Орловская искра № 20 (1198) от 17 июля 2020 года

Наш дом — Россия?

На недавнем заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам президент В. Путин заявил, что у России есть исторический шанс решить, наконец, жилищную проблему в течение ближайшей пятилетки. Однако, по словам вице-премьера М. Хуснуллина, для этого нужно строить порядка 120 миллионов квадратных метров в год. А в прошлом году, например, в стране было сдано только 79,4 миллиона квадратных метров жилья в многоквартирных домах плюс еще миллион в индивидуальном жилищном строительстве.

Но интересно другое. В прошлом году Л. Шафиров, один из членов Общественной палаты РФ, работающий в ее комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению, сделал, на мой взгляд, не менее знаковое заявление, суть которого сводится к тому, что строительство многоквартирных домов не покроет нужды населения в жилье и что альтернативным решением может стать ИЖС — индивидуальное жилищное строительство. Сказано это было не случайно, не на ходу, а в ходе обстоятельного, надо понимать, разговора на окружном форуме с участием представителей нескольких регионов России — Архангельской, Белгородской, Владимирской и других областей, по своему географическому положению охватывающих всю страну. Оказывается, в 2019—2020 годах проблема индивидуального жилищного строительства и кровно связанная с ней проблема развития малых городов и населенных пунктов активно обсуждалась на разных площадках, включая и Петербургский экономический форум.

И вот совсем свежая информация: в июле, по данным социальных опросов, около 40 процентов наших сограждан стали рассматривать частные индивидуальные дома как жилье более предпочтительное для проживания. Организаторы опросов связывают этот повысившийся интерес к ИЖС с эпидемией коронавируса. Как бы там ни было, налицо устойчивая тенденция — интерес к индивидуальному малоэтажному строительству в России растет на всех уровнях.

Но только несколько регионов могут сегодня похвастаться более-менее заметными успехами в этой области. Первое место, как всегда, за Белгородской областью. Ее достижение — 0,36 кв. метра в индивидуальном жилищном строительстве в пересчёте на каждого жителя региона — никем не превзойденный успех. Для сравнения: в Орловской области в том же 2019 году построили по 0,4 кв. метра жилья в пересчёте на каждого жителя, включая все виды жилищного строительства — и многоквартирное, и индивидуальное. За Белгородчиной тянутся по показателям ИЖС Ленинградская, Московская, Ярославская, Владимирская, Липецкая, Калужская, Пензенская области. Явно мало.

Почему? На окружном форуме в Белгороде, например, говорилось о нескольких причинах. Одна из них — высокая стоимость подключения индивидуальных домов к коммуникациям. В некоторых регионах цена вопроса составляет порядка миллиона рублей и выше. Дело осложняется тем, что банкиры отказываются кредитовать создание инфраструктуры будущих поселков, потому что, оказывается, в российском законодательстве нет статьи, позволяющей брать общее имущество в залог. А без такого явно ростовщического условия банкиры не желают рисковать деньгами. Что остается? Уповать на государство.

Правы те, кто называет в качестве непременного условия развития ИЖС — долгосрочные кредиты на льготных условиях. Но откуда их взять? Из гарантийных региональных фондов с участием федерального бюджета? Но для нищей Орловской области, например, это утопия. А таких дотационных регионов с кучей долгов в стране немало. За счет средств нацпроектов? Но, как было сказано, например, на Петербургском экономическом форуме, федеральная программа «Комфортная городская среда», которую можно считать одним из таких «гарантийных фондов», и близко не покрывает потребности малых городов, а на более мелкие населенные пункты действие программы и вовсе не распространяется. Приходится искать лазейки в законодательстве, чтобы использовать деньги нацпроектов на индивидуальное жилищное строительство и развитие российской провинции.

В 2019 году много говорили «о подготовке рекомендаций главам регионов» и о том, что «накоплен потенциал, чтобы идеи обратить в практическую работу». И что же? Белгородские 0,36 квадрата остаются непревзойденным рекордом российского ИЖС. И никаких национальных проектов, касающихся конкретно этой сферы, в стране не предложено. Даже учителям и врачам — самым нужным специалистам в селе и в малом городе ничего не предложено существенного по части денежных льготных субсидий на строительство индивидуального жилья.

Между тем, тот же Л. Шафиров сказал очень важную вещь о «непродуманной урбанизации при покупке квартир в крупных городах» и о том, что «индивидуальное жилищное строительство позволит развивать страну гармонично». Как говорится, спасибо за понимание. Наконец-то дозрели. Хотя бы на уровне понимания важности вопроса! А ведь еще лет пять назад газета «Взгляд» опубликовала интереснейшую статью известного современного публициста и историка Е. Холмогорова «Поужинаем с видом на Тульский кремль?», в которой он по существу обосновал то, о чем сегодня только начали робко говорить с официальных трибун. «Этнос — это система наследуемых культурных адаптаций к определенной экологической нише, то есть система хозяйства, питания, расселения, — писал Е. Холмогоров. — Всё, что мы подразумеваем под культурой этноса — это психологическая отработка и символическое оформление этих адаптаций.

Одним из китов, на которых держался русский этнос как феномен, являлось расселение небольших населенных пунктов, иногда вообще однодворных деревень. Именно за счет такой редкоячеистой модели расселения русские и заняли такую огромную территорию.

…Власть решила уничтожить эту модель расселения, исходя из якобы чисто хозяйственных соображений — низкая культура быта, невозможность эффективно доставить свет и газ, тяжело содержать сельские школы. И русская система расселения начала изводиться. 80% населенных пунктов… в «Нечерноземной» зоне признаны были неперспективными и подлежали медленному уничтожению — в них прекращалось капитальное строительство, не строились дороги, отменялись автобусы, закрывались школы и фельдшерские пункты.

Результатом этой политики стала смерть русских как традиционной этнической системы. Фактически — этноцид. С нескольких сотен тысяч число русских сел на Северо-Западе России сократилось до двух десятков тысяч. При этом ни новые поселки — фактически панельные концлагеря для русских крестьян, ни малые русские города никакого прибытка рабочей силы не получили. Большинство сселенных если не спились, то отправились в мегаполисы, прежде всего в чудовищно раздутую Москву.

Убийство русской системы расселения в Нечерноземье было лишь заключительным этапом исчезновения русского Центра, той первоначальной России, откуда русские стрельцы, казаки, крестьяне, беглые и воеводы распространили нашу страну на Север до Новой Земли, на Юг до Севастополя, Новочеркасска и Грозного, а порой до Кушки и Эривани, и на Восток в Сибирь, на Камчатку и Приамурье». (Конец цитаты).

И как бы предвосхищая все нынешние разговоры о «проблемах», мешающих развитию ИЖС и обширной сети малых населенных пунктов, Холмогоров с известной долей эпатажа призывал: «Давайте очертим неправильный шестиугольник: Вологда — Псков — Смоленск — Орел — Тамбов — Нижний Новгород. И восстановим там историческую Россию. Русский Центр.

Начинаем вбухивать туда средства. Да. Повторяю по буквам: «Вбухивать туда средства». Первое время кажется, что миллиарды и миллиарды идут в никуда, что это заброс денег в бесконечное болото. Первые миллиардов сто кажутся канувшими в небытие. И вдруг выясняется, что начинают из болота всплывать контуры неплохой приятной для жизни территории, на которой не хочется удавиться.

Строим фантастические и сперва незаполненные дороги. Развиваем локальное и магистральное железнодорожное сообщение вместо отмены электричек. Оснащаем хорошие больницы в каждом райцентре. Проводим свет и газ всюду, где их нет. Развиваем, к примеру, костромские сыры, тамбовские окорока и тульские яблоки до уровня мировых брендов. Создаем несколько охранных водоемов и запускаем туда осетра.

Приглашаем ландшафтных архитекторов и делаем конфетку из сотни старинных русских городов, восстанавливаем все замки (они же государевы крепости), монастыри, поместья и дома с красивыми наличниками. Разбавляем несколькими индустриальными парками по сборке хайтека (чтобы минимально вредило экологии).

Создаем сеть университетских городов не больше ста тысяч населения, систему русских Оксфордов и Кембриджей в Обнинске, Коломне и т. д.

После какого-то количества кажущихся бессмысленными усилий и чувства отчаяния вдруг выясняется, что у русских есть своя интересная страна с богатым прошлым и вполне приятным настоящим и небезнадежным будущим». (Конец цитаты).

Банкиры, конечно, не согласятся с такой логикой. Но власть-то уже вроде бы почувствовала необходимость подобной программы? Так чего же сегодня не хватает для перехода к конкретным действиям? Неужели опять же по Холмогрову, который увидел одно из главных условий реализации своего проекта в том, чтобы действовать «без всяких: как бы чего не вышло. Без всяких: а что же будет говорить английская княгиня Марья Алексевна. Без всяких: страна развалится, мухи сдохнут»? Неужели «без всяких» и не получается?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц