. А если едем «по нашим», все нормально и хорошо, никакой давки и стесненности.

Еще один интересный момент. Какой бы чисто исторический интерес форма противника ни вызывала, все равно, надевать ее на себя как-то не очень, с моей точки зрения. Военная реконструкция — это же воссоздание с той или иной степенью достоверности реальных боевых эпизодов, а на войне побеждали и немцы. Уместно ли разделять их «триумф»?

Оказывается, в военных реконструкциях, которые проводятся в нашей стране силами наших отрядов, немцы никогда не побеждают — даже там, где формально они одерживали победу. Например, в Брестской крепости, где уже много лет подряд 22 июня собираются отечественные любители истории. Да, немцы взяли крепость, но постановочные действия заканчиваются тем, то не сломленные бойцы Красной Армии уходят в катакомбы и продолжают бой.

Я понимаю, почему люди так тянутся к такой военной истории — они хотят прикоснуться к героическому, которого так не хватает в нынешней жизни. Избавь Бог от войны, конечно, но живые духом люди скучают по атмосфере подвига. Прикосновение к таким моментам добавляет главное в серую повседневность.

Закончив с вермахтом, который оказался не столь сложным, как казался, и теперь в реконструкциях всплывает только эпизодически, Виктор Леонидович Будаговский почти полностью посвятил себя Красной Армии, с которой не расстается. Почти — потому что одновременно увлекся еще и обмундированием революционных матросов, но это другая, отдельная тема.

На воссоздании боевых эпизодов, если возвращаться к главной и самой большой любви, он выступает исключительно в роли рядового красноармейца, за званиями не гонится. Что касается познаний Виктора в этой области, то рядовыми назвать их ну никак нельзя.

Выставка, которая проходит сейчас в Орловском Военно-историческом музее, и устроенная силами героя этого материала, родилась, так сказать, из «отходов производства». То есть подсумками, многообразие которых экспонируется в зале, специально Виктор никогда не занимался. Просто, все профессиональнее изучая мир военной реконструкции, он все придирчивее и придирчивее стал относиться к каждой детали экипировки. Такой-то подсумок не подходит к такому-то периоду истории, другой не может носиться с формой такого-то образца. Совершенно случайно у реконструктора в ящиках скопилось значительное, не будем пока говорить — огромное — количество подсумков для боеприпасов — оригинальных и копий.

Сам Виктор этой внезапной коллекции не придавал никакого значения, а его друг, соратник и коллега-сотрудник Историко-краеведческого музея Дятьковского района Брянской области Николай Шемякин — придал и предложил в своем музее такую выставку организовать.
Почему бы нет? В Дятьковском музее выставлялось, по оценке Виктора, примерно треть от того, что можно увидеть сегодня в Военно-историческом в Орле. Коллекция по прошествии двух лет значительно пополнилась.

Экспозиция, довольно скромная по нынешним орловским меркам, имела успех. Из Брянской области Виктор по просьбе калужан перевез подсумки и аксессуары в «Музей Комсомольской Славы» города Людиново. Успех повторился и в Калужской области. Ковидные ограничения уже существовали, но калужане сумели организовать экскурсии даже в их строгих рамках. А вот в родном В. Будаговскому Мценске сделать это не смогли или не сумели, поэтом выставку, о которой мы рассказываем, в мценском краеведческом посетило не очень много людей.

Но ограничения, наконец, сняты, и в Орле Виктор развернулся во всю ширь. Приятно встречаться с человеком совершенно не провинциальных, несмотря на природную скромность, горизонтов.
О том, есть ли где-либо еще подобное тому, что насобирал и выставляет теперь в Военно-историческом музее он, реконструктор-любитель, В. Будаговский отвечает так:

— Подсумки, конечно, можно увидеть — в разных музеях, на манекенах, но тематической экспозиции в таком формате — когда довольно полно представлены отечественные подсумки 20 века плюс их содержимое с макетами боеприпасов… Насколько мне известно, таких выставок в России нет.

Вот так! Хотя кто-нибудь скажет — ну, подсумок, ну и что? Но так могут сказать только профаны военной истории, самовлюбленные дилетанты. В мире профессионалов и знатоков хозяин этого добра на какой-нибудь реконструкции может сразить сверхдорого экипированного бойца-энтузиаста одним-единственным экспонатом из своей коллекции. А таких экспонатов у Виктора много.

Виктор Будаговский:
«Идея создания выставки подсумков возникла в ноябре 2018 года. Для начала вместе с другом Николаем Шемякиным определили тематику и временные рамки — подсумки армии России ХХ века. Помимо самих подсумков решено было включить в экспозицию то, что в них носилось — макеты боеприпасов, обоймы и магазины, принадлежность для чистки оружия и масленки, дополнив всё это оригиналами и копиями фотографий с примерами использования экспонируемых предметов.

Имевшихся предметов было явно недостаточно для всестороннего раскрытия темы, но и отказываться от создания выставки уже не хотелось. Началось целенаправленное и систематическое коллекционирование подсумков и всего, что с ними связано.

К апрелю 2019 года удалось собрать 142 предмета, начиная с патронных сумок образца 1909 года для обойм к винтовке Мосина, и заканчивая сумками для магазинов автоматов Калашникова калибра 5,45 мм. А также гранатные сумки, сумки для выстрелов гранатомётов, пистолетные кобуры, обоймы для патронов и устройства быстрого заряжения, магазины к основным видам ручного стрелкового оружия, принадлежности для разборки и чистки, оружейные масленки и т.д.»

Пересказывая его краткую аннотацию, можно сказать так: если не говорить о специальных подразделениях — каких-нибудь подводных диверсантах-автоматчиках, то подсумки для остального стрелкового оружия Красной (Советской) армии, представлены все.

Ценность любой коллекции определяется ее уникальностью. То, что собрал Виктор, выпускник, а затем преподаватель орловского института Искусств и Культуры, уникально. Смотрите, пока выставляется. Адрес Военно-исторического в Орле известен.

По оценке Виктора, интерес с советской поствоенной истории сегодня чрезвычайно велик — подоспел срок, видимо, когда недавнее и потому привычное, прошлое прочно прикрепилось к «старине» и сразу стало цениться. Устроитель выставки даже специально сделал акцент на подсумках 50-х — 80-х годов, применявшихся в Советской армии, поскольку считает, что, не освещенная пожарами больших сражений экипировка этого времени незаслуженно обойдена вниманием.

В защиту традиционного взгляда на экспонаты, среди которых самый большой интерес вызывают те, что «прошли» вой­ну, можно сказать, что эта особенность определяется самим различием между войной и мирной жизнью. В войне важна любая деталь, пренебрежение которой приводит к смерти и поражению. Мирная жизнь подобное требование во многом нивелирует. Но в экспозиции подсумков отражено все время — и мирное, и военное.

Глядя на такое обилие экспонатов, невольно задаешь вопрос:

— Виктор, где вы храните такое богатство?

В. Будаговский ответил, что все это богатство — в смысле, такое огромное количество экспонатов — он хранит дома.

— Наверное, у вас очень большой дом, — продолжил я диалог.

Виктор ответил — нет, он живет в однокомнатной квартире…

— Наверное, она похожа на музей.

— Она всегда была похожа на музей, — усмехнулся, по-доброму так, реконструктор.

Первую выставку в Дятьково он с другом оформлял до пяти утра — в десять уже должны были прийти первые посетители. Это только кажется, что экспонаты достаточно просто расставить. Совсем нет…
Помучившись так, хозяин десятков уникальных и просто редких подсумков подумал — а почему бы экспонаты сразу не закрепить на стендах и так их хранить и перевозить? Сказано — сделано. Один стенд (они же плоские) — под диван, другой — за диван, третий — вдоль стены, ну и так далее.

Музей — дома. Если вы подумаете, что размер стендов определяется представлением устроителя о прекрасном, исходящим, например, из пропорций золотого сечения, то это верно только отчасти. Прежде всего, Виктор, моделируя стенды, на которые крепятся элементы боевого снаряжения, исходил из размеров багажника своего «Логана», на котором выставка и перемещается. Тратиться на аренду «Газели» не нужно — уже выгода. Мое предложение прикупить к «Логану» прицеп реконструктор Будаговский, подумав, назвал роскошью.

Интерес к военной истории сегодня чрезвычайно высок и охватывает людей совершенно разного, даже несопоставимого по своему размеру, достатка. Вы знаете, например, что недавно были выпущены охотничьи модели автомата ППШ и пулемета Дегтярева — того самого, что с круглым диском? Не представляю, на кого с этим оружием можно охотиться, но восторг обладателей такого вооружения разделяю. Разумеется, очередями они не палят — техника специально доработана, чтобы стреляла только одиночными, но вид! Да что там — есть даже охотничьи варианты пулемета «Максим». Тачанку, видимо, выдают при покупке в качестве бонуса.

Этой и многих других тем мы коснулись, разговаривая с Виктором о подсумках. Точнее — говорил он, я слушал. Да, конечно, патроны, а вмести с ними и гранаты, и в карманах таскать можно — заметят те, для кого подсумки — это не тема. Можно… Но в общество приличных людей вас в таком виде не пустят. А про общество военных реконструкторов и говорить нечего. Захотите прикоснуться к подвигу, а вам: «Выйти из строя!» Там все строго.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность