Орловская искра № 46 (1315) от 2 декабря 2022 года

Про тараканьи бега в Orle и амнистию в России

Интернет-ресурс «Орелtimes», о патриотизме, любви к России и русскому языку которого говорит само его название, распространил информацию со следующим пугающим и одновременно интригующим своей жутью заголовком:

«Василий Иконников хочет амнистировать распространителей фейков об армии».

Информация не велика и сообщает: «Сенатор Иконников поддержал идею проведения амнистии в связи со 100-летием СССР. Данный законопроект внесла в Госдуму фракция КПРФ. Речь идёт об амнистии для осуждённых за фейки о российской армии, проведение несанкционированных митингов, публичные призывы к экстремистской деятельности, разжигание ненависти и вражды, а также лиц, признанных иноагентами».

Действительно, что-то невероятное. Но дальше еще жутче и необычнее, тот же языковой кентавр «Орелtimes»:

«Как сообщил в своём телеграм-канале политик, представляющий в Совете Федерации Орловскую область (то есть В. Н. Иконников — «ОИ»), это: «Своевременно. Гуманно. Позитивно для консолидации общества перед внешней угрозой».

Признаемся, что такого Василия Николаевича Иконникова мы еще не видели… И КПРФ, кстати, тоже. Как это в известном фильме: «Сенсация! Сенсация!! На Янычара поставлено целое состояние!!!» И несколько выстрелов в небо из пистолета для привлечения публики. Идем смотреть!

Крестимся, набираем побольше воздуха и погружаемся сразу, без проволочек в первоисточник, тот самый упомянутый законопроект об амнистии, разработанный страшной КПРФ и поддержанный столь же подозрительным, если верить таймсу, В. Н. Иконниковым. В документе семь страниц юридического текста с вступлением, пояснением и коротким заключением.
Господи, благослови!.. Читаем…

«Проект постановления Госдумы
Об объявлении амнистии в связи со 100-летием образования Союза Советских Социалистических Республик.

В ознаменование 100-летия образования Союза Советских Социалистических Республик, руководствуясь принципом гуманизма, в соответствии (с пунктом статьи Конституции) Дума Федерального Собрания постановляет:

1. Освободить от наказания впервые осужденных к лишению свободы за умышленные преступления небольшой и средней тяжести:

1) Лиц, принимавших участие в боевых действиях по защите Отечества, и приравненных к ним лиц;

2) лиц, выполнявших воинский либо служебный долг в государствах, где велись боевые действия;

3) военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, а также иных организаций, участвующих в выполнении задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике, в ходе контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона, в ходе специальной военной операции на территории Украины, Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, Запорожской области и Херсонской области;

4) лиц, награжденных государственными наградами СССР и (или) Российской Федерации;

5) несовершеннолетних;

6) женщин, имеющих несовершеннолетних детей и (или) детей-инвалидов, беременных женщин;

7) одиноких мужчин, имеющих несовершеннолетних детей и (или) детей-инвалидов;

8) мужчин старше 55 лет и женщин старше 50 лет;

9) инвалидов I и II групп…»

Стоп! А где «фейки о российской армии»? Ради чего столько страху натерпелся? Может, Пояснительная записка что-нибудь прояснит, укажет на адвокатов враждебных государству фейкометчиков? Ныряем глубже.

Есть! Вот они, голубчики.

«Пояснительная записка… В Постановлении предусмотрено правило о безусловном освобождении от наказания осужденных за совершение преступлений, связанных с различными формами проявления так называемого «инакомыслия». Среди таких составов публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий; неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования; публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности; возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства; применение насилия в отношении представителя власти; оскорбление представителя власти; злостное уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в связи с признанием лица, выполняющим функции иностранного агента и другие.

По оценкам представителей средств массовой информации, именно эти статьи Уголовного кодекса Российской Федерации используются для привлечения к ответственности политических оппонентов… Освобождение от наказания таких осужденных в условиях сложной геополитической обстановки позволит наладить общественный мир, будет способствовать консолидации общества и национальному примирению».

Выныриваем. Вот это и всё, что ли? То есть В. Н. Иконникову и всей КПРФ Орелtimes хочет вменить в вину то, что те предлагают амнистировать людей, которых наказывают по «политическим» статьям за «инакомыслие», зачастую высасывая обвинение из пальца?

Ох уж эти либералы! До какой степени тоталитаризма себя можно довести, смешивая английское с нижегородским! Или я чего-то не понимаю? Не нужно стыдиться, когда чего-то не понимаешь. Свяжемся с одним из авторов проекта Постановления об амнистии, депутатом Госдумы от КПРФ, первым заместителем Председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Ю. П. Синельщиковым, под руководством которого юридическая подготовка проекта амнистии и велась. Уж если человек такой компетенции меня не просветит, то уже никто не просветит.

Берем телефон и звоним.

— Здравствуйте, Юрий Петрович.

— Здравствуйте.

— Вы меня, пожалуйста, извините, у нас тут свои, местные, как принято говорить в истинно интеллигентной среде, терки и разборки,не имеющие отношения к теме амнистии, но они объясняют появление текста, который я вам только что процитировал — про то, что якобы КПРФ хочет натворить, а Иконников — поддержать. Вопрос вот в чем. Даже безотносительно к орловской специфике: ведь подобным образом, столь же «умно» и «объективно» на инициативу КПРФ могут отреагировать похожие ресурсы по всей стране.

— Согласен.

— Тогда как вы все это прокомментируете?

— Давайте поговорим о действительно существенном и важном. Какие-то законы, назовем их условно политическими, мы поддержали, какие-то — нет, но дело не в этом. Наше предложение освободить от наказания лиц, попавших под действия этих законов, не содержит предложения отменить сами эти законы. Пусть они работают, но мы предлагаем провести единовременную акцию по амнистированию осужденных, чтобы примирить общество. Стране необходим дух единства и, извините за громкое слово, солидарности. Цель проекта именно такова. Сейчас общественность взбудоражена, поскольку многие обвинения по условно политическим законам притянуты за уши. Не все, нет, но очень многие.

— Назовете несколько фамилий?

— Фамилии осужденных я, конечно, называть не стану, поскольку репрессии в отношении этих людей, боюсь, только усилятся. Но схему нарисовать можно. К примеру: призыв к проведению митинга приводит к административному наказанию, которое сразу перерастает в уголовное дело. Или упомянутые вами «фейки об армии». Понимаете, одно дело, когда подобную информацию дает лицо, находящееся у власти — член «Единой России» и совсем другое — когда информация идет от оппозиции. Реакция правоохранительной системы может быть абсолютно разной. Неугодного привлекут к ответственности за любую мелочь, которая и не пахнет «фейком» или дискредитацией.

Поэтому мы и предлагаем провести ревизию этой практики путем освобождения. Я видел много приговоров. Осужденные по условно политическим статьям не представляют опасности для страны, в подавляющем большинстве — это люди, болеющие за Россию. У них есть иное мнение о том, как надо решать существующие проблемы. И что? Чего боится государство?

— О каком количестве приговоров речь?

— Посчитать трудно даже приблизительно, поскольку полной статистики не существует. В 2022 году в Уголовном кодексе появилось два десятка новых статей, в том числе и с политическим уклоном, которых еще нет в отчетах.

— В чьих отчетах?

— Минюста, МВД, в статистических отчетах. Пройдет год, и где-то в апреле 2023-го только будет ясно, сколько человек в 2022-м привлекли по «политическим» статьям. Смысл амнистии мы предельно ясно расписали в Пояснительной записке. От предшествующих нашу амнистию отличает только «политический» абзац. Последний раз политическая амнистия была в 1994 году, когда амнистировали ГКЧП. Прошло без малого 30 лет. Так что наше предложение — это в каком-то смысле новое явление. При обсуждении некоторые статьи можно исключить, можно наоборот — дополнить, дело не в этом. Главное — прописать идею о безусловном освобождении от уголовной ответственности за «инакомыслие», так скажем.

— А не боитесь, что государство сочтет ваше предложение наступлением на свою политику, эдакой прорехой в старательно возводимой стене?

— А чего бояться? У компартии много законопроектов, которые не нравятся «Единой России». В социальной сфере таких законопроектов вообще большинство, их постоянно встречают в штыки. Но это не значит, что надо сидеть, заткнув себе рот.

— Юрий Петрович, а вам не кажется ошибкой — готовить документ, рассчитывая, прежде всего, на восприятие юристов? Я что имею в виду: какой-нибудь обыватель, то есть добропорядочный человек без специальной подготовки, прочитает — «освобождение от наказания осужденных за публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, проведение собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования; оскорбление представителя власти…» и на стуле подскочит. Подумает: «КПРФ чиновников бить призывает!» Может, и орловские журналисты таким же образом повелись и перепугались?

— Нет, ну я не думаю, что мы должны ориентироваться на примитивный уровень мышления, мы не должны подстраиваться под отсталых и темных людей, страдающих деменцией. Ориентироваться нужно на нормальных граждан. Хорошо, а другие составы преступлений, в отношении которых предлагается применить амнистию? Ведь их в постановлении перечислено около двух сотен. Они что, не так страшно звучат?

— Там только цифры, номера статей, без расшифровки.

— А если открыть кодекс и почитать? Дело в том, что впихивать в рамки одного проекта трактат о том, что вызывает сомнения в законности каждого приговора, неправильно. Смысл амнистии — примирить общество, избавив его от ожесточения и озлобленности. Вот и вся песня. Мы ведь как-то жили без всех этих уголовных «политических» статей. Почти все они новоиспеченные, появились недавно.

— Напомните, когда.

— Значительная часть — после принятия новой редакции Конституции. В Уголовном кодексе за эти годы не появилось ни одного закона, который бы смягчал ответственность. Если коротко: идет невероятное ужесточение законодательства.

— Но дело еще и в том, если я правильно понял, что так называемые политические статьи еще и используются выборочно?

— Совершенно верно. Они применяются не ко всем, а именно выборочно. И очень часто, к сожалению, обоснованность судебных решений по этим делам весьма и весьма сомнительна. Но мы не ставим вопрос об отмене этих законов, в конце концов, это бесполезно. Да, многие из законов, которые приняты, мы критиковали. Но сейчас речь о другом: давайте примем акт примирения, чтобы успокоить общество. Повторю: люди, которых мы предлагаем амнистировать, не представляют опасности для государства. Амнистия пойдет нашей стране только на пользу.

— А то может сорвать резьбу от избыточного внутреннего давления?

— Именно. Нужно учитывать и то, что специальная военная операция не привела к улучшению жизни народа, наоборот — жизнь ухудшилась. Недовольство теперь высказывают даже средние слои, мы же все это видим.

— Не возьмете на себя неблагодарный труд спрогнозировать судьбу проекта?

— Это очень сложно. Думаю, что просто амнистия, ее основная часть, затрагивающая бывших военных, пенсионеров, инвалидов, несовершеннолетних и т. п., приуроченная к 100-летию СССР, не прошла бы. Эта дата для нынешней власти знаменательной не является. Мы вносили проект амнистии, приуроченный к годовщине Октябрьской революции. Не согласились. Поэтому прогнозировать, что будет, очень трудно, но привлечь внимание к политической составляющей сегодняшнего уголовного судопроизводства необходимо. Практика применения «политических» статей озлобляет людей и расшатывает страну, а это опасно. Мы — оппозиционная партия, но нам не нужно озлобление в обществе. КПРФ — за то, чтобы решать вопросы правовым путем без восстаний и насилия, не дай Бог. Вот о чем речь.

— Идеи компартии зачастую используются властью через некоторое время — под другим названием, к другой, понятное дело, дате, но практически без изменений.

— Да, бывает. Причем регулярно бывает. Я контролирую прохождение законопроектов, отслеживаю их судьбу. Многие инициативы КПРФ были признаны и разумными и справедливыми. Только позже…

— Не испытаете чувство ревности, если подобное случится и с проектом амнистии к 100-летию СССР?

— Не испытаю, но обязательно напомню про партийное авторство.

— То есть если амнистию объявят к очередной годовщине, скажем, Февральской революции, вы не будете сильно расстраиваться?

— Да я никак не буду расстраиваться.

— Чтобы окончательно разъяснить все недоумения. Один вопрос к вам как к юристу по поводу правоприменения статей о «фейках» про российскую армию. Вы не следили за дискуссией в Телеграме между Рамзаном Кадыровым и сторонниками генерала Лапина? Кадыров, к которому я отношусь как к патриоту, с уважением, с моей точки зрения, полностью подпадает под действие статей о распространении «фейков». Или нет?

— (Смеется). Можно я это комментировать не буду?

— Понимаю. Я сам в недоумении.

— Вы знаете, у нас очень много в интернете, и не только в интернете, открытых высказываний, которые можно расценить как дискредитацию Российской Армии. Очень много. Ведь дискредитировать можно не только ложью, но и правдой.

— То есть общество оказывается в очень сложном положении. Оно, например, вынуждено собирать материальные средства, отсутствующие на складах Министерства обороны, но всякое упоминание об этом благородном и самоотверженном деле можно при желании интерпретировать как дискредитацию Вооруженных Сил?

— А мы в Думе собираем. И у меня в доме собирают. Кто-то, слышал, даже объявил, что собирает на ракету…

— Пожелаю, чтобы проект Постановления, предполагающий амнистию в том числе и по «политическим» статьям, был поскорее принят. Пусть даже в феврале.

— Спасибо за пожелание.

— Спасибо за беседу.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

самые читаемые за месяц