Орловская искра № 14 (1235) от 16 апреля 2021 года

Жаль, помер Николай Васильевич — усмехнулся бы!

Орловская область «попала на зубок» президенту России. Как сообщили СМИ, 8 апреля Владимир Путин упомянул наш регион в числе тех, где слишком заметно выросли цены на жилье. По данным, которые легли на стол президенту, — на 19 процентов. «Это не просто рост цены, это существенный рост», — цитирует ТАСС В. В. Путина.

19% — это больше, чем в среднем по России. И значительно меньше тех чисел, которые легко читаются на сайтах орловских застройщиков. Ведь если в конце 2019 года самая дешевая однокомнатная квартира в Орле стоила 1,6 миллиона рублей, то в апреле 2021-го, то есть через год с небольшим, за нее уже нужно было выложить 2,4 миллиона. Это явно не 19 процентов роста, а все 50! Но будем считать, что Путину предоставили некие «очень усредненные» данные.

Президент поручил Федеральной антимонопольной службе провести проверку обоснованности роста стоимости жилья. Но пока ФАС сделает свою работу, почитаем текущие комментарии к этому насущному вопросу: так почему?

Орловские информационные агентства цитируют и. о. руководителя департамента промышленности Орловской области М. Петрова, который всё объясняет двумя причинами: дешевым ипотечным кредитом, спровоцировавшим потребительский спрос на жилье, и ростом цен на стройматериалы, в частности — на арматуру, без которой теперь не обходится строительство жилых многоэтажек. И действительно, цены на арматуру скакнули в 1,5—2 раза. Об этом сообщают практически все СМИ, так или иначе комментирующие ситуацию на рынке жилья. Правда, они еще добавляют в список причин падение курса рубля, рост себестоимости строительства на 15—30%, инфляцию в 4—5 процентов — все те неприятные «мелочи», которые уже, как ракушки, накрепко и толсто облепили днище корабля под названием «Россия».

На официальном региональном правительственном сайте читаем: «Как сообщил заместитель председателя правительства Орловской области по развитию инфраструктуры Игорь Тиньков, ситуация с ростом цен на региональном строительном рынке и поиски путей по её стабилизации находятся на постоянном контроле правительства Орловской области». «Буквально в начале этой недели мы встречались с основными застройщиками, искали совместные пути решения этой проблемы, обсуждали возможность снижения стоимости квадратного метра, участие в перспективных программах Минстроя», — рассказал Игорь Владимирович.

И, как следует далее из текста официального сообщения, он внес некоторые коррективы в список интересующих нас причин: под строительство жилья в регионе, оказывается, выделялось мало земли, и, соответственно, квартир построено меньше, чем хотелось бы потенциальным покупателям. То есть спрос превысил предложение.

Но, если следовать этой логике, получается, что программа льготного ипотечного кредитования, которую федеральная власть запустила в стране, тормозится неповоротливостью нашего строительного бизнеса, который не может удовлетворить возросший спрос на жилье. И более того, как следует из слов того же И. Тинькова, неповоротливой оказалась и местная власть. А как иначе трактовать его слова о необходимости «активнее работать по формированию земельных участков для строительства», «не тянуть с вводом 13 микрорайона», «привлекать больше строительных сил»?
Но все ли виноватые названы?

«Цены на жилье резко рванули вверх из-за смягчения денежно-кредитной политики в период кризиса, программы льготной ипотеки и введения налога на доходы с банковских вкладов. Так что в подорожании жилья виноваты сами власти — правительство и Центробанк», — настаивают специалисты аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости IRN.RU». И это очень любопытный момент во всех комментариях. Получается, что федеральный центр подвергают обструкции за то самое стимулирование спроса, которому так долго и упорно противостоит в нашей стране либеральное прозападное лобби. Критикуют за то, что правительство решило «дополнительно простимулировать первичный рынок»; за то, что «продлило и расширило» программу льготного кредитования, выделило на эти цели не 800 миллиардов, как планировалось изначально, а 1,8 триллиона рублей; за то, что отодвинуло сроки действия программы до 1 июля 2021 г. — вместо того, чтобы уже с ноября 2020 вернуть банкирам возможность снова накручивать процент по кредитам.

Отставание возможностей и объемов производства от спроса — это, конечно, существенный фактор. Но когда речь заходит о ссудном проценте, тут поневоле вспомнишь Н. В. Гоголя и некоторые моменты из его «Тараса Бульбы». Жаль, помер Николай Васильевич — усмехнулся бы, на нынешнюю ситуацию глядючи.

Как говорится, ищи, кому выгодно. Вот и давайте поищем. Ведь что такое ипотечный кредит, а точнее — процент по этому кредиту? Это плата за время, за ту рассрочку, которую банк предоставляет тебе за пользование «своими» деньгами. Застройщик получит ровно столько, сколько стоит квартира. А вот «нажитые» проценты банк заберет себе. Они набегают каждый год в течение всего оговоренного срока погашения кредита: сначала на всю сумму, а потом на оставшиеся, уменьшающиеся по мере выплаты, части его. И в итоге заемщик возвращает банку не 3,6, не 6,5 процента сверх стоимости квартиры, а значительно больше.

А теперь давайте прикинем на конкретных цифрах. При одном и том же первоначальном взносе, ну, скажем, в 400 тыс. рублей и при одном и том же сроке погашения кредита, допустим, в семь лет, за однокомнатную квартиру стоимостью в 1,6 миллиона рублей в прошлом году нужно было ежемесячно выплачивать по 20 тысяч рублей. Теперь же, когда квартира подорожала до 2,4 миллиона, заемщику придется платить по 32 тысячи ежемесячно. Это значит, что при нынешней ипотечной ставке в 3,6%, установленной под давлением правительства, банкиры будут получать ежемесячно те же деньги с заемщика, что и при прошлогодней ставке в 6,5 процента. Совпадение цифр просто удивительное — до сотых долей.

Кстати, когда возникли на горизонте эти льготные 6,5 процента ипотечной ставки, квартиры сразу подорожали. Тоже из-за арматуры? Не удивительно, что цены на жилье растут и будут расти, как пророчат финансовые аналитики: «До конца 2021 года — еще на 6—8%».
И это еще большой вопрос — кто выступает главным застрельщиком в росте цен на жилье: строители или банкиры? Ведь строительным организациям приходится заключать договора с банками об условиях ипотечного кредитования. А помните, кто из персонажей Н. В. Гоголя хлопал в ладоши, приговаривая: «Без контракта у нас ничего не делается!»? Не кузнец Вакула!

Следующий момент. Интернет-сайты различных СМИ и аналитические агентства взахлеб кричат, что льготное ипотечное кредитование спровоцировало отток банковских накоплений: люди-де перестали копить деньги и решили вкладывать их в недвижимость, спровоцировав таким образом рост цен на нее. Статистика подтверждает: «Объем вкладов населения за 2020 г. сократился на 7%. Только из Сбербанка вкладчики забрали рекордную за последние годы сумму — более 100 млрд. руб.» Но, во-первых, разве это хорошо для экономики, если деньги «лежат»? А во-вторых, хочется спросить: от какой такой нужды банкиры снизили процентные ставки по вкладам населения? Не для того ли, чтобы, не утруждая себя, компенсировать «потери» доходов от «невыгодного» для них льготного кредитования строительной отрасли?

Вот бы по какому следу скомандовать: «ФАС, взять!» Но всякий раз, когда намечается конфликт интересов между производственниками и банкирами, система почему-то проявляет удивительную лояльность и понимание именно в отношении последних. А ведь даже ситуация на международной арене, в самых заповедных уголках «развитого капитализма» наглядно показывает, что этот конфликт интересов — между реальным сектором и финансовым — жестокая реальность. То, что выгодно банкирам, порой смерти подобно для производства. Еще Гоголь об этом писал! Значит, весь вопрос в том, чью сторону должна принять власть в этом непримиримом споре: кого обуздать, а кому предоставить больше экономической свободы.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность