Орловская искра № 11 (1280) от 25 марта 2022 года

Всё работает и будет работать

Как сообщил несколько дней назад губернатор А. Е. Клычков телеканалу «Россия 24», орловские предприятия с иностранным капиталом заявили о готовности продолжить свою работу.
Это приятная новость, учитывая внешнеполитическую обстановку. Но помимо главного, всегда интересны детали. Мы обратились в областной департамент промышленности и торговли с просьбой ответить на несколько вопросов. Руководитель департамента М. И. Петров согласился это сделать.

— Максим Игоревич, сколько человек работает на крупнейших орловских предприятиях с иностранным капиталом?

— Порядка трех с половиной тысяч.

— Собственники, если говорить о национальной принадлежности…

— Бельгийцы, итальянцы, американцы…

— Были какие-нибудь недружественные демарши в контексте санкций?

— Нет. Наоборот — иностранные акционеры хотят, чтобы их предприятия любыми способами продолжали работать. Они и работают, и видно, что собираются это делать и впредь.

— Сокращения, увольнения, простои?

— Возникнуть могут только какие-то технические сбои, но в нынешней ситуации это естественно. Около двух недель назад несколько сотрудников на одном заводе отдыхали три дополнительных дня из-за нехватки по отдельной позиции, но проблему решили, сейчас работают все конвейеры.

— Как обстоят дела на самом большом предприятии — «Керама Марацци»?

— Там основная проблема — сырье. Для решения мы нашли заводу альтернативного поставщика из Томска. Это сырье уже поступает в Орел и заменит итальянское. Также подключился Минпромторг, активно помогает решать проблемы губернатор. .

— На обывательском уровне существует убеждение, что все сырье для «Керамы» находится в глиняных карьерах Малоархангельского района, и его там достаточно.

— Это не так. Плитка делается не из одной глины, глина — только основа, составляющая процентов двадцать — тридцать изделия. К тому же, для разных видов плитки используется и разное сырье. Для напольной плитки — одно, для настенной — другое. Плюс — требуется много добавок, которых у нас нет. Но это решается. Сейчас в этом смысле работа на заводах идет по всем направлениям — по замене комплектующих, материалам, сырью, логистике. Система перенастраивается и отлаживается. Разу­меется, это требует времени.

— Как вы собираете нужную информацию для принятия решений? Обзваниваете пред­приятия?

— Уже 28 февраля мы разработали систему мониторинга. Сегодня на постоянной основе собираем информацию по 30 ключевым предприятиям области, анализируем ее и ведём «светофор». Чтобы знать все, нужно контактировать с первыми лицами на производстве. Контакты постоянны. За каждым заводом закреплен наш работник, он заполняет специальные таблицы, мы их анализируем и передаем информацию дальше — губернатору, в Министерство промышленности и торговли, в другие ведомства. Два раза в неделю проводятся ВКС-совещания с Минпромторгом, где мы информируем о существующих трудностях. Такая форма, следует заметить, эффективнее любого письма. Минпромторг сейчас действует по принципу «Единого окна», аккумулирует всё, нет нужды «бегать» по департаментам, работает в режиме 24 на 7.

— Как работаете вы?

— И мы, как и все региональные органы власти, работаем фактически без выходных. Сейчас действовать нужно оперативно. Еженедельно мониторим предприятия по всем вопросам. Где-то, например, появились сложности с логистикой при том, что в движении уже находилось несколько десятков фур с сырьем, комплектующими и готовой продукцией. Мы подключились, нашли новые пути доставки и даже новых партнеров заводу — взамен выбывших. Минтранс активно действует, открыл «горячую линию». Все включаются, чтобы помочь.

— Что нашим предприятиям приходится импортировать?

— Много всего, что в России не делалось. Иностранные компании были завязаны на импортную комплектацию, но сейчас происходит массовая переориентация на отечественных производителей, просто требуется время, чтобы с ними определиться.

— Это так легко — взять и начать что-то производить самим?

— Про микроэлектронику говорить не стану, но сделать любую «железку» мы точно сумеем. Разумеется, если выпускать что-то в одном экземпляре, то изделие будет золотым, но когда производство станет на поток, и цена окажется приемлемой. Качество нашей техники тоже достаточно высокое. Орловские предприятия, к слову, уже получают новые заказы от отечественных сельхозпроизводителей.

— Есть какие-то специфические трудности?

— Отдельные поставщики наших заводов не исполняют уже проплаченные контракты; деньги, говорят, вернем, а оборудование не поставим. Затягивают таможенные процедуры. Например, литовская таможня не то что тормозит, но очень медленно оформляет… Если раньше машина стояла 3—5 часов, то сейчас стоит 3—5 дней.

— Как обстоит дело с давно ожидаемым открытием в Орле магазина строительных товаров «Леруа Мерлен»?

— Все нормально, никаких проблем тут нет, летом магазин в Орле должен открыться. Завод по производству напольных покрытий уже заключает с «Леруа» договор на поставку своей продукции. Никто не хочет закрываться, все хотят работать — это главное, просто у кого-то получается, а у кого-то в силу той или иной причины — нет.

— Иностранные компании предлагают какие-то варианты решения существующих проб­лем?

— Да. От иностранных предприятий к нам идут письма с предложениями о мерах поддержки, которые позволили бы свести к минимуму потери и риски. Это нормальные рабочие предложения.

— Департамент промышленности и торговли мониторит цены?

— Конечно. Вот, посмотрите, сахар лежит, купили его по 120 рублей за кило… Некоторые хозяева торговых точек, грубо говоря, потеряли берега. Если формулировать мягче, то это пример бессовестной спекуляции. По каждому подобному случаю — факту необоснованного завышения цен — мы готовим письма в прокуратуру и УФАС. Меры воздействия в такой ситуации есть.

Предваряя ваш вопрос об ажиотажном спросе на сахар, скажу, что сахар никуда не делся, он есть. Мы наблюдаем не вымывание товара, а именно повышенный спрос на него. Помимо желания «затариться» впрок, дефицит объясняется и тем, что у сетевиков — электронная система формирования заказа. Появился нолик на экране — пошел сигнал на РЦ, формируется машина; привезли 100 кг, а их тут же разобрали. Раньше в магазинах были склады, которые эту проблему решали, но сейчас складов в магазинах нет. Начали решать проблему в ручном режиме: вывезли в зал огромный поддон — берите. Ажиотаж спадает, он обязательно спадет. Сегодня в области в наличии более 120 тысяч тонн сахара при годовом потреблении в 40 тысяч тонн.

— Если вернуться к главной теме разговора — крупным производствам с иностранным капиталам, то какой вывод можно сделать?

— Все понимают, что остановка производства контрпродуктивна. Никто на предприятиях не скажет: давайте закроемся и подождем чего-нибудь… Если возникают проблемы с логистикой, завод будет работать некоторое время на склад, поскольку запас сырья есть всегда. А за этот буферный, назовем его так, период перенастроится и отладится вся система. Всё работает и всё будет работать.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность