Орловская искра № 4 (1225) от 5 февраля 2021 года

Пока не начало трясти там, где не ждали

Попросил житель деревни Ржаное Моховского сельского поселения Залегощенского района Сергей Петрович Васильев сдать ему в аренду заросшие бурьяном земли общей площадью 6 гектаров для сенокоса и выпаса скота. Предварительно, конечно, чтобы скот пасся и было что косить, на месте бурьяна следовало посадить клевер. В результате всем хорошо — земля облагораживается, скот пасется, русский мужик Сергей Петрович Васильев скотину кормит, администрация Залегощенского района отчитывается о росте животноводства. Участок был хорош еще и тем, что находился у самого дома просителя. Привязал скотину и не боишься, что кто-нибудь ее упрет, потому что под приглядом. Администрация Залегощенского района не возражала против такой сделки и землю, поросшую бурьяном, жителю Моховского сельского поселения в аренду сдала.

Шесть лет горя не знал арендатор, заменивший бесполезный бурьян клевером, а на исходе шестого года явилась к нему на участок представительница Новосильского подразделения Росреестра и сообщила, что должна проверить факты, изложенные гражданином Салауди Баудиновичем Хагиевым в заявлении, направленном им в прокуратуру Залегощенского района и спущенном оттуда по подведомственности в Росреестр.

В заявлении говорилось, что на шести гектарах, соседствующих с полями г-на Хагиева, растет не клевер, а зерновые, что является нарушением условий аренды со стороны С. П. Васильева.
С. П. Васильев, действительно, подсевал к клеверу зерно­смесь, чтобы победить сорняки. Уже в редакции он и его юрист, тоже местный житель Р. Ю. Молодов, утверждали, что подобным образом с сорняками борются повсеместно, и Росреестр может обнаружить такие нарушения у каждого второго, если не первого, арендатора, сеющего траву.

Тем не менее, на Васильева наложили штраф в 5 тыс. руб­лей. Он заплатил, но нарушителем себя не признал и с выводами проверки не согласился. Начинается любопытное.
Предписание об устранении нарушения (иначе на каком основании выписывается штраф?) сотрудница Росреестра С. П. Васильеву не выдала. Арендатор, к которому за шесть лет не было никаких претензий, «формальности» значения не придал.

За три месяца до окончания срока аренды таких удобных для него 6 гектаров С. П. Васильев, как положено, обращается в администрацию Залегощенского района, чтобы та аренду продлила. Из администрации отвечают, что сделать этого не могут, поскольку арендатор допустил нарушение, и оно не устранено…

Если нет предписания, то устранять, по логике, нечего. Но если нарушение заключается в том, что на участке С. П. Васильева вместе клевером растет зерносмесь (а не озимая пшеница, как почему-то указала в своем акте проверяющая), то С. П. Васильев нарушение устранил, всё скосив и убрав с поля. Нарушений больше нет?

Не тут-то было. Требуется подтверждение устранения. С. Васильев в Росреестр — подтвердите, что нарушение устранено. Ему отвечают, что не обязаны этого делать.
Васильев — в Залегощенскую администрацию. Там отвечают, что не будут брать на себя функции Росреестра…

Васильев смекнул: пройдут три месяца — и ему попросту откажут в продлении аренды, сославшись на «нарушение, которое не устранено».

Он к юристу. Юрист в суд. Иски к администрации Залегощенского района и Росреестру: житель деревни Ржаное обращается с письменными заявлениями, а ему ни ответа, ни привета. Сроки рассмотрения обращений граждан для этих структур не писаны?

От любопытного переходим к очень любопытному. Сотрудница Росреестра — та самая, что оштрафовала С. П. Васильева по заявлению С. Б. Хагиева, показывает в суде, что обращение оштрафованного с просьбой разъяснить ситуацию, она забыла у себя в столе, заодно забыв его зарегистрировать. Потому и не ответила. Да, упущение… Начальник забывчивой сотрудницы попытался прийти ей на помощь или просто восстановить картину событий, заметив, что заявление Васильева, видимо, было подшито к административному делу, поэтому… В этом случае, удивилась судья, ответ нужно было дать в течение трех дней, а прошло уже больше месяца…

Представители администрации Залегощенского района добавили истории в суде детективных красок. Оказывается, они ошибочно положили в один конверт сразу два письма. Вот чеки, исходящие данные, вес конверта с письмами — 15 граммов. Администрация не знает, почему, как утверждает С. П. Васильев, в конверте находилось только одно письмо, а второе, которое требуется, отсутствовало.

В перерыв ошарашенные Васильев и юрист сбегали на почту и взвесили оригиналы — тот самый конверт с письмом, пришедшим из Залегощенской администрации. Ровно 15 граммов. Если в конверте было бы два письма, объяснили им на почте, еще хотя бы один листок бумаги, то конверт с содержимым весил бы 19 граммов. Как минимум.

Васильев и Р. Ю. Молодов потребовали, чтобы суд сфальсифицированные, по их мнению, показания, не рассматривал. Судья отказалась на том основании, что дело не уголовное.

От любопытного и очень любопытного переходим к тревожным моментам.

Среди множества бумаг, которые С. П. Васильев и его юрист Р. Ю. Молодов направили в правоохранительные органы, есть коллективное заявление прокурору Залегощенского района М. И. Митрохину, подписанное двумя десятками жителей все той же деревни Ржаное. Я его не буду цитировать, чтобы, как говориться, не «разжигать». Суть письма в том, что земельные отношения в деревне Ржаное Залегощенского района перетекают, если уже не перетекли, в угрозу межнационального конфликта. Я бы на месте правоохранительных органов отнесся к заявлению серьезно даже при том, что вполне себе русская фамилия главы Залегощенского района — Брежнев, идущая в заявлении через запятую после фамилии Хагиев, в связке с ней, на мой взгляд, важнее и весомее.

С. П. Васильев — депутат Моховского поселкового Совета, то есть власть представительная. С. Б. Хагиев тоже хотел ею стать, но на выборах 2015 года С. П. Васильеву проиграл. В д. Ржаное существуют остатки социализма или русской общинности, как хотите, с которыми не может мириться убежденное капиталистическое сердце. Здесь, например, местные косят или заводят огороды на земле, на которой живут они и жили их предки, «просто так», без лишних формальностей. Местная власть им это позволяет.

Но однажды полномочия по распоряжению земельными участками на время перешли в администрацию Залегощенского района. И жители д. Ржаное в одночасье лишились своих покосов и огородов. А гражданин Хагиев, тоже житель д. Ржаное, получил, как утверждают Васильев и его представитель-юрист, от той же районной администрации в аренду 50 гектаров земли, где и оказались теперь уже незаконные покосы и огороды, которыми годами пользовались люди.

Поэтому я и позволил себе посоветовать правоохранительным органам, областной прокуратуре, например, отнестись к коллективному письму сельчан максимально серьезно. Ни С. П. Васильев, ни его юрист, прекрасно осведомленный о местных делах, Залегощенской прокуратуре уже не доверяют. Это их право, но мне интересно, почему? Почему они не доверяют главе администрации целого района? Почему «решать вопрос» или беседовать по душам, как хотите, к Васильеву приезжали работники полиции, о чем тоже имеется заявление. Так должно быть, это нормально? Или все-таки следует сопротивляться убеждению, что власть прогнила до основания? В деревне Ржаное Залегощенского района — купируем проблему, если ничего не изменится, подобное убеждение может возобладать.

Но давайте вернемся к одному человеку — С. П. Васильеву. На него написал сосед по меже — что-то не то посадил. «Не то» Васильев скосил. Он не трутень, не преступник, он работящий орловский мужик. Но его упорно хотят лишить земли, будем называть вещи своими именами. О чем говорить, если даже в кулуарах районного суда, как рассказывают участники этой истории, намекали, что 6 гектаров Васильева уже «ушли». И, как принято в таком случае, поднимали указательный палец вверх — как объяснение причины, почему «ушли».

А теперь от частного к общему. Вопрос главе районе В. Н. Брежневу. Это единственный случай или можно рассказать много историй о том, как земля в вашем районе «кристально чисто» уходит от мелких арендаторов?

Мы будем внимательно следить за тем, что в Залегощенском районе происходит. Следить и рассказывать — чтобы власть, если начнет трясти там, где не ждали, не удивлялась.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность