Лента новостей, май 2020

Зёрна и плевелы

На фронте говорили, что командир роты на передовой в среднем живет неделю, командир батальона — месяц. У комбата Ильи Баулина тоже были все шансы оказаться в списках погибших и навечно остаться в траншее под Шауляем. Но немецкий снайпер, к счастью, в тот раз оказался не слишком точен, и Илья Николаевич «всего лишь» получил тяжёлое ранение…

К началу войны Баулин был уже опытным военным. Он родился в 1911 году в Дмитровском районе Орловской области. По достижении 20 лет, в 1932 году, его призвали в Красную Армию для прохождения срочной службы на Дальнем Востоке. Парень грамотный, умный, дисциплинированный, он сразу же показал себя с лучшей стороны, его зачислили сначала в школу младших командиров, потом на ускоренные офицерские курсы. Так что в родную деревню Пальцево Баулин возвратился офицером.

Работал заместителем, а потом и председателем Бородинского сельсовета. Когда началась финская кампания, Баулин был вызван из запаса, участвовал в кровопролитных боях, преодолевал линию Маннергейма. Та война стала хорошей проверкой боеготовности Красной Армии.

Затем Илья Николаевич вновь возвратился к трудовым будням. Земляки избрали его председателем колхоза. Но тут грянула Великая Отечественная…

Баулин воюет в составе 325-й стрелковой дивизии, которая участвовала в оборонительных боях под Москвой, а затем в освобождении ряда районов Калужской области. Тот период времени — тяжелое испытание для нашего земляка. Он знал, как нелегко приходится родителям и жене с тремя детьми в оккупации.

Семье И. Н. Баулина под властью оккупантов угрожала реальная опасность. И не только потому, что он был коммунистом и офицером Красной Армии. Но еще и потому, что односельчанин Александр Проханов, работавший одно время под началом Ильи Николаевича бригадиром полеводческой бригады, имел личную неприязнь к нему. Он считал Баулина причастным к своему аресту в 1939 году. Весной 1941 года Проханова амнистировали, и как только немцы оккупировали Дмитровский район, он сразу же пошел к ним на службу. Сначала его назначили старостой в Пальцево и одновременно старшиной Бородинской волости, а позже старшиной Соломинской волости.

Проханов начал с того, что отобрал всю живность у Баулиных: корову, поросят, кур. Вынес из хаты все, что ему приглянулось. Предателю хотелось продемонстрировать всем сельчанам свою власть над семьей бывшего председателя колхоза.

Подобные ему люди, повернувшие оружие против Родины — и не важно, по идеологическим ли причинам, либо в силу собственного нравственного уродства, — в большинстве своем и занимались расстрелами мирного населения, насилием, грабежами. Проханов участвовал в операциях против партизан, грабил их семьи, сжигал дома, производил обыски у мирных жителей, изымал скот и продукты питания для своих хозяев, отправлял молодежь на принудительные работы в Германию… И все время держал в поле зрения семью Баулиных. Искал повод, чтобы отомстить.

Предатель был в полной уверенности, что Илья Николаевич воюет в партизанском отряде. Он не раз заходил в хату Баулиных, заставлял старшего из детей Серафима сесть за стол напротив себя и беседовал с ним «по душам». В руках при этом Проханов крутил револьвер, время от времени вставляя ствол мальчишке в рот.

А однажды жена и дети Баулина вообще оказались на волоске от гибели, когда одна из соседок пришла к ним домой и сказала, что видела, как Илья Николаевич ночью будто бы стучал в окно, а из-за него может пострадать вся деревня. Испуганная супруга Баулина Агриппина Акимовна ответила, что этого быть не может, потому что мужа призвали в армию, и о его судьбе ей ничего не известно. Но соседка не унималась, продолжала настаивать на том, что видела бывшего председателя, и добавила, что он якобы забыл на завалинке перчатки, и она отнесет их старосте.

К расследованию происшествия подключилось гестапо. И все шло к расстрелу семьи советского офицера. Спасла Баулиных случайность. Возвращаясь после очередного допроса к себе домой, Агриппина Акимовна встретила женщину, жившую в дальней части деревни. Увидев, в каком состоянии она находится, односельчанка спросила, что случилось. А выслушав, вдруг воскликнула: «Подожди, это же Мишка мой пьяный ехал на лошади и где-то там около вас обронил перчатки!»

Сын этой женщины, Михаил, служил в полиции, и по ее настойчивой просьбе пошел к старосте объясняться. Проханов возмущался, кричал, угрожал, но все же отдал перчатки хозяину. И всё обошлось…
Вскоре военная удача стала отворачиваться от немцев. Стало ясно, что Красная Армия переламывает ход войны. Немцы начали готовиться к отходу и из Дмитровского района Орловщины. А вместе с ними засобирались и предатели. Агриппина Акимовна понимала, что наступил момент, которым Проханов постарается воспользоваться. И чтобы не искушать судьбу, она с детьми и с семьей сестры ушла в лес. А когда через несколько дней, после встречи с красноармейцами, возвратилась в Пальцево, то на месте своего дома увидела одиноко стоящую печь посреди пепелища…

Тем временем дивизия, в которой воевал И. Н. Баулин, за мужество и героизм, проявленные личным составом, была преобразована в 90-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Ее боевой путь пролегает через Брянскую, Смоленскую, Витебскую области. Потом она ломает ожесточенное сопротивление гитлеровцев в Латвии и Литве.

Из писем к А. Д. Федосюткину, командиру Дмитровского партизанского отряда, видно, в каком эмоциональном состоянии находился Илья Николаевич, когда началось освобождение Орловщины. «Я считаю себя очень обиженным в том, что мне не пришлось быть на Орловском участке. Я нахожусь несколько севернее. Но ничего — где бы ни быть, лишь бы бить эту погань». «Андрей Николаевич, когда читал ваши слова о боевых друзьях, которые сейчас получили награды за мужество и геройство, это меня очень радовало. Но когда вы написали об изменниках, трусах и предателях, я был не в себе. Такую погань надо было пострелять раньше… Я очень обижен на свою судьбу — вы не можете представить — сидим на одном месте, когда наши друзья освобождают советских людей из неволи. А я сижу от врага в 200-300 метрах! Та ненависть, которая накопилась… — зубами бы грыз этих собак — никакой пощады, убивал и буду убивать до тех пор, пока меня не убьют».

И. Н. Баулина в 1943 году награждают орденами Красной Звезды и Красного Знамени. В 1944 году — орденами Отечественной войны 1 степени и двумя орденами Александра Невского. Из каждого представления к награждению видно, что Илья Николаевич — это офицер, который во всех тяжелых операциях был со своим подразделением, не прятался за спинами солдат, а всегда находился либо на переднем крае обороны, либо наступал в первых рядах.

Читаем краткое описание личного подвига тогда еще зам. командира батальона по строевой части капитана Баулина: «Во время выполнения боевой операции 30 апреля 1944 года командовал ударной группой. В результате проявленной храбрости, хорошей организации боя и умелого управления поставленная задача была выполнена. Несмотря на неоднократные попытки противника выбить наши подразделения с высоты — все контратаки были отбиты и высота прочно удерживалась. Во время операции было уничтожено более трех десятков немцев, станковый пулемет и подавлена артиллерийская батарея противника».

Вот как описывается в другом представлении к награждению боевое противостояние 12—14 августа 1944 года: «Противник предпринял многочисленные контратаки с превосходящими силами пехоты и танков. Гвардии майор Баулин организовал несокрушимый отпор, в упор расстреливая наступающего врага. Только за два дня с успехом было отбито 13 яростных контратак. Противник оставил на поле боя свыше 100 солдат и офицеров. Подбит один танк, захвачено 6 пулеметов и до 20 пленных солдат. В момент боя гвардии майор Баулин, находясь непосредственно в боевых порядках, личным примером мужества и бесстрашия воодушевлял на решительные подвиги весь личный состав».

В одном из документов написано, что в период с 5 по 9 октября 1944 года батальон Баулина с боями, преодолевая жесточайшее сопротивление противника, продвинулся на 40 километров.
18 октября 1944 года стало последним фронтовым днем для нашего земляка. В этот день Баулин со своим батальоном захватил железнодорожную станцию, взорвал железнодорожный мост, чем преградил путь отхода вражеского бронепоезда. Несмотря на ожесточенные атаки противника с использованием танков, батальон гвардии майора Баулина стоял насмерть, не отступил, удержал занятый рубеж. Тогда-то Илью Николаевича и настигла пуля вражеского снайпера…

После ранения он лечился и восстанавливался почти 10 месяцев. Домой возвратился в июле 1945 года. Семья была несказанно рада тому, что он остался жив.
По воспоминаниям Серафима Ильича, сына Баулина, его отец не любил говорить о войне. Так поступали почти все ветераны, кто не просто был на войне, а убивал врага. Такие воспоминания доставляли ветеранам не только душевные, но часто физические страдания. Они старались все страшное из своей памяти стереть или глубоко запрятать. А еще Илья Николаевич редко, только на 9 мая, надевал парадный костюм с орденами. Ему, вероятно, не хотелось обращать на себя внимание, не хотелось видеть слез и укора в глазах жен, матерей и детей погибших: «Вот ты жив, а мой не вернулся, сгинул».

…Но так или иначе, а война осталась позади, надо было жить дальше. Илью Николаевича вновь избирают председателем колхоза имени 17 партсъезда. Он с головой ушел в работу. Дома появлялся поздно вечером. Старших детей и родившуюся в 1947 году дочурку почти не видел. Да и «дом» — это громко сказано: добротный дом они построят позже, когда восстановят коллективное хозяйство, а до этого жили в мазанке из орешника и глины, с соломенной крышей и земляным полом. Первые послевоенные годы — неурожайные, голодные. Техники нет, вместо нее работают женщины, старики да дети.

А тут еще Проханов дал о себе знать. Он попытался бежать с немцами, да только Красная Армия шла по пятам. Надо было спасать как-то собственную шкуру. И вот на репатриационном пункте он представился пострадавшим от немцев — мол, насильно угнали в Германию, горит жаждой послужить советскому народу. Ему поверили и в апреле 1945 года направили на призывной пункт.
Приняв присягу и впервые выйдя на пост, Проханов сбежал с карабином и 30 патронами. От своей жены он знал, что Баулин возвратился в деревню майором и при орденах. И сделал попытку убить Баулина за околицей села. Стрелял несколько раз, но промахнулся.

Предатель жил по поддельным документам в Брянской области, работал то грузчиком, то лесорубом. Редко, но ночам наведывался к жене и детям.
Правоохранительные органы начали организовывать в деревне засады на предателя. Но Проханов с той поры исчез, казалось, навсегда. Он знал, что его ищут, и решил спрятаться… в тюрьме. Но это не спасло изменника. Его нашли, и в 1958 году военный трибунал приговорил его к высшей мере наказания. И. Н. Баулин на суд не пошел. Проханов для него уже давно был мертв.

Илья Николаевич же был по своей сути человек дела, созидатель. Он 10 лет возглавлял передовой колхоз района. Потом руководил поочередно целым рядом предприятий районного центра, поднимал экономику страны, повышал благосостояние земляков. Такими же выросли и его дети, которые воспитывались на жизненных принципах родителей, главным из которых был: «Прежде думай о Родине, а потом о себе».

Сергей ЕГОРОВ.

(Публикация подготовлена по воспоминаниям С. И. Баулина).

На снимках: Илья Николаевич Баулин с сыном Серафимом;
подполковник ФСБ в отставке Серафим Ильич Баулин 40 лет отдал службе в органах государственной безопасности.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц