Орловская искра № 6 (1184) от 21 февраля 2020 года

Оковы — вредное украшение

В интервью Федеральному агентству новостей 17 февраля 2020 года губернатор Орловской области Андрей Клычков высказал, наконец, своё отношение к возможной установке памятника И. В. Сталину в Орле.

«На одной из первых пресс-конфе­ренций на посту губернатора я заявил, что пришел не сносить и не ставить памятники. Это не моя главная задача», — сказал он.

По словам Клычкова, члены КПРФ не раз обращались к нему с просьбой помочь в установке памятника Сталину в Орле.

«Я в таких случаях отвечаю, что на данный момент действую не в интересах партии, а в интересах жителей Орловской области. И моя личная позиция, в данном случае, не должна влиять на принятие решений. Есть процедура, которая предусматривает установку памятников на муниципальной территории», — отметил губернатор.

По его словам, буквально на одном из последних партийных мероприятий он ответил коллегам по партии: «Есть процедуры — инициируйте, проходите все стадии согласований. Важно провести общественные слушания, чтобы жители в большинстве высказались за данный памятник. И только тогда его можно будет установить».

Каждый руководитель должен пользоваться административным ресурсом только в рамках закона, считает Андрей Клычков.

«Если же каждый глава региона будет ставить памятники деятелям, которые ему чем-то импонируют, а его преемник будет их сносить, то сами понимаете — начнется, мягко говоря, чехарда. Я категорически против сноса любых памятников. В любом случае, все должен решать народ. А свою личную позицию, когда мои товарищи по партии пройдут необходимые согласования, я выскажу», — резюмировал собеседник ФАН.

«В декабре 2018 года областное орловское отделение КПРФ и региональное отделение организации «Дети войны» выступили инициаторами установки бюста генералиссимусу Иосифу Сталину. Сам бюст уже изготовлен на деньги общественных организаций. Установить бюст инициаторы хотят на улице, где когда-то находился памятник Сталину, который потом снесли», — добавляет ФАН.

При этом, однако, ни агентство, ни губернатор не упоминают, что на самом-то деле есть соответствующее решение Орловского городского Совета народных депутатов, есть поручение администрации города о выделении участка и т. д. А значит, препятствие вовсе не в формальных процедурах. Но всё это замалчивается.

Почему так происходит, сегодня на страницах «Орловской искры» размышляет наш постоянный автор Иван Комаров…

Один мой знакомый как-то посетовал: «Прямо напасть какая-то: нам постоянно назначают «варягов»!». Жизнь, дескать, потому не радует, что губернаторов к нам присылают со стороны, а если бы кому-то из местных поручали «рулить» регионом, то мы бы и горя не знали. И так не только он считает, такого мнения придерживаются очень многие.

Это примитивное, наивное мнение, являющееся одним из проявлений страшной политической неразвитости, характерной для подавляющего большинства «россиян». Оно основано на убеждении, что всё зависит от личности: губернатору со стороны, мол, безразличны нужды и заботы местного населения, а своему-то они близки и понятны. Но ведь когда ещё было разъяснено, что всё определяется характером власти! Кстати говоря, убеждение во всемогуществе личности является причиной такого столь распространённого опасного политического недуга, как парламентский кретинизм: люди, поражённые им, верят, что стоит избрать «какого следует» президента, как всё у нас сложится наилучшим образом.

Но вернёмся к «варягам». Не все аборигены славной Орловщины относятся к ним с предубеждением. Вернее сказать, не ко всем из них однозначное отношение. Дело в том, что в последнее время президент поручает губернаторствовать у нас членам ЦК КПРФ. И у тех орловцев (или орловчан?), которым приходится совсем туговато, возникает надежда на то, что эти «варяги» не дадут в обиду трудовой люд.

К. Маркс и Ф. Энгельс писали в «Манифесте Коммунистической партии» (он увидел свет в 1848 г.): «Современная государственная власть — это только комитет, управляющий делами всего класса буржуазии». А местная власть, следовательно, управляет делами местного бизнеса. В её задачу, во-первых, входит обеспечение надлежащих условий для его развития, во-вторых, «создание» в регионе «бесконфликтной» ситуации, т. е. «сведение» к минимуму протестного настроения масс. Это В. И. Ленин называл попыткой «работодателей» превратить рабочих в довольных рабов. Вполне понятно, что если кому-то из губернаторов придёт в голову во вверенном ему регионе устраивать социалистические порядки, то его деятельность на этом и закончится. Но такой мысли у никого из них не возникало и не могло возникнуть, ни от кого из них мы не слышали и не могли услышать, что его цель — социализм.

Например, на митинге в городе Первого салюта, посвящённом 102-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, в числе других выступил и наш «красный» губернатор А. Е. Клычков. Выступление Андрея Евгеньевича было примерно такого содержания: благодаря национальным проектам, утверждённым президентом Владимиром Владимировичем Путиным, мы уверенно идём в светлое будущее. Большинство же остальных выступающих говорили о том, что народу всё более и более небо кажется с овчинку. Естественно, что если реализация национальных проектов обеспечит всеобщее благополучие, то социализм ни к чему. Но люди вследствие политической неразвитости не считают нужным вдумываться в смысл выступлений, для них присутствие на митинге губернатора достаточно для того, чтобы считать, что он так же, как и они, за социализм.

Когда я услышал от Андрея Евгеньевича, что утверждённые президентом национальные проекты гарантируют нам светлое будущее, т. е. что «работодатели» осчастливят нас, то невольно вспомнил беседу И. В. Сталина с немецким писателем Э. Людвигом. Людвиг, в частности, спросил его, считает ли он себя продолжателем дела Петра Великого. Сталин ответил, что «исторические параллели всегда рискованны», а «данная параллель бессмысленна». «Пётр Великий, — сказал Сталин, — сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Пётр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счёт крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры…

Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно — рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо «национального» государства, а укрепление государства социалистического, и значит — интернационального, причём всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной». И он всю жизнь без остатка отдал делу служения рабочему классу, трудящимся, народу. Не случайно ведь «работодатели» всех стран и континентов ненавидят его лютой, патологической ненавистью, а у всех эксплуатируемых, угнетённых, обездоленных растёт авторитет вождя.

Он был поистине гениальным, величайшим пролетарским стратегом. Всю свою титаническую энергию, несокрушимую волю он направлял на то, чтобы политически просветить рабочих и организовать их в армию сознательных борцов за уничтожение наёмного рабства. Там, где действовал Сталин, рабочие оказывали наиболее организованное сопротивление «работодателям». Например, в декабре 1904 г. под руководством Сталина в Баку была проведена большая забастовка рабочих нефтепромыслов. Она закончилась победой рабочих: впервые в истории рабочего движения в России был заключен коллективный договор между рабочими и нефтепромышленниками.

Рабочие верили Сталину и шли за ним потому, что он был связан с ними неразрывной связью, был плоть от плоти рабочего класса. Помимо всего прочего, авторитет среди них Сталин завоевал личным мужеством, самоотверженностью. Своей практической деятельностью Сталин доказал рабочим, что их дело — это и его, кровное дело, ради которого он готов не пощадить себя.

Излишне говорить, что не могут быть защитниками рабочих люди, которые призывают их уповать на милость «работодателей». Принимать их за таковых могут только политически слепые люди. Безусловно, с политической темнотой народа рано или поздно, но неизбежно будет покончено. И нельзя сказать, что процесс его просветления не идёт. Он идёт, но слишком медленно, хотя жизнь делает для этого всё возможное. Жители во многих отношениях замечательной нашей Орловщины на примере двух «красных» губернаторов, казалось бы, должны были задуматься, от личностей ли глав регионов зависит их руководство ими.

Предшественник Клычкова, Потомский, является одним из потомков небезызвестного Ноздрёва. О нём создалось впечатление, что он только и способен на всевозможные аферы, авантюры, интриги и т. п.; что он учинил в области погром. Между тем президент наградил его орденом. О чём это говорит? О том, что Потомский на губернаторском поприще добросовестно служил новоиспечённой буржуазии, «работодателям», ибо не может же президент награждать тех, кто не защищает их интересы.

В отличие от него Андрей Евгеньевич корректен, лоялен, чем сразу завоевал симпатии местной оппозиции. При нём и дела у нас вроде пошли в гору: активизировалось дорожное строительство, благоустраивается город Первого салюта и т. п. Конечно, приятно полюбоваться на фонтан, пройти по вымощенным плиткой, а не в рытвинах, тротуару, по освещённой, а не в потёмках, улице и пр.

Но, как сказал английский мыслитель Д. Локк, «оковы — вредное украшение, сколько бы ни проявляли заботы о том, чтобы они были отполированы и начищены». Это значит, что как бы ни был благоустроен тот или иной населённый пункт, как бы ни были совершенны автомагистрали и т. п., — положение народа от этого не улучшается, т. е. он продолжает оставаться рабом капитала. Обыватель, являющийся сейчас центральной фигурой нашего «демократического» общества, это не в состоянии уразуметь, но это именно так. Как сказал Сталин, «последний советский гражданин, свободный от цепей капитала, стоит головой выше любого зарубежного высокопоставленного чинуши, влачащего на плечах ярмо капиталистического рабства…». Иначе и проще говоря, даже самый что ни на есть обеспеченный человек в условиях капитализма представляет собой сытый скот.
И потому в эту парадигму памятник Иосифу Виссарионовичу никак не вписывается.

Иван Комаров.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц