Строев сказал ему: «Гена, я тебя услышал…»

О злоключениях троснянского фермера Геннадия Суханова «Красная строка» уже писала. Напомним: еще год назад этот земледелец был у областной власти на хорошем счету, СМИ приводили его в пример как образцового хозяйственника, который и на бедных землях выращивает высокие урожаи, а еще решает социальные вопросы своих работников. Но под бедной землей оказались богатые запасы железной руды, к тому же лежащие почти на поверхности. И кому-то пришло в голову: ведь на них можно нажить огромные состояния. И что же, взять и отдать все это за здорово живешь фермеру Суханову и владельцам земельных долей? Одно дело, когда они пашут свой клочок и что-то там собирают, но когда светит баснословный куш — нет уж. И, видимо, поэтому в Орловской области появился новый инвестор — ОАО «Орелинвестпром». А земли, на которых трудились Суханов и некоторые другие фермеры, в том числе и из Троснянского и Дмитровского районов, стали срочно передаваться дочерним структурам «Орелинвестпрома», в частности — ООО «Орелагропром».

Сам губернатор всячески демонстрирует к этим коммерческим фирмам отеческую заботу и благосклонность. На обслуживание их интересов брошен чиновничий аппарат области и районов. А для изъятия земель используется жесткий административный ресурс. Люди оказываются беспомощными перед этим сплоченным натиском власти. Несмотря на обращения в многочисленные инстанции, остановить произвол не удается. И мы вынуждены вновь вернуться к этой теме.

Геннадий Суханов — фермер, как говорится, первой волны. Свое хозяйство создал в 1991 году. В 99-м КФХ перерегистрировали в ООО АК «Золото Черноземья». Геннадий Анатольевич посчитал: как корабль назовешь, так он и поплывет. И «Золоту Черноземья» в самом деле везло, а может, сказывались профильное образование и опыт хозяина, бывшего колхозного инженера. Одним словом, начинал он с 203 гектаров пашни, а к 2005 году уже обрабатывал тысячу с лишним.

Росло хозяйство, требовались рабочие руки. И Суханов за свой счет стал строить дома для работников. В деревне Нижнее Муханово вырос целый жилой поселок из 20 современных светлых, просторных коттеджей с удобствами. В одиннадцати из них поселились переселенцы из Казахстана, где в свое время по распределению института успел поработать и сам Суханов.

— Дома работникам отдаем бесплатно, — рассказывает Геннадий Анатольевич, — а если семья работает в хозяйстве в течение десяти лет, жилье так же бесплатно передается ей в собственность. Уже передали четыре дома. И строительство продолжаем.

«Золото Черноземья» крепло. Людей в хозяйство просилось все больше. И в 2005 году Суханов попросил еще земли, хотя бы полторы тысячи гектаров. Обратился и лично к губернатору, и пару раз высказывал свою просьбу с трибун различных совещаний, поскольку удачливого фермера тогда приглашали на них охотно, предлагали выступить, поделиться опытом. Такими хозяйствами власти с удовольствием хвастали перед центром.

Между тем как раз к тому времени в районе разорилась агрофирма «Тросна». Как это произошло — история загадочная. Агрофирма просуществовала три года, и, по словам Суханова, за это время в нее было закачано инвестиций около ста миллионов рублей. В те годы то были еще очень большие деньги. И как при такой поддержке предприятие умудрилось обанкротиться, знают только посвященные. Одним словом, земли остались бесхозными, а люди — без дела. И когда Суханов в очередной раз повторил свою просьбу, губернатор прямо на совещании поднял главу администрации района В. И. Быкова и потребовал: «Решить этот вопрос!». Глава тут же обещал: «Хоть завтра дадим два колхоза».

И буквально на следующий день Суханову дали добро еще на 5200 гектаров — на территории бывших ООО «Воронецкое» и «Каменецкое» (бывший колхоз «Знамя Ленина»): начинай работать.

— По сути, там была уже целина, — вспоминает Геннадий Анатольевич, — некоторые поля к тому времени не пахались уже лет десять. Березки росли, без преувеличения, выше трактора К-700. И вот мы в течение нескольких лет эти площади приводили в порядок, пахали, культивировали, бороновали. Вложили труда и средств немерено, практически не получая отдачи, с расчетом на перспективу. Ведь там, где были сплошной пырей и березняк, распахать и сразу засеять — не получится. Надо тщательно разрабатывать не один год. И уже больше половины площадей мы запустили в оборот. Например, земли из-под гречихи и пшеницы были уже чистыми.

Одновременно оформляли все необходимые документы. Собирали заявления владельцев долей, провели межевание, за свой счет зарегистрировали дольщикам свидетельства на право собственности. Со всеми пайщиками, до единого, подписали договоры аренды на 49 лет. Земельные массивы поставили на кадастровый учет. Затем все документы были переданы для оформления в Кромское межрайонное отделение Регистрационного управления Орловской области.

Времени на бумажную волокиту ушло изрядно. Ведь только воронецкий массив площадью около 3 тыс. гектаров состоял из невостребованных земель, земель районного фонда перераспределения и 1600 гектаров — долевых, за которыми стояли 372 дольщика. У каждого требовалось проверить свидетельства на право владения землей, паспортные данные и в конечном итоге все это собрать в единый реестр, распечатать и еще раз сверить. Работу взялась курировать специализированная фирма — ОАО «Орловская инвестиционная земельная компания». «Золото Черноземья» перечислило ей деньги за размещение объявления в газете, за юридическое обеспечение проекта по оформлению земельных долей. Правда, роль земельной компании, по словам Геннадия Анатольевича, ограничилась лишь выдачей бланков определенной формы. Остальное все сделал Суханов со своими помощниками. А через некоторое время земельная компания потребовала передать ей данные еще и на электронных носителях. Якобы для контроля за работой.

— До меня только после дошло, — сокрушается Геннадий Анатольевич, — что мы собственными руками, собственным трудом, за собственные деньги (а это — сотни тысяч рублей) собрали данные своему обидчику. Инвестиционная земельная компания, которая призвана стоять на страже законности при оформлении сделок с землей, в тайне от нас, но используя сведения из нашей базы данных, стала оформлять земли на имя ООО «Орелагропром».

Весеннюю посевную «Золото Черноземья» провело еще спокойно. Вроде ничего не предвещало беды. И вдруг — как с цепи сорвалось. Как описывала газета «Аргументы и факты в Орле», в деревню Воронец стали чуть ли не каждый день наезжать заместители главы администрации Троснянского района Александр Насонов и Лариса Борисова. Нет, их целью не было детальное изучение житья-бытья местных крестьян, что вполне соответствовало бы служебным обязанностям чиновников. Задача стояла одна: заставить местных жителей передать свои земельные паи новому инвестору, которого в то время еще никто и в глаза не видел — ООО «Орелагропром». Агитировать за инвестора районные власти подняли весь свой актив: учителей, почтальонов, работников бюджетной сферы, которые вынуждены были ходить по домам и уговаривать односельчан подписать нужные бумаги.

Дело доходило до обмана и угроз, о чем также писали СМИ. Людям рассказывали, что «Суханов — банкрот, что уже Строев против него, так что кто останется в его хозяйстве, все потеряет. Землю он все равно зарегистрировать не сможет…» Или, придя к какой-нибудь бабушке, заявляли: «Ты осталась единственной, кто не подписал, остальные все подписали. Если не подпишешь сейчас — потеряешь право на землю».

— Хотя на самом деле, конечно же, никто ничего не потеряет, — уверен Суханов, — потому что мы всем оформили право собственности.

И действительно не все испугались. Тогда инвестор вытащил из «кармана» лакомый «пряник». В период уборки по деревне проехал «КамАЗ» с зерном, выдавали натуроплату якобы за паи, еще не использованные, по сути, у инвестора еще не работавшие. Люди, получая зерно, естественно, расписывались, где укажут, но вряд ли, считает Суханов, все знали, за что ставят свой автограф. По мнению фермера, подписи использованы для того, чтобы сфабриковать договор аренды.

А документы Суханова так и лежат в Регуправлении. Спрашивается, как же могла быть заключена новая сделка с «Орел-агропромом», если на те участки уже были оформлены договоры с владельцами земли у Суханова? На каком основании заявка одного арендатора приостановлена, а другого — на те же участки — проходит на ура? Разве это не чистой воды недобросовестная конкуренция, а так как в сделках участвовали представители власти и другие органы с государственными полномочиями, разве это не коррупция?

Кстати, Суханов неоднократно пытался познакомиться с документами, которые получил «Орелагропром», обращался за этим в районную администрацию, в сельское поселение — никто ничего не показывает. Может, их еще и нет вообще? Между тем инвестор уже заехал на сухановские поля.

«Только убрали пшеницу или гречиху, — рассказывает Геннадий Анатольевич, — они тут же загоняют свои импортные трактора и дискуют. Даже не разговаривают ни с кем. Я попытался поговорить с одним из наших местных, который там руководил работами. Он плечами пожимает: мое дело, мол, маленькое, меня послали, я приехал. Все вопросы — не ко мне.

В Воронце отобрали около 600 гектаров гречишных полей. Засеяли даже те земли, которые мы весной оставили на пары, то есть вспахали, все лето возились на них, четыре раза прокультивировали и бороновали, надеясь получить высокий урожай.

В прошлом году мы посеяли озимых 1900 гектаров, а в этом году практически 700 га не досеяли по причине того, что у меня была отнята пашня и мне не дали возможность там работать. Руководство «Орелагропрома» ни разу даже не пыталось выйти со мной на контакт. Даже не позвонили сообщить, что землю отбирают, не то чтобы о чем-то договариваться. Видимо, настолько они уверены в административном ресурсе и безнаказанности за свои действия. Только раз, еще в период уборки, ко мне подъехал их главный агроном и сказал: «Мы провели межевание, и все сделали сами». Я оторопел: погодите, как вы могли его провести, если мои книги по межеванию этих земель находятся по одному экземпляру в комитете по земельным ресурсам и в администрации Троснянского района? Но вопрос опять оказался не по адресу».

Суханов обратился с заявлением в районную прокуратуру, но там нарушений в использовании земли «Орелагропромом» не заметили, дескать, заехали они туда, имея договор аренды на 11 лет. Но если есть на самом деле этот договор, насколько законно он составлен? Этими вопросами прокуроры, видимо, не стали себя утруждать. А ведь если на участке есть хоть один человек, который не дал свое согласие, сделка не может быть совершена.

Побывал фермер на приеме и у начальника УВД области, с тех пор прошло месяца три, но пока ответа на свои вопросы не дождался.

Как рассказывает Суханов, генеральный директор инвестиционной земельной компании Ольга Яковлевна Одинцова в беседе с ним открытым текстом сказала, что учредитель «Орел-агропрома» имеет контрольный пакет акций «Кузбассугля» и «Донецкстали», поэтому, мол, пытаться противостоять им бесполезно.

Сам Суханов считает: за «Орелагропромом» и в целом за «Орелинвестпромом» стоит именно губернатор. Он всячески демонстрирует свою заинтересованность в них, давая сигнал чиновникам: не сметь чинить какие-либо препятствия. Об этом свидетельствуют пышные чествования, хвалебные материалы по ТВ и в газетах. И потом, чьи еще частные поручения могли бы районные чиновники исполнять с рвением даже большим, чем служебные; перед кем спасовали бы, идя на сомнительные сделки, регистрирующие органы, с кем органы правопорядка предпочитают лучше не связываться, тем самым невольно убеждая граждан, что победа не в правде, а — в силе.

«А однажды, — вспоминает Г. А. Суханов, — я встретил главу районной администрации Виктора Ивановича Быкова. Он бьет себя кулаком в грудь, клянется детьми, что это не его затея, он только выполняет то, что его заставили сделать. Я спрашиваю: «Это Строев вас заставил?». Тот испугался, раз пять повторил: «Я эту фамилию не называл».

По словам Суханова, по поводу земельного конфликта он сам неоднократно обращался к губернатору, надеясь на справедливый исход дела. Последний раз был даже телефонный разговор. Геннадий Анатольевич рассказывает:

— В беседе с губернатором я открыто сказал ему: «Егор Семенович, в районе ходит информация, что «Орелинвестпром» работает под вашей защитой и что чуть ли не ваша дочь имеет отношение к учреждению этой компании». Он мне ответил: «Это — глупость».

Итогом разговора стали строевские слова: «Гена, я тебя услышал. С твоей земли никто не возьмет ни гектара».

Но через день Суханов объехал свои поля, техника «Орел-агропрома» по-прежнему продолжала там работать. Кстати, именно «Орелагропром» значится в заявке, поданной в Роснедра РФ на разработку месторождения железной руды в Орловской области. А территория Воронца в этом плане — одна из самых перспективных.

Геннадий Анатольевич откровенно признался, что он уже не надеется на законное решение своего вопроса у нас в области. Но недавно он получил приглашение на Всероссийский конгресс, который проводит общественный антикоррупционный комитет Государственной Думы РФ. Там как раз будут обсуждаться проблемы использования, оборота земель сельхозназначения, факты рейдерских захватов и беспредела, творимого чиновниками в этой сфере. Суханов собирается рассказать о своей истории со всероссийской трибуны, надеясь, что его не только услышат, но и помогут восстановить справедливость.

Иван САВЕЛЬЕВ.

Лента новостей