Лихое сословие-6

МЫШИ СЪЕЛИ

Пожалуй, нет человека, который бы не любил анекдоты. К слову, наш главный герой — Егор Строев тоже неравнодушен к ним. Вот только один эпизод, произошедший в середине 80-х. Е. Строев пришел с лекцией на партийные курсы. Выступление начал с анекдота.

Андроповские времена. Тотальные проверки всех и вся. Комиссия приезжает в колхоз. Председатель профсоюза, азербайджанец по национальности, водит ее по поселку и рассказывает, что и где. Подводит к амбару:

— А здесь у нас находится 500 тонн элитного зерна.

Открывает, а там — пустота.

— Где ж зерно? — удивляется комиссия.

— Это все мыши виноваты.

— Что, мыши съели столько зерна?

— Да. Председатель колхоза — Мыша, главный зоотехник — Мыша, главный агроном — Мыша…

Сегодня на Орловщине в моде анекдоты про объегоривание. Правда, в их рассказывании Е. Строев замечен не был.

ПУСТЬ КАЖДЫЙ ОСТАЕТСЯ В СВОЕМ КРЕСЛЕ

На открытии роскошного гипермаркета «Линия» в Орле хозяин торгового комплекса Н. Грешилов решил угостить дорогих гостей, в числе которых был и Е. Строев. Однако когда губернатор сел в предложенное кресло, оно под ним закачалось. Обеспокоенный бизнесмен предложил: «Давайте поменяемся местами». И получил ответ: «Нет уж, пусть каждый остается в своем кресле!»

ТАК ЭТО Ж МОИ…

Председателя одного из колхозов Урицкого района — веселого, живого человека настолько любили, что даже прозвище у него было уменьшительно-ласкательное — Николайчик. Очень трогательно относился к нему и гроза области, первый секретарь обкома Ф. С. Мешков, который нередко приезжал к Николайчику, как говорится, на чашку чая.

Однажды Мешков приехал и вдруг говорит:

— Слушай, Николайчик, на тебя жалоба пришла. Разбираться будем.

И посылает помощника за бумагами, которые оставил в машине.

Николайчик развернул анонимку, а там написано, что он «перелюбил» в поселке чуть не всех баб, причем каждая названа поименно. Жалобщик требовал, чтобы председателя колхоза приструнили. На что Николайчик с нескрываемым недоумением воскликнул:

— Так это ж мои колхозницы!

БЫЛИ ЛЮДИ В НАШЕ ВРЕМЯ

Выборы депутатов в областной Совет весной 2007 года сопровождались многочисленными скандалами, вызванными тем, что местная власть опасалась победы оппозиции. И действительно, в Орловской области впервые было избрано многопартийное законодательное собрание и впервые появился лидер, который мог противостоять стареющему губернатору и которого готовы были поддержать большинство депутатов, считающих правление Е. Строева пагубным для Орловской области. На место председателя областного Совета народных депутатов реально претендовал бывший зам. губернатора П. Меркулов. Губернатор же области желал видеть на этом посту преданного ему И. Мосякина, работавшего в свое время его заместителем по социальным вопросам.

Чтобы добиться желаемого результата, с депутатами вели многочисленные «переговоры». Однако по закону Орловской области голосование по выборам председателя облсовета было тайное, а значит, результат был непредсказуем. Чтобы не полагаться на случай, Е. Строев вместе со своими помощниками пошел на беспрецедентный шаг — он встал недалеко от урны для голосования. И испуганные депутаты стали показывать Е. Строеву заполненные листки для голосования! Отважиться в такой обстановке проголосовать против И. Мосякина рискнули единицы. При подсчете голосов оказалось, что желаемая Е. Строевым кандидатура на место председателя облсовета была избрана подавляющим количеством голосов…

Как тут не провести историческую параллель с другими скандальными выборами! В январе 1855 года в связи с тяжелой обстановкой в Крыму Николай I издал манифест о всеобщем государственном ополчении. В то время наш земляк — прославленный А. П. Ермолов был в царской опале, но оставался чрезвычайно популярным в обществе. Зная об этом и опасаясь возможности избрания А. П. Ермолова руководителем народного ополчения, Николай I дал указание забаллотировать его на выборах и дал понять, что в случае если опальный генерал будет все-таки избран, — этот выбор все равно им не будет утвержден.

Вот как описал эти выборы один из современников: «Выбор Ермолова, несмотря на все происки многих и разных могущественных лиц, окончился 200 шарами направо и 9 налево. При провозглашении выбора было восторженное «ура», которое не переставало минут десять…» Ермолов был почти единогласно избран Дворянским собранием начальником ополчения в семи губерниях — С.-Петербургской, Московской, Смоленской, Калужской, Псковской, Новгородской и Рязанской (правда, истины ради — не в Орловской!). Вот так уважающие себя дворяне, для которых слово честь было не пустым звуком, поставили на место самого императора.

Были люди. Но не в наше время.

НА ЗАБОРЕ ТОЖЕ НАПИСАНО

Орловский олигарх А., возвратившись из-за границы, где он отдыхал, перечитал все газеты, которые вышли за время его отсутствия, дабы быть в курсе местных проблем. Вечером за игрой в преферанс он глубокомысленно заметил:

— Раньше, когда я читал «Орловскую правду», я знал, что во всем мире — плохо, но есть оазис — Россия. Теперь я узнал, что оазис остался только в Орловской области.

На что его коллега по карточной игре прочел эпиграмму:

Такого кризиса не видел

белый свет.

Конец (в оригинале — нелитературное слово. — Е. Г.) уж близится,

а кризиса все нет.

Елена Годлевская. (Продолжение следует.)

Лента новостей