Как прикажешь тебя понимать, Саид?

Тридцать девятое заседание Орловского городского Совета было отмечено несколькими примечательными событиями и даже удивительными и небывалыми прежде явлениями.

Во-первых, на сессию пришел депутат-генерал В. М. Щекотихин, долгое отсутствие которого на форуме городской законодательной власти не могло не бросаться в глаза и даже вызывало некоторое чувство тревоги и обеспокоенности. Генерал как-никак в Орловском городском Совете только один. Виктор Михайлович, к счастью, как всегда, был весел и уверен в себе, и тревога рассосалась.

Во-вторых, и этого действительно прежде никогда не бывало, магическая формула «Единая Россия», произносимая в основном из президиума активистами, а также с некоторых мест менее видными членами партии, больше не создавала парализующего и, если так можно сказать, объединяющего ряды эффекта, что, на мой взгляд, свидетельствует о проникновении метастаз экономического кризиса в политическую жизнь региона. Гм… Обострение ситуации заставляет людей смелее и критичней осмысливать реальность. Отклонение в этом деле от генеральной линии вполне объяснимо, тем более что на уровне городского Совета не совсем понятно, кто эту линию олицетворяет.

Подробнее о новых тенденциях в поведении депутатов — при рассмотрении пятого пункта повестки дня «О результатах проверки Контрольно-счетной палатой Орла финансово-экономической деятельности МУПП «Орелгортеплоэнерго» за 2007 г. и первое полугодие 2008 г.».

Но первым делом, разумеется, слушали бюджет. Докладывала начальница финансового управления города А. Н. Коробова. Скромные возможности нашей казны известны. Поскольку нефтяных месторождений в границах муниципалитета обнаружено в текущем году не было, ничего сенсационного не ожидалось и от проекта бюджета года следующего. Так и оказалось. Доход города Орла в 2009 г. запланирован в размере трех с небольшим миллиардов. Негусто…

Дело привычное, но ситуация ведь изменилась. На дворе — не просто противная погода, на дворе — мировой кризис. Зам. председателя Совета М. В. Вдовин не дал главному городскому финансисту расслабиться.

Михаил Васильевич, строго, как обычно, поставил перед администрацией города два серьезных вопроса. Первый — собирается ли мэрия создавать стабилизационный фонд по примеру других регионов? Второй вопрос был предварен кратким, но многозначительным сообщением выступающего, что он «был на съезде», поэтому, «как сказали президент и премьер-министр», будут ли сокращаться «статусные» расходы?

А. Н. Коробова после небольшой паузы, вызванной, видимо, величинами двух фигур, привлеченных М. В. Вдовиным в качестве союзников, ответила, что «бюджет г. Орла не настолько велик, чтобы мы не знали, на что его потратить», поэтому создание стабилизационного или резервного фонда не планируется. Алла Николаевна, конечно, могла сказать короче: «Из чего его создавать?», но финансовая дисциплина есть финансовая дисциплина, она вынуждает подыскивать корректные формулировки. Именно этим обстоятельством, видимо, была продиктована и просьба докладчицы к зам. председателя Совета уточнить, что он имел в виду под словосочетанием «статусные расходы».

М. В. Вдовин уточнил было, что он имеет в виду покупку новых машин, ремонт кабинетов, закупку дорогого оборудования и даже, чтобы никому не показалось, что он ищет там, где много все равно не найдешь, вновь добавил, что «был на съезде», и опять вспомнил президента и премьер-министра.

А. Н. Коробова ответила кратко, что ничего такого преступного администрация не планирует, однако прежде ее вежливо одернул председатель Совета В. И. Уваров, заметивший, что такой опытный человек, как Алла Николаевна, конечно же, не может не знать, что такое статусные расходы, зачем, дескать, над депутатом смеяться. Но никто не смеялся, просто корректность в одном ведомстве воспринимается как насмешка в другом. «Это жизнь, тут никуда не денешься», — как сказал депутат И. М. Цуканов, но по другому поводу.

В общем, не собирается администрация шиковать. Но интересно не это, а ссылка заместителя председателя Совета на рекомендации президента и премьер-министра. «Как сказали», «я был на съезде». Ну и что, что сказали? Ну и что, что на съезде? Мы тоже его по телевизору смотрели. И президент там с премьер-министром говорили точно то же, что слышал делегированный депутат М. В. Вдовин. Интересно опять-таки не это.

Интересно вот что: а если б М. В. Вдовин не был на съезде или не включил бы, не будучи делегированным, телевизор, тогда к А. Н. Коробовой не было бы вопросов? Или они были бы другими? А если бы президент с премьером — допустим это — призвали бы региональные и местные власти, демонстрируя иммунитет к кризису, не уменьшать, а увеличивать, успокаивая народ, эти самые статусные расходы? Тогда А. Н. Коробова объяснялась бы, почему мэрия так мало дорогих автомобилей в 2009 году запланировала купить или не запланировала их покупать вовсе? А если, допустим и вовсе невероятное и возмутительное, президент с премьер-министром и на съезде, где был М. В. Вдовин, в чем-то ошиблись? Или этого не может быть? Речь, разумеется, идет не о «статусных расходах», а о философии. Перед кем отчитывается зам. председателя представительного органа власти — перед орловцами, которые поручили ему представлять народные интересы, или перед президентом, премьер-министром и съездом, на котором М. В. Вдовин был?

Словом, какое отношение имеют президент, премьер и съезд к повестке дня тридцать девятого заседания Орловского городского Совета? И зачем М. В. Вдовину постоянно подчеркивать, что он на съезде был?

А. Я. Коровин, например, тоже там был. И ничего, не ссылался постоянно на Путина с Медведевым, рассказывая про ТТП и его проблемы. Кстати, к А. Н. Коробовой у Александра Яковлевича постоянно есть вопросы, но они, надо отдать должное директору муниципального транспортного предприятия, совершенно не меняются в зависимости от прошедших политических событий. А. Я. Коровин постоянно добивается одного — чтобы ТТП дали больше денег.

Орловский бюджет, с какого бока к нему не подбирайся, от этих телодвижений больше не становится, поэтому А. Н. Коробову долго на трибуне не держали. Лишь депутат А. Н. Петров устало в тишине и потому особенно зловеще посоветовал пересмотреть доходную часть бюджета в сторону уменьшения процентов так на тридцать. Видимо, строитель знал, о чем говорил. Но что такое прогноз? Будут доходы — будет и что сокращать. Перешли к следующему очень важному пункту повестки дня.

Вот тут мы вплотную приблизились к моменту, который принято называть историческим. Перевернем эпохальную страницу, прикоснемся к небывалому. Отчет КСП о результатах проверки «Орелгортеплоэнерго» за уже указанный выше период сопровождался подготовленным решением горсовета, лишь ждущим одобрения большинства депутатов. Пункт 2.3. решения гласил, как приговор: «Учитывая ухудшающееся вследствие неудовлетворительного руководства финансово-экономическое состояние предприятия, предложить освободить от занимаемой должности руководителя МУПП «Орелгортеплоэнерго» Шумарина В. Ф.».

Особенно вот это пугало — «Шумарина В. Ф.», когда имя и отчество идут после фамилии. Сразу видно, что дела у гражданина так себе. Резолюция предварялась чрезвычайно важной пометкой в начале страницы — проект решения (и по гражданину Шумарину тоже) вносится фракцией «Единая Россия». То есть в данном случае на карту были поставлены репутация и вес целой правящей партии. Это серьезно. Вопрос явно носил не только экономический, но и политический характер. А ну-ка, посмотрим кто у нас против политики партии?! Избыточную добавку «правящей» — опускаем. Партия с большой буквы всегда правит.

То, что «Орелгортеплоэнерго» списали или готовят к списанию, показывал уже готовый проект решения. Но детали интересовали. В чем отличился Шумарин В. Ф. и как он достиг этих показателей?

Докладывала председатель Контрольно-счетной палаты города О. Н. Фомина. Ольга Николаевна жестко, как патологоанатом, перечисляла список болезней, обнаруженных в «Орелгортеплоэнерго», и его главного руководителя, причастного к безвременной кончине предприятия, становилось по-человечески жаль. Хотя и возмездия тоже требовала душа гражданина.

«Предприятие неплатежеспособно», «не хватает оборотных средств», «финансовое положение — ниже критического», — гвоздила Ольга Николаевна, и все это было правдой. Если суммировать, то главной ошибкой и стратегическим просчетом руководителя «Орелгортепло-энерго» было то, что это МУПП тратило больше, чем зарабатывало — средства, попросту говоря, проедались, причем, что особенно возмутительно, в кредит. Таких необоснованных расходов В. Ф. Шумарину — Шумарину В. Ф. КСП вменила на 150 миллионов. Зарплату без необходимости повышал, заместителей почем зря набирал, то да сё — и все деньги!

Вопрос был яснее ясного, оставалось только услышать фразу типа: «Увести!» Но это заседание было особым заседанием. Историческое — одно слово. Поднялся депутат М. П. Верижников, партийные эволюции которого в период борьбы за мэра и против мэра оставались невыясненными. Некоторое время Михаил Павлович находился, видимо, в состоянии мировоззренческого кризиса, но любой кризис когда-нибудь да обязательно закончится. Депутат попросил слова и ударил не в бровь, а в глаз. Причем не бил, а так — поинтересовался. Вопрос был чисто арифметического порядка, но политические последствия, детонатором которых он явился, трудно переоценить.

Итак, Михаил Павлович, находившийся долгое, очень долгое время в тени других депутатов или, можно сказать, в мировоззренческом кризисе, задал вопрос. Суть его такова: собственно «грехов» В. Ф. Шумарина — Шумарина В. Ф. КСП насчитала на 150 миллионов. Хорошо. С этой цифрой разобрались. Но кредиторская задолженность предприятия, продолжал депутат, — 600 миллионов. Какие причины или чьи еще грехи привели к возникновению этих замечательных и пугающих нулей?

О. Н. Фомина слегка запнулась. Получалось, что картина, представленная КСП, не вскрывала главных причин печального положения «Орелгортепло-энерго». Более того, фигура В. Ф. Шумарина автоматически отходила на второй, малоинтересный с обвинительной точки зрения, план, поскольку основной суммы долга не объясняла. По крайней мере, КСП четкой связи между действиями руководителя «Орелгортепло-энерго» и главной частью кредиторской задолженности не обнаружила.

Назревал политический скандал. Как тогда быть с пунктом 2.3. решения, рекомендующим администрации города снять В. Ф. Шумарина с занимаемой должности? А если надо снимать еще кого-то, почему этой фамилии нет в рекомендации? А если дело на три четверти вообще не в Шумарине, то чего хочет «Единая Россия», что делает, а главное — знает ли, что надо делать? Вопрос становился не просто интересным, а очень интересным.

Разумеется, старый способ мнимого решения проблем известен и давно опробован — найти стрелочника, уволить его и этим действием выпустить пар негодования. Но в случае с «Орелгортеплоэнерго» эта показушная административная активность никого, особенно в свете выступления депутата М. П. Верижникова, не обманет. МУПП спасать надо, а тут, похоже, еще и диагноз правильный не поставили?

Нет, оказывается, поставили. Ольга Николаевна Фомина устало, как депутат А. Н. Петров, предложивший пересмотреть в сторону уменьшения на тридцать процентов доходную часть городского бюджета, сказала то, что людям, в общем-то, всем, когда-то прикасавшимся к проблемам взаимоотношений ТГК-4 и МУПП «Орелгортеплоэнерго», давно было известно. Главная причина большой кредиторской задолженности МУППа в том, что предприятие вынуждено платить по счетам, которые ему выставляет бывшая чубайсовская структура. Причем счета эти образуются исключительно в споре двух методик. ТГК считает по одной методике, МУПП — по другой. Время от времени обе стороны собираются в арбитражном суде, чтобы посчитать вместе, но арбитраж регулярно принимает решение, что ТГК-4 считает лучше, правильнее. МУПП не соглашается… В общем, история эта с длинной бородой. Выход один — чтобы прекратить разорительный для городских финансов методический спор, нужно установить в городе теплосчетчики, а это очень дорого. Выход? Дойдем и до него. Разберемся сначала с Шумариным В. Ф. Нужно же выполнять пункт 2.3. фракции «Единая Россия».

Кто бы мог подумать, что предложение вообще исключить этот пункт — рекомендацию уволить Шумарина — будет исходить не от какого-нибудь системного оппозиционера, какого-нибудь прожженного коммуниста, а от генерала В. М. Щекотихина? Он как был — в форме, при погонах — поднялся и сказал: «Пункт 2.3. предлагаю исключить». При этом в зале не установилась мертвая тишина, в которой, по логике событий, менее мужественные депутаты должны были падать в обморок и судорожно глотать валидол — человек пошел против генеральной линии партии! Напротив, в оживленном гомоне — на сессии редко бывает тихо даже во время выступлений — раздались одобрительные крики с мест. Это вообще было возмутительно и необычно. Народ и армия вновь продемонстрировали свое единство, хотя В. М. Щекотихин, когда председатель Совета В. И. Уваров поздравлял его с сорокалетием службы в «Советской Армии», заметил, что служил он все это время в КГБ (ФСБ), куда и призывался. Но это тоже неплохо.

Предложение свое генерал сделал, разумеется, не сразу, а всесторонне и глубоко изучив обстановку. Были оценены даже политические последствия конфликта, о чем мы тоже не преминем сказать несколько слов.

Началось все с обмена мнениями, которые и сформировали более-менее объективную картину положения дел в притопленном МУППе. Выступил сам В. Ф. Шумарин, вызванный на заседание едва ли не из зала суда, где он собирался биться с заклятым другом — ТГК-4. Руководитель проблемной структуры сразу взял быка за рога: «Из отчета КСП получается, что я пришел на стабильно работающее предприятие и довел его до предбанкротного состояния». Валерий Федрович показал в дальнейшем, что это не совсем так, можно даже сказать, что совсем не так.

В непростую должность он вступил только в ноябре 2006 года, то есть сравнительно недавно, однако уже тогда положение в МУППе было далеко не процветающим. В. Ф. Шумарин рассказал про низкие «коэффициенты ликвидности и обеспеченности», обнаруженные им практически сразу же. Резко изменилось мнение о причинах плачевного финансового положения муниципального предприятия после того, как прозвучала информация о передаче «Орелгортеплоэнерго» девяти бесхозных и крайне разорительных локальных котельных в 2007 году. То есть от предприятия и требовали прибыли, и одновременно вешали на него социальную, заведомо невыгодную нагрузку. Совместить одно с другим практически невозможно.

Спорить стало совсем не о чем, когда тот же В. Ф. Шумарин с горечью заметил, что давным-давно выходил с предложением акционировать «Орелгортеплоэнерго», чтобы привлечь необходимые средства для погашения долгов и установки в городе теплосчетчиков, которые избавили бы предприятие от головной боли. А средства на все эти цели нужны немалые — порядка миллиарда рублей.

— Наконец-то Совет с этим предложением согласился, — вздохнул выступающий.

— Не наконец-то, а своевременно, — тактично предостерег председательствующий В. И. Уваров директора от повторения только что совершенной политической ошибки.

В общем, складывалось впечатление, что В. Ф. Шумарин работал как мог, хотя мог и лучше, однако в деле доведения «Орелгортеплоэнерго» до предбанкротного состояния он — совсем не ключевое звено.

Тогда В. М. Щекотихин и произнес свою историческую фразу: «Предлагаю пункт 2.3. из проекта решения исключить».

Предложение поставили на голосование. Большинство, представленное, кстати, членами той же фракции «Единая Россия», гуманную редакцию генерала поддержало. Рядовые, пусть и с генералом, против генеральной линии? Такого не было никогда. Это скандал!

Зам. председателя Совета М. В. Вдовин, бывший, как известно, на съезде, застегнул все пуговицы на пиджаке и негромко, от чего весомость сказанного только увеличивалась, попросил собравшихся обратить еще раз внимание на то, что пункт 2.3. вносится «Единой Россией», а В. В. Путин, который «Единой России» не чужой, прямо указал, что каждый должен отвечать за свой участок работы. И если В. Ф. Шумарин на своем участке работы не справился, Шумарина нужно снимать.

Железная логика. Если пафос выступления М. В. Вдовина переформулировать в качестве вопроса тому, кому это выступление и предназначалось, то есть прежде всего генералу В. М. Щекотихину, можно было спросить и так: «Как прикажешь тебя понимать, Саид?»

В. М. Щекотихин с удовольствием — наступать и обороняться за сорок лет службы учат хорошо — принял передачу и неожиданно отпасовал присутствовавшему на заседании В. В. Еремину — не депутату, но тому, от которого зависит, увольнять или оставлять на работе В. Ф. Шумарина.

— А вы поддерживаете предложение «Единой России»? — улыбаясь спросил мятежный генерал.

Ответ В. В. Еремина не вызвал бурю аплодисментов только потому, что депутаты явно позавидовали находчивости и политической мудрости первого зама, проявленным при рассмотрении вопроса с политическим подтекстом.

— Я поддерживаю все разумные предложения, — ответил недепутат В. В. Еремин.

Железная логика М. В. Вдовина не сработала. Мораль: не притягивайте председателя правительства к локальным муниципальным делам за уши для компенсации собственного недостаточного политического веса. Возможны поражения.

Депутаты предложение руководства фракции «Единая Россия» в Совете прокатили. Стрелочником В. Ф. Шумарина не назначили, пункт 2.3. из проекта решения изъяли.

Главным бенефициаром от акционирования «Орелгортеплоэнерго» станет, надо полагать, ТГК-4. Условием передачи части собственности в эти цепкие и умные руки должно стать обязательство тепловиков поставить в городе за свой счет долгожданные теплосчетчики. Это устранит проблему разно-чтения методик и снимет нагрузку с городского бюджета.

В общем, процесс пошел, и ни В. Ф. Шумарин, ни кто-либо другой, будь они хоть семи пядей во лбу, это процесс остановить не способны. Это логика федеральных законов и экономической политики в стране. На очереди, если верить прогнозам, а не надежде, что все как-нибудь образуется, другие муниципальные орловские предприятия. Сколько их осталось: ПАТП, ТТП, «Спецавтобаза»… «Банно-прачечное хозяйство», — как мрачно пошутил депутат С. Н. Себякин, он же — директор «Спецавтобазы»…

По логике, «Единой России», чтобы сохранить популярность и набрать как можно больше голосов потенциальных сторонников, следовало бы стать в оппозицию ко всему, что сейчас в стране происходит: экономика не радует, даже пугает, выбранный курс, скажем так, оказался не совсем верным. Но как встать в оппозицию к самой себе? Это же невозможно. Попытки выглядят театрально и даже комично.

Одну из них довелось наблюдать на той же сессии при рассмотрении вопроса о повышении тарифов на воду. Здесь ситуация примерно такая же, как в «Орелгортеплоэнерго»: доходы не покрывают текущих расходов. Об акционировании «Орелводоканала» речь пока не идет, но тарифы повышать надо, других способов спасти предприятие просто нет. Вопрос — на сколько повышать. Перед сессией депутатам раздали «листовки» с обоснованием необходимости повысить тариф на 35 процентов.

М. В. Вдовин осудил это «беспрецедентное» предложение администрации. Затем столь же гневно выступил лидер фракции «Единая Россия» в Орловском городском Совете Л. С. Музалевский.

«Единая Россия…» — сказал он. И предложил тоже повысить тарифы, но не на тридцать пять, а на тридцать два процента. Народ вздохнул с облегчением. Защитили и нас, сирых, от нападок злой администрации.

Администрация с такой защитой охотно согласилась. Тем более что в следующем году тарифы, скорее всего, еще раз придется повысить, на сессии об этом говорили открыто. Можно, конечно, не повышать и разработать пункт 2.3. с рекомендацией снять с занимаемой должности директора «Орелводоканала» А. Т. Никулина. Но что это даст? Он уже жалуется, что предприятие не в силах сменить шестьсот метров трубы, где было семнадцать порывов. Не будет воды — жильцы морду придут бить. И не факт, что А. Т. Никулину.

Словом, игры в политику заканчиваются, начинаются суровые экономические будни. «Жизнь есть жизнь, — как сказал депутат И. М. Цуканов, обосновывая необходимость повышения тарифов на воду, — и никуда от нее не деться». От жизни то есть.

С мудростью и депутатом И. М. Цукановым спорить никто не стал, и так все ясно. Театр, конечно, еще будет некоторое время продолжаться, но больше по инерции, для внутреннего потребления.

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность