Орловская искра № 36 от 20 сентября 2019 года

Смысловые вехи советской эпохи

Анатолий Павлович Рябинин — из городских, коренных. Его дед работал в Орле на железной дороге кузнецом. Отец был помощником машиниста. Потом перешел в деповские слесари. И эта рабочая «наследственность» чувствуется в Рябинине с первых минут общения. Нечто едва уловимое, что в двух словах можно выразить примерно так: внутренняя дисциплина и чувство меры. Ни простецкой развязности, ни «шутейной» грубости, чем так любят бравировать нынешние орловцы, ни малейшего чванства и подозрительности к собеседнику. Открыт, доброжелателен, прост. И всё в меру, не через край, с достоинством. Про таких раньше говорили: «рабочая кость». Подобный образ любили создавать в советском кино, если главный герой из рабочих. Эдакий интеллигент без университетского образования, чья внутренняя культура, кажется, впитана из воздуха, которым он дышал с детства.

Впрочем, у Анатолия Павловича были и свои «университеты». А еще была эпоха, в которую ему довелось родится и сформироваться как личности. Сегодня, накануне своего 90-летия, он говорит, что ни о чем в жизни не жалеет — вот только о том, что кончилось это время — эпоха социализма…

Новорожденного Толю мать принесла из роддома в дом свёк­ра, его деда, на ул. Белинского. Через год отец Анатолия купил часть дома в той стороне Железнодорожного района, которая теперь называется ул. Русанова. Молодая семья зажила самостоятельно. До войны Анатолий Рябинин успел закончить четыре класса начальной школы. В июне 1941 года мать отвезла его к родственникам в Подмосковье. Там мальчик и встретил известие о начале Великой Отечественной…

Он вернулся в Орёл ещё до прихода немцев. Анатолий Павлович помнит, как мать (она работала воспитательницей детского сада) рвалась из города. Увезти детей и больного мужа подальше от на­двигающейся беды! Но руководство сказало женщине: «Не поднимайте панику!». А через несколько дней Орел был оккупирован фашистами.

«Оккупация — она и есть оккупация: голод, холод», — говорит Анатолий Павлович.
А еще ему запомнился бесконечный стук сапожного молотка в их небольшом зальчике. Там, во второй и самой просторной части их квартиры поселились два немца, один из которых был армейским сапожником. Вот он и стучал с утра до ночи своим молотком. А хозяева, муж с женой и двое детей (Анатолий с сестрой), ютились в маленькой спаленке за перегородкой.

Но прошло время, и немцы исчезли так же неожиданно, как и появились в его подростковой жизни. Красная Армия и Советская власть вернулись в Орел. И жизнь пошла своим, правильным чередом.

В 1947 году Анатолий закончил семилетку и поступил в Орловский железнодорожный техникум. Здание бывшей семинарии было частично разрушено, и поэтому учащиеся техникума сочетали занятия с работами на восстановлении своего учебного заведения. В свободное время Анатолий посещал музыкальный кружок, учился играть на трубе. А выучившись, трубил в техникумовском духовом оркестре. Он не расставался с трубой и позже. И даже руководил самодеятельным духовым оркестром на предприятии, где он работал, будучи уже взрослым человеком. Возглавлял тот оркестр колонну сослуживцев Рябинина на каждой первомайской и ноябрьской демонстрациях. Но это в будущем.

А в 1947 году Рябинин вступил в комсомол. Еще через четыре года он, молодой дипломированный специалист, был распределен на станцию Кинель под Куйбышевым (Самара). В то время этот железнодорожный узел стал главным разгрузочным пунктом для строительства Куйбышевской ГЭС. Рябинин работал сначала дежурным по путям, потом диспетчером.

Следующим его «университетом» стала армия. Анатолий служил в авиационной части. Сначала моторист Рябинин обслуживал военные транспортники Ли‑2, а потом и реактивные бомбардировщики. И вот ведь что интересно — не просто тянул армейскую лямку. Государство было заинтересовано в том, чтобы такие, как Рябинин, повышали свою квалификацию даже во время армейской службы. И Анатолий, отучившись на специальных курсах, получил звание младшего техника-лейтенанта авиационной службы. И мог бы остаться служить. Время и социализм открывали для него и такую возможность. Но он предпочел вернуться в родной город.

На станции Орел тогда начинался период большой реконструкции: перестраивался вокзал, проводилась широкая электрификация (паровозы уступали место электровозам), автоматизировалась система управления железнодорожными стрелками. Во всем этом Анатолию Павловичу довелось принять самое активное участие — сначала в качестве дежурного по путям, потом дежурного по станции. «За одно дежурство по 20 пар одних только пассажирских поездов приходилось проводить!» — вспоминает Рябинин об интенсивности движения по станций Орел в то время.

На должности старшего помощника начальника станции он уже руководил целой сменой. «Комсомольско-молодежной сменой!» — подчеркивает Рябинин.

Работал и учился. За его плечами Московский всесоюзный заочный институт инженеров железнодорожного транспорта. Сегодня даже представить трудно: предприятие само послало своего специалиста на учебу в Москву, сохраняло ему заработок, оплачивало проезд. Учеба бесплатная, общежитие бесплатное! Знай себе — учись, повышая квалификацию и культурный уровень!

За участие в реконструкции Орловского железнодорожного узла он получил свою первую государственную награду — медаль «За трудовое отличие». В 1963 году коммунисты станции Орел выбрали Рябинина секретарем парткома на освобожденной основе.

«Легко ли было перейти с производственной работы на партийную?» — спрашиваю. Анатолий Павлович улыбается, дескать, выбирать-то особо не пришлось: «Вызвали и говорят: как, мол, вы смотрите, если мы вас рекомендуем?» А как я смотрю? Рекомендуйте, если надо!

Так начались его партийные «университеты». Сначала секретарь парторганизации станции, потом — узлового парткома, объединявшего коммунистов всех подразделений Орловского отделения Московской железной дороги. В 1968 году Рябинин уже инструктор горкома, курирует Железнодорожный район. С 1973 по 1975 год он возглавляет общий отдел Железнодорожного райкома КПСС. Депутат райсовета, секретарь райисполкома Железнодорожного района — всё это этапы его работы в партийных и советских органах. С 1978 года Анатолий Павлович Рябинин работает в обкоме, заведует протокольным сектором общего отдела. В 1985 он награжден орденом «Знак почета». Это вторая его государственная награда. Есть и много других. Но Рябинин сам оказывает предпочтение только этим двум, именно потому что они государственные.

Говорят, работа с людьми — самая неблагодарная. А у партийной работы именно такая специфика. Спрашиваю об этом Рябинина. А он отвечает: «Нет, легко работалось. Все были тогда исполнительными…»

И это слово, пожалуй, ключевое для его собственной характеристики. Он и после крушения Советской власти остался «при исполнении». Только недавно, каких-то года два назад партийная организация Советского района перестала «нагружать» А. П. Рябинина. «Жалеют, наверное, мою старость», — усмехается он. Но до тех пор Анатолий Павлович был с головой в общественно-партийных заботах. Только специфика их несколько изменилась: участие в пикетах и митинга протеста, работа наблюдателем на избирательных участках в период выборных компаний…

«Дома не засиживался», — улыбается супруга Рябинина Капитолина Михайловна.
Она под стать мужу: открытая и вместе с тем сдержанная, улыбчивая и немного грустная, что всегда отличает людей вдумчивых.

Капитолина Михайловна — уроженка Липецкой области. Но ее родная деревня с красивым самобытным названием Лимовая была липецкой не всегда. Когда-то юная Капитолина приехала в Орел как в свой областной центр. Работала на фабрике «Радуга», возглавляла партийную организацию цеха, потом по рекомендации фабричного парткома перешла в райком КПСС Железнодорожного района, работала в секторе учета. Там-то и высмотрел ее молодой партийный секретарь-железнодорожник Анатолий Рябинин. Но большая часть трудовой биографии Капитолины Михайловны связана с «Орелстроем». С подругами из бывшего сметно-договорного отдела она поддерживает тесные отношения до сих пор. И это тоже яркий штрих к нравственному портрету этой женщины.

С Анатолием Павловичем они поженились в 1969 году, 25 сентября — в день рождения Рябинина. Значит, в этом году вместе с его 90-летием отметят и «золотую» годовщину своей супружеской жизни. И можно сказать, что это еще одна большая награда А. П. Рябинина — награда судьбы.

Как поется в одной современной песне: «Бесконечна дорога, но всегда и сейчас — всё завит от Бога, и немного от нас!». Хочется добавить — и от эпохи тоже. Но ведь и её определяют человеческие настроения и устремления, которые, в свою очередь, порождают законы, условия жизни и нравы. Поди разберись, что первично — бытие или сознание! В Институте марксизма-ленинизма, который в свое время успешно закончил А. П. Рябинин, конечно, учили, что — бытие. Но когда общаешься с такими людьми, как Анатолий Павлович и Капитолина Михайловна, почему-то начинаешь верить, что в классической формуле «бытие определяет сознание» смысловое ударение нужно все-таки делать на последнем слове, даже если это и не совсем научный подход.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность