Орловская искра № 9 (1230) от 12 марта 2021 года

Помнить свою миссию

17 марта 1991 года состоялся первый и последний за всю историю СССР всесоюзный референдум. И решалась на нем судьба страны. «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» — так ставился вопрос. И более 76,4 процента участников голосования сказали «да», 113,5 миллиона человек из 148,5 миллионов, пришедших к урнам.

Хотя по регионам не все было так уж однозначно. Например, удивила Свердловская область. Там за сохранение Союза высказалось 49,33%, а в самом Свердловске — 34,17%. Самый низкий результат по стране. В Москве и Петербурге, голоса разделилась примерно поровну. Шесть республик вообще отказались проводить референдум, так как уже заявили о своей независимости. Это Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Грузия и Армения. Другим неприятным моментом стала корректировка вопросов для голосования. В России, например, добавился пункт о введении поста президента РСФСР (зачем это нужно, если речь идет о едином государстве?).

Украина предлагала своим согражданам еще и ответить на вопрос: «Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?». А в Казахстане сформулировали главный вопрос референдума по-своему: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств?». Всё это были признаки того, что стране уже не быть прежней — единой и централизованной.

20 августа 1991 года ожидалось подписание нового союзного договора. Но 19-го случился путч.
Всякий раз, когда мы возвращаемся к вопросу о причинах гибели СССР, мы не можем не задуматься о причинах и особенностях его рождения. А рождался он в боях за новую власть на территории бывшей Российской империи. Заглянем в учебник истории. (Рутковский И. С., Ходяков М. В. «История Советской России». 2001). К лету 1918 года на этом географическом пространстве, переставшем быть единым государством, существовало лишь две независимых республики: РСФСР и Украина. Потом появлялись Белорусская республика, три республики в Прибалтике, три — в Закавказье…

А вот дальше — ещё интересней: «С первых дней их существования РСФСР, сама испытывавшая нужду в самом необходимом, оказывала им помощь в разных сферах государственной жизни. Армии независимых республик снабжались Народным Комиссариатом (наркоматом) по военным делам РСФСР. Декретом ВЦИК от 1 июня 1919 «Об объединении социалистических республик России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для борьбы с мировым империализмом» был оформлен военный союз. Армии всех республик были объединены в единую армию РСФСР, объединялось военное командование, управление железными дорогами, связью, финансами. Денежная система всех республик основывалась на российском рубле, РСФСР взяла на себя их расходы по содержанию госаппарата, армий, по налаживанию экономики.

Республики получали от нее промышленную и сельскохозяйственную продукцию, продовольствие и другую помощь. Со временем государственный аппарат всех республик стал строиться по подобию РСФСР, появились их полномочные представительства в Москве, которые имели право входить от имени своих правительств с представлениями и ходатайствами во ВЦИК, Совет Народных Комиссаров (Совнарком), наркоматы РСФСР, информировать органы власти своей республики о наиболее важных мероприятиях РСФСР, а органы власти последней — о состоянии экономики и нуждах своей республики.

На территории республик существовал аппарат уполномоченных некоторых наркоматов РСФСР, постепенно были преодолены таможенные барьеры, сняты пограничные посты. К 1922 г. на территории бывшей Российской империи сложилось 6 республик: РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Азербайджанская ССР, Армянская ССР и Грузинская ССР. Между ними с самого начала существовало тесное сотрудничество, объяснявшееся общностью исторической судьбы. В годы гражданской войны сложился военный и хозяйственный союз, а на момент проведения Генуэзской конференции в 1922 г. — и дипломатический. Объединению способствовала также общность цели, поставленной правительствами республик, — построение социализма на территории, находящейся «в капиталистическом окружении».

Ключевые слова здесь — «общность цели» и «капиталистическое (читай — враждебное) окружение». Власть была завоевана, но удержать ее новые правительства без России не могли. Вот вам и почва для союза. Читаем дальше: «В марте 1922 г. Азербайджанская, Армянская и Грузинская ССР объединились в Закавказскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. В декабре 1922 г. I Закавказский съезд Советов обратился в Президиум ВЦИК с предложением созвать объединённый съезд Советов и обсудить вопрос о создании союза советских республик. Такие же решения приняли Всеукраинский и Всебелорусский съезды Советов».

Оставим за скобками ленинско-сталинский спор об «автономизации» как формы будущего Союза. Важно усвоить главное: будущий СССР возник как объединение победители в гражданской войне, которым нужно было закрепить эту победу и удержать власть на завоеванных территориях. Без России они этого сделать не могли.

И не могли еще очень долго. Хотя классовые битвы «в общем и целом» закончились, но Советская Россия продолжала снабжать своих союзников по гражданской войне. Сегодня уже является неоспоримым фактом, что РСФСР на протяжении всей истории Советского Союза была его главным донором. Даже перед самым развалом СССР Россия производила ВВП в расчете на душу населения в размере 17,5 тысяч долларов, тогда как потребляла сама 11,8 тыс. К примеру, в Латвии это соотношение составляло 16,5 и 26,9, то есть проедала республика больше, чем производила. Эстония создавала на 15,8 тысяч долларов, а «кушала» на 35,8. Литва потребляла на душу населения 23,3, а производила на 13.

В Грузии соотношение этих цифр было, как 10,6 и 41,9, в Азербайджане — 8,3 и 16,7, в Армении — 9,5 и 29,5, в Узбекистане — 6,6 и 17, в Туркмении — 8,6 и 16,7. И если доля РСФСР в экономике Союза составляла более 60 процентов, то, скажем, доля Армении всего 0,4 процента, Молдавии и Эстония — по 0,7, Грузии — 1,2, Азербайджана — 1,9, Украины — 17,8. Практически все союзные республики за исключением РСФСР и БССР потребляли больше, чем производили. Но поощряемый Центром национальный эгоизм окраин зашел так далеко, что это обстоятельство лишь убеждало местные элиты и обывателей в том, что это они, такие «успешные» и трудолюбивые, «кормят» нищую Россию.

При этом капиталистическое окружение уже не воспринималось таким уж враждебным. Напротив, всё больше возникала уверенность, что это Москва не пускает республики в объятия «свободного» и ещё более сытого внешнего мира. Возникла иллюзия, что Москва национальным окраинам больше не нужна. Так постепенно республики Советского Союза утратили былую «общность цели», обвинив при этом Россию и русский народ в своем отставании от «цивилизованного мира».

Что должно произойти, чтобы бывшая империя вновь стала единым государством? Новая гражданская война за народную власть? Новая экспансия сопредельных государств в Закавказье, в Прибалтику, на Украину? Отчасти это уже происходит.

Во всяком случае, вряд ли следует форсировать события. Несомненно, одно: чтобы в будущем снова стать объединяющим началом для народов Евразии, Россия должна сама окрепнуть.
Государства тяготеют к мононациональному составу, считал русский мыслитель Н. Я. Данилевский. Но при этом он особую роль отводил авторитету имперских наций, способных объединять разные народы. А авторитет держится не на подачках и игре в поддавки ради задабривания и подкупа национальных элит. Преодоление национального эгоизма как раз и является целью имперского сознания. Определить пределы, где кончается органическое стремление к национальной независимости и начинается разрушительный национальный эгоизм — это и есть сверхзадача союзного государства.

Русский литератор и мыслитель Л. А. Тихомиров в своем последнем письме П. А. Столыпину в 1911 году писал: «Россия… создана русскими и держится только русскими. Только русская сила приводит остальные племена к некоторой солидарности между собой и с Империей… Мы должны постоянно держаться во всем престиже силы. Малейшее ослабление угрожает нам осложнениями, отложениями. Внутри страны всё также держится русскими. Сильнейшие из прочих племен чужды нашего патриотизма.

Они и между собой вечно в раздорах, а против господства русских склонны бунтовать. Элемент единения, общая скрепа — это мы, русские. Без нас Империя рассыплется, и сами эти иноплеменники пропадут. Нам приходится, таким образом, помнить свою миссию и поддерживать условия нашей силы. Нам должно помнить, что наше господство есть дело не просто национального эгоизма, а мировой долг. Мы занимаем пост, необходимый для всех».

И вся суровая правда этих слов сегодня очевидна как никогда. Давайте помнить и об этом, вспоминая мартовский референдум 1991 года.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность