Кризис. Чиновники ложатся на дно

Строительство оказалось одной из тех отраслей, которые пострадали от кризиса прежде всего. Принимая во внимание, что возведение жилья — занятие инерционное и отнимающее много времени на подготовку проектной документации, прогнозируемый и уже начавшийся спад строительной активности прекратится, скорее всего, не скоро.

Главная составляющая — выросшие почти вдвое банковские проценты по кредитам, уменьшение количества богатых людей, просто общая неопределенность, заставляющая с сомнением смотреть на покупку недвижимости как на удачное вложение капитала; ожидание дальнейшего падения рынка с прицелом на то, чтобы сделать покупку в момент наибольшего удешевления квадратного метра жилой площади.

Причины как объективные, так и почти неуловимые, носящие характер психологической игры. В пользу удешевления жилья говорит немногое. На пять процентов подешевел бетон, но не стали дешевле кирпич и электрооборудование, не уменьшились налоги. Недавно в Орле появилась группа предприимчивых людей из столицы, готовых скупить все готовое жилье в новостройках оптом по цене от 22 до 25 тыс. рублей за квадратный метр. Очевидно, что такая сделка преследует только одну цель — продать через некоторое время этот товар со значительной выгодой.

В Орле есть еще одна специфическая составляющая кризиса строительной отрасли — перепроизводство жилья. Звучит это парадоксально, поскольку появление новых домов на месте старых выглядит естественным процессом, как сезонное обновление в природе. Но орловский феномен, представленный «Орелстроем», состоит, как известно, в том, что эта самая мощная стройконтора старые дома не сносит, предпочитая осваивать совершенно пустые площадки. Логика этой философии неизбежно вытолкнула названную организацию за границы города. Ставка делалась на массовое строительство с попыткой дальнейшего включения освоенных площадок в состав города. Но грянул кризис.

Люди перестали скупать квартиры на нулевом цикле, на стадии закладки фундамента, поток привлеченных средств, на которые всегда строил «Орелстрой», иссяк. Возникла и другая проблема, которую иначе как фразой «рынок наказал», не объяснишь.

«Орелстрой» с небольшой натяжкой можно назвать монополистом в строительном бизнесе. Объемы сдаваемого им жилья, конечно, составляют не сто процентов от общего пирога, который коллективными усилиями «печет» десяток орловских строительных фирм, но в разы превышает эту «постороннюю» долю. И вот мы наблюдаем парадокс. Кризис переворачивает ситуацию с ног на голову. А возможно, и с головы на ноги.

Если посмотреть объемы сдаваемого жилья в привлекательных районах города, доля собственно «Орелстроя» уменьшается процентов до десяти. Кризис заставляет покупателя подходить к приобретению квартиры избирательно и придирчиво, вариант «абы что, чтобы продать потом подороже, потому что рынок постоянно растет», больше не работает. Клиент ищет лучшее, а оно — в центре. Там, где В. Соболев не строит. Есть, правда, одна площадка в районе «Трудовых резервов», но запредельная цена квадратного метра жилья в запланированной 17-этажной «свечке» гарантии быстрой прибыли в сегодняшних непростых условиях не дает.

Примечательно, что в областной администрации провели совещание, посвященное выработке «антикризисных мер» в строительном бизнесе с участием только одного застройщика — «Орелстроя». Других будто бы и нет, хотя людей, снося старое жилье, расселяют именно они — «мелкие конкуренты» монополиста. Ведомство В. Соболева занимается извлечением прибыли без больших социальных издержек.

События показали, что Центр рыночных отношений «Развитие», созданный областной администрацией, меньше всего являлся рыночным. Он был чем угодно, только не структурой, способной самостоятельно и эффективно реагировать на изменение конъюнктуры. Видимо, такие цели даже не преследовались. Показательна история с «Агентством ипотечного кредитования», созданным, опять-таки с решающим участием бюджетных средств, в целях помощи всем застройщикам, принявшим долевое участие в проекте.

Можно ли ожидать объективного подхода к проблемам и беспристрастной политики от агентства, если его генеральным директором назначается А. Студенников — заместитель гендиректора «Орелстроя» и руководителя «Развития» В. Соболева по совместительству? Легко сделать вывод, какая организация получает наибольшую выгоду от деятельности ипотечной структуры, аккумулировавшей бюджетные средства.

Это все не рыночные механизмы. Как не была рыночной молниеносная операция по наделению «Орелстроя» землей на городских окраинах и за их пределами.

Но в ситуации, когда рушится все, административный областной ресурс уже бессилен. В. Соболев с удивительной уверенностью раздает интервью, в которых утверждает, что его не очень гибкой строительной организации ничего не грозит, поскольку «Орелстрой» будет продавать квартиры федеральным бюджетным организациям. Но, пардон, откуда такая уверенность? Бюджетные деньги, идущие на подобные цели, предполагают проведение тендера. А «Орелстрой», пусть и мощный, на строительном рынке города не один. И — главное — вопрос приоритетов. Что важнее при продаже жилья: диктат продавца или все-таки выбор покупателя? Если поставить себя на место покупателя, то все-таки выбор. А окраины, возвращаясь к уже сказанному, да еще без объектов социального значения, — выбор совершенно не обязательный.

В уверенности, что у тебя все равно купят, никуда не денутся, — не очень много рыночного. Благо бы речь шла о деньгах областного бюджета, хотя и с их расходованием с некоторых пор вольностей стало поменьше. Но в нашей ситуации речь идет о деньгах федеральных. С чего кто-то решил, что главное — эти деньги потратить, причем так, как этого хочет «Орелстрой»? Проблема. Еще одна.

Возможно, нет худа без добра, и ограниченность в средствах заставит по-прежнему главного орловского застройщика осваивать Орел в его нынешних границах, снося старое жилье, чего и ждут от нормальных строителей орловцы. «Мелкие конкуренты» «Орелстроя» в этом смысле пока в гораздо более выигрышных условиях, чем их могучий «партнер». У них есть не только готовые площадки, они в большинстве своем даже строят из более привлекательного материала и более современным способом. Монополия на крупнопанельное домостроение, которой «Орелстрой» обладал в полной мере и которой ни с кем не хотел делиться на тех же условиях, в каких работал сам, вынуждала искать альтернативные ходы. Их нашли. Это и есть рынок.

Совершенно очевидной стала еще одна проблема, о которой мы не один раз говорили со страниц нашей газеты. Про все обещания гендиректора «Орелстроя» построить школы и детские сады там, где он уже построил и продал жилье, можно забыть. Может быть, не навсегда, но очень надолго. «Орелстрой», как и его рыночные конкуренты, будет вынужден сокращать производство. Теряют все, но «мелкие строительные организации», не удостоившиеся аудиенции в областной администрации, не кормили горожан «завтраками», они социальную нагрузку, снося старое и строя новое, взяли на себя сразу.

С «Орелстроем» же, «подарившим» городу целые микрорайоны без детских садов и школ, Орлу еще придется помучиться. Головная боль размером с микрорайоны — это серьезно. Школы и детские сады нужны. И жители будут говорить об этом каждый день. Возможно, и не только говорить. Бедный, бедный городской бюджет… Проклятый кризис. Это ведь он во всем виноват.

Почему же до сих пор областные власти (городские, лишенные мэра, не будем трогать по причине их неполной дееспособности) не собрали строителей — всех — чтобы сообща решить, как не дать умереть строительной отрасли (а не распилить федеральные деньги для «Орелстроя»).Неинтересно? Наверное, неинтересно. Никого же из чиновников не уволят из-за того, что дома в Орле перестают строиться. У многих так. У кого-то лучше, а у кого-то еще хуже, что, честно говоря, кажется маловероятным.

Нет, это не объяснение, ведь несть числа пустым семинарам и совещаниям, проведенным в обладминистрации по совершенно ничтожным поводам, но с большой помпой. Дело в том, что по законам чиновничьего общежития светиться нужно в трех случаях: когда этим можно решить проблему, когда нужно разобраться с врагом и когда нужно себя похвалить. В нашем случае ни одна из трех целей не достигается.

Кризис.

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц