Орловская искра № 32 от 23 августа 2019 года

Орловщина на бобах

— Я, Алексей Анатольевич Головин, президент областной федерации бобслея и скелетона, мастер спорта СССР международного класса, бронзовый медалист чемпионата Европы, участник Олимпийских игр, организатор и учредитель бобслея в Орловской в области.

Я руковожу общественной организацией, существующей на мои личные средства. Аккредитованной структурой, получающей бюджетное финансирование, является федерация бобслея и санного спорта Орловской области во главе с С. Г. Журкиным. У меня есть официальное письмо Журкина о том, что практически все спортсмены-бобслеисты покинули Орловскую область.

Они уехали в Краснодарский край, в Москву и Московскую область, там получают зарплату и за эти регионы выступают. А местные функционеры, отвечающие за развитие орловского бобслея, по-прежнему получают значительные средства из областного бюджета.

В соответствии с Положением о переходе спортсмена из одного региона в другой, между руководителями спорта двух регионов подписывается договор. По нему, компенсация за переходящего, его подготовку, составляет от 250 тыс. до 2 млн. рублей — в зависимости от статуса спортсмена. Таких договоров в Орловской области нет, и денег, соответственно, тоже. Спортсменов забирают, а региональная спортивная власть этому не препятствует, ничего не получая взамен.

Парадокс — сборная Орловской области состоит из спорт­сменов, выступающих за чужие регионы. Моя федерация в 2016 году подготовила двух спортсменов, выступивших на юношеских Олимпийских играх — Максима Иванова, завоевавшего «серебро», и Анастасию Дудкину (она стала 12-й). В орловскую команду, тем не менее, её не взяли. Настя уже собралась уходить из спорта, но пришло приглашение из Москвы. Она поехала на первенство России в Сочи с командой Москвы и заняла там 1 место.

Орловские тренеры, устроившиеся на зарплату в Москву и Краснодар, забирают наших спортсменов к себе и Орлу ничего не оставляют. Тренер Зайцева работает в орловской ДЮСШ-4, в Москве и в Краснодаре. Трудно в трех разных местах проводить полноценные тренировки. А в Москве у неё — полный пансион.

Я поинтересовался, что получила Орловщина за переход Дудкиной. Как оказалось — ничего. Настя в своё время объехала четыре международные олимпийские бобслейные трассы — в Австрии, Норвегии, Швейцарии и Германии. Затраты на подготовку спортсмена большие — экипировка, спортинвентарь, командировки, зарплата тренерам, эксплуатация объектов. Сумма выходит существенная. Я сам отдал за ремонт боба 60 тыс. рублей, когда та же Настя во время тренировочного заезда его перевернула.

Бобслей считается в Орле базовым видом спорта. Но если спортсменов нет, то и базового вида нет. Однако бюджет каждый год выделяет на бобслей 500 тыс. рублей. А если деньги есть, их надо осваивать, создать видимость того, что есть команда.

Вот, пожалуйста: бобслеист И. Люничев из Башкирии, получивший там высшее образование и принятый в Орловское училище Олимпийского резерва, дающее специализированное среднее образование, по сути — в ПТУ. В орловской спортивной среде даже ходит шутка: задача спортивного образования — способствовать профессиональному и духовному росту человека, а в Орле наоборот: из ВУЗа — в ПТУ, затем, по логике — в старшую группу детсада.

И. Люничев занял третье место в бобе-четверке на международном юниорском первенстве. За это от Орла он получил звание мастера спорта международного класса, не имея к Орлу никакого отношения, поскольку выступал тогда за Башкирию и жил там. Почему тогда от Орла? Потому что в 2016 году все орловские бобслеисты разбежались, никого не осталось, а подтверждать, что это базовый вид спорта, надо. Затащили И. Люничева, присвоили звание и отрапортовали — «мы подготовили мастера спорта международного класса»!

Смотрю протоколы первенства России, Кубка России, чемпионата России: полноценной орловской команды нет. В лучшем случае, Орловщина числится вторым регионом, вслед за основным, за который выступает спортсмен. Наши занимают последние-предпоследние места. Возят для массовки, для поддержания имиджа «успешного развития».

Перспектив у орловского бобслея сегодня нет. У нас нет команды, а бюджетные средства тратят на командировку тренеров, работающих в других регионах. Для чего? Чтобы сдать орловский инвентарь в аренду?

В 2018 году в Парамоново Московской области проходили отборочные соревнования первенства и чемпионата Орловской области по бобслею. По всем документам, которые мне из управления по физической культуре и спорта присылают, на Орловщине бобслеем и скелетом занимаются 158 человек. Провели отборочные соревнования. Знаете, сколько человек там участвовало? Шесть! В том числе две моих спортсменки, одна из Москвы, другая из Краснодара… А почему их выставили? Да чтобы соревнования состоялись!

Ответственным было училище Олимпийского резерва. В положении написано, что соревнования проводятся с целью популяризации бобслея. Сколько жителей Орловской области приехало в Подмосковье, чтобы среди них популяризировали бобслей? Пустой зал, пустая дорожка, два заезда сделали — вот и все соревнования. Мои девчонки заняли второе место и должны были попасть в сборную. Но их место заняли люди, которые не имеют к Орлу никакого отношения.

В сборную Орловской области попадают спортсмены, которые на Орловщине и не были никогда. Из окошка вагона видели, может быть, вокзал, когда на юг ехали. Орловские тренеры привозят на областные отборочные соревнования московских, краснодарских ребят и делают все, чтобы орловцы в сборную не попали. И действуют в интересах тех же Москвы, Подмосковья и Краснодара.

Тот же Журкин, президент федерации бобслея и санного спорта Орловской области — сейчас старший тренер сборной Краснодарского края. Болберкин — главный тренер Краснодарского края. Зайцева — старший тренер Москвы. Ну а Орел-то где, ребята? Где интересы Орла? Вы можете куда угодно устроиться, но бюджетные деньги вы же из Орловской области получаете.

Что у нас осталось от бобслея? Силовая подготовка — на стадионе им. Ленина, манеж и зал штанги. На стадион заходишь — а где бобслеисты? Нет никого. Краснодарские — в Краснодаре, московские — в Москве.

Где эстакады, где разгонные трассы? Почему областные соревнования проводятся в Подмосковье?
На «Динамо» эстакаду строили — не достроили. Я сам занимался выбиванием этих денег, но другие люди распределили их по своему усмотрению, так скажем.

Министерство спорта выделило порядка 7 млн. рублей на строительство бобслейно-санной эстакады на стадионе им. Ленина. Объект приняли в эксплуатацию в 2013-м, но он не соответствует требованиям. Привезли боб, а тот даже не двигается, застрял. Я написал в Министерство спорта. Мне ответили, что всё нормально, эстакада работает.

Тормозной участок, по правилам соревнований, должен быть не менее 40 метров. Проверили — 17 метров, в два с лишним раза короче. Как тормозить? Вы сядете в машину, в которой нет тормозов?

Для каких целей объект строили? Возьмите правила соревнований, там все требования изложены. Но строили не для соревнований, а для того, чтобы освоить поступившие целевые федеральные деньги. Их и освоили. Эстакада стоит уже пять лет и не эксплуатируется. А Министерство спорта мне письма шлет — да вы что, ребята, по нашей информации, там каждый день тренировки идут, все нормально!

Сейчас проводят экспертизу на соответствие «болта — гайке». Я согласен — болт гайке соответствует, но вы проверьте объект на соответствие правилам соревнований. Они, в первую очередь, обеспечивают безопасность спортсменов. Это соответствие есть? Нет. А как же принимали? Подмахнули подписи, отчитались, отрапортовали и теперь спрашивают — ребята, чего вы хотите?!
На бумаге всё есть, виртуально всё есть. Реально ничего нет. Как исправить? Никак. Вы деньги уже получили, у вас всё нормально, вам больше никто ничего не даст.

Собственно бобслейной, специальной подготовкой должны были заниматься на эстакаде. А эстакады нет. Нет условий для развития. По сути дела, орловский бобслей надо закрывать.

Осталась в Орле разгоночная дорожка (Советская, 29), где, по решению суда, тоже запрещено выступать, поскольку и этот объект не соответствует правилам проведения соревнований. Дорожка должна быть не менее 90 метров. У нас — 70. Сам разгон — не менее 50 метров, у нас — около 30. Контруклон, то есть торможение, — не менее 40 метров, у нас — 17. Спортсмен запрыгивает в боб и тут же бьет по тормозам, если успеет запрыгнуть. Поэтому соревнования проводим в Парамоново, в Подмосковье. А в этом году отборочные соревнования вообще не проводились.

500 тыс. рублей, тем не менее, из областного бюджета на этот сезон выделены. Кто их будет осваивать? Спортсмены из Краснодара, Москвы, Московской области и их тренеры? Съездят в Сочи на бобслейную трассу. Замечательно, порадуемся за них! Но при чем здесь Орловщина?

Записал Сергей Заруднев.

Лента новостей