Красная строка № 32 (338) от 4 сентября 2015 года

Орловщину ждёт горячая осень

«Маски-шоу», проведенные полицией в начале уходящей недели в торговых центрах, на лесоторговой базе и даже в гостинице, хоть каким-то боком связанных с именем опального депутата областного Совета В. Рыбакова, чётко обозначили: команда губернатора перешла некую «красную черту», возврата из-за которой уже не будет. На наш взгляд, именно это, а даже не «банный» скандал, станет главной проблемой областных властей на ближайшую перспективу.

Все заметили, что со второй половины мая в Орле было более или менее тихо — ни антигубернаторских митингов, ни критических публикаций в федеральных СМИ, ни какого бы то ни было открытого противостояния в других формах. В местные СМИ просачивалась информация, что между сторонами будто бы идут некие переговоры. И судя по всему, В. Потомский использовал эту паузу для укрепления собственных позиций — например, пробился-таки на поклон к президенту, чтобы заверить того в своей полной преданности, и так далее. А вот возможные ожидания В. Рыбакова не оправдались: его, похоже, банально «кинули», если использовать терминологию современного истеблишмента. Во всяком случае, с августа всё начало возвращаться на круги своя.

28 августа 2015 года руководитель Следственного управления СК РФ по Орловской области генерал-майор юстиции С. Сазин вынес постановление о возбуждении в отношении Рыбакова Виталия Анатольевича очередного уголовного дела № 400028 по признакам преступления, преду­смотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ.
А 31 августа прошли уже упомянутые обыски и выемки документов. Одновременно след­ствие обратилось в суд с ходатайством об аресте В. Рыбакова. Стало ясно, что на него решили «наехать», что называется, по полной программе.

Тут же, правда, выяснилось, что эти обыски формально не имели никакого отношения к новому уголовному делу самого Рыбакова, а проводились в связи с только что возбужденным делом в отношении его бывшей супруги. Ее подозревают в каких-то манипуляциях с неким имуществом чуть ли не десятилетней давности.
Однако это не помешало правоохранителям изъять компьютеры и документацию из магазинов, связанных именно с В. Рыбаковым, и тем самым полностью дезорганизовать их работу. То, что людей в погонах интересовал лично Рыбаков, подтверждается даже деталями: оперативники, проводившие обыски, изымали, например, открытки с поздравлениями ему от След­ственного управления СКР и облпрокуратуры. А когда вдруг обнаружилась открытка с подписью бывшего прокурора Орловской области С. Воробьёва, то, по свидетельству очевидцев, следователь будто бы даже сочла необходимым особо доложить об этом кому-то по телефону.
1 сентября адвокат В. Алиев подал в Заводской районный суд г. Орла жалобу, в которой попросил признать незаконным постановление о возбуждении уголовного дела № 400028. Суть его доводов сводится к следующему.

Из фабулы преступного, по мнению следствия, деяния, в совершении которого подозревается Рыбаков, следует, что он, будучи предупрежденным о запрете распоряжаться имуществом, на которое судом был наложен арест, 17.03.2015 года заключил договор дарения на 18 принадлежащих ему земельных участков, тем самым совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 312 УК РФ.

Часть 1 статьи 312 УК РФ «Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации» гласит: «Растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными сред­ствами (вкладами), на которые наложен арест, — наказываются штрафом в размере…» и так далее. То есть, по логике адвоката, статья имеет специальный субъект — лицо, которому вверено имущество, подвергнутое описи или аресту. А под «вверенным» имуществом понимается имущество, которое передано лицу, которому предоставлены определенные полномочия.

В. Рыбаков же под это определение никак не подпадает, потому что никаких решений об изъятии имущества и передаче его на хранение судом не принималось, фактического изъятия имущества также не было, да и не могло быть — речь ведь идет о земельных участках.

Кроме того, согласно Постановлению пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», сделка, даже совершенная в нарушение запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного судом или судебным приставом-исполнителем, является действительной. Ее совершение не препятствует кредитору или иному лицу в реализации прав, обеспечивающихся запретом, в частности, посред­ством подачи иска об обращении взыскания на такое имущество. Таким образом, сам по себе договор дарения является дей­ствительной сделкой, которая не препятствует исполнению возможного решения суда, например, по гражданскому иску.

Характерно, что следствие уже отозвало своё первоначальное ходатайство в суд об аресте В. Рыбакова.
Для чего же затевалась вся эта шумиха с обысками? По нашему мнению, подразумевалось, конечно, и психологическое давление, чтобы Рыбаков занервничал, бросился кому-то звонить, с кем-то встречаться, предпринимать меры… А за ним можно было бы в это время понаблюдать и сделать выводы.

Во-вторых, представьте себе, что означает для предприятия или торговой организации изъятие компьютеров и бухгалтерских документов? Это практически остановка работы.

В-третьих, в таких случаях всегда предполагается возможность и в самом деле обнаружить что-нибудь интересное, в том числе — не обязательно связанное с конкретным делом.

И, наконец, не забывайте о выборах — работе штабов, агитации, финансах… Влезать и копаться в этом полиции не интересно, зато очень интересно заинтересованным лицам, как выражается Вадим Владимирович.
Что будет дальше? Для нас совершенно очевидно, что вот на этот раз власти действительно задели В. Рыбакова, как говорится, за живое, включая его достоинство и самолюбие. При этом он, в отличие от большинства персонажей орловской политической сцены, способен не только к разговорам, но и к решительным поступкам.

— Чужие люди рылись в моем жилище. Это непередаваемо мерзкое ощущение. Оснований, на мой взгляд, нет, — так прокомментировал события опальный депутат в интервью ИА «Орловские новости». — Расправляться с членами семьи, к тому же бывшей, — это в высшей степени подло. Мерзко и подло. Новейшая история нашей Орловщины еще даст оценку этим неправомерным действиям.

Далее то же информагентство сообщило: «По его словам, новое уголовное дело в отношении него инициировано «известными всем лицами» из-за его антагонистической позиции по отношению к губернатору области Вадиму Потомскому. Рыбаков также пообещал «во что бы то ни стало» в сентябре провести в Москве митинг, посвященный деятельности Потомского на посту главы региона. «Даже если арестуют, митинг состоится», — отметил он». (Конец цитаты).

Так что, совсем не исключено, Орловщину ждёт горячая осень.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

Отчетность