В поисках дешевой пищи

По утрам, когда я еду на работу, всегда обращаю внимание на две большие очереди, стоящие к бочкам с разливным молоком. Одна бочка — на детской площадке в квартале девятиэтажек на ул. Матросова, вторая — у Комсомольского сквера. И там, и там раньше выстраивались в очередь одни старики, которые никуда не спешили и могли себе позволить потратить полчаса, а то и час свободного времени на покупку относительно дешевого молока. Но с конца сентября я начал замечать в очередях людей среднего возраста, которые выделялись среди пенсионерской массы добротной одеждой и нетерпеливым выражением глаз.

Однажды увидел в очереди около Комсомольского сквера своего бывшего однокашника, ныне преподавателя ОГУ. Подошел, начал расспрашивать. Сам-то я не имею возможности тратить время в очередях, поэтому, как оказалось, многого в жизни не знаю. А однокашник рассказал, что с осенним повышением цен его зарплата обесценилась, как минимум, на тридцать процентов. И если он раньше, еще в июле, мог вполне расплатиться за набор необходимых продуктов даже в приличном магазине, то теперь приходится экономить даже на молоке. Например, в «Сберегайках» молоко стоит почти 21 рубль за литр, а здесь, в бочке, — 16 рублей. Семье с двумя детьми и бабушкой-старушкой требуется три литра на два дня. И бочка приезжает не каждый день. Так что приходится покупать сразу шесть литров. На каждом литре (по сравнению с магазином) однокашник экономит пять рублей. То есть при одноразовой покупке шести литров — тридцатник. В месяц выходит (при трех покупках в неделю) 360 рублей, а то и больше (смотря какой длительности месяц). А 360 рублей для преподавателя ОГУ, оказывается, очень весомая сумма.

Хотя, конечно, он бы согласился (по его словам) покупать молоко без стояния в очереди, не на улице, а в каком-нибудь магазине. Но вот проблема: рядом с домом никаких магазинов нет. И даже гастроном «Москва», в который периодически «окунался» мой однокурсник, закрылся на какой-то ремонт. Пообещав товарищу разобраться с «Москвой», я решительно вошел в помещение, которое нынче превратилось в некое подобие стройплощадки. То есть внутри магазина — сплошная разруха, зияют голой кирпичной кладкой некогда облицованные плиткой стены, полов нет, торгового оборудования — тем более. В темноте магазинной перестройки нахожу солидное лицо и пристаю к нему с вопросами. Лицо пересылает меня еще дальше, в более темную часть магазина. Там стоит еще более солидное лицо, которое при слове «журналист» начинает трястись верхними конечностями, чуть не роняет на бетон свой новый мобильник, но в итоге находит телефонный номер, по которому мне советует позвонить. «Типа, я здесь не при делах, вот вам главный по тарелочкам». Главный по проекту реконструкции пересылает меня, в свою очередь, на дежурный телефон «Паллады-торг». Всё ясно: здесь будет очередная «Сберегайка». Можно даже не звонить.

Ради интереса я зашел в «Сберегайку», занявшую место некогда известной «Березки», которая служила верой и правдой населению Заводского района десятки лет. Так вот, в нынешней «Сберегайке» я обнаружил, что мораторий на рост цен, объявленный очень широко и во всеуслышание областной властной структурой, не очень-то и соблюдается. Так, согласно распоряжению губернатора Орловской области № 55-р от 22 октября 2007 г., растительное масло (подсолнечное), оно же дезодорированное, рафинированное, да еще фасованное, должно стоить не более 49.50 руб. за 1 литр. В бывшей «Березке» я нахожу литровую бутылку масла «Олейна» за 51.90, литровую бутылку масла «Идеал» за 57.90, и только некую «Золотую семечку» хозяин магазина решил выставить по губернаторской цене — 49.50.

Кефира в пол-литровом полиэтиленовом пакете 2,5% жирности по цене 13 руб. 30 коп. я не увидел, а именно такой кефир и по такой цене записан в вышеназванном распоряжении. Имелись в продаже только литровые пакеты по 27.80 («Простоквашино»), 28.00 («Доктор Брандт») и 37.90 (классический «Домик в деревне», 3,2%). Пересчитывать на пол-литры я не стал, так как под губернаторское распоряжение литровые объемы не подпадают (хотя они — самые распространенные).

Зато в распоряжении упомянуты яйца, которые признаны социально значимым продуктом. Предельная цена яйца столового 1-й категории — 30 рублей за десяток. В «Сберегайке» десяток категории С1 стоит 31 рубль. Правда, в пластиковой упаковке. Но без упаковки брать яйца нельзя — на кассе не пропустят.

Особенно поразили меня цены на сыры. В глазах просто зарябило. Вот «Российский» по 219 рублей, а рядом — по 239, чуть дальше «Российский новый стародуб.» по 290. Так какой тут настоящий «Российский»? Сыр «Гауда» предлагается и по 197 руб., и по 222 рубля. Но более всего меня шокировала цена на сыр «сулугуни», который всегда стоил гораздо меньше твердых сыров, — аж 229 рублей 40 копеек. А колбасный плавленый сыр подскочил в цене аж до 117 руб. 60 коп. Еще летом я покупал его по 65. Ужас! К сожалению, ни один вид сыра не внесен в распоряжение губернатора. Вероятно, этот продукт не является жизненно необходимым и без него вполне можно обойтись бедным орловским людям.

Но, памятуя о своем бывшем однокурснике, начинаю искать молоко. Не вижу. По крайней мере, на стеллажах. Может быть, просто с утра не завезли?

В поисках полезного напитка шлепаю вниз по улице Комсомольской — в магазин «Август». Здесь обнаруживаю только один пакет 3,2%-ного молока «Село Луговое» за 24.70. И пакет, по-моему, подтекает. Становится ясно, почему преподаватель ОГУ тратит утреннее время на стояние в очереди.

Впрочем, есть еще один вариант — Щепной рынок. На следующий день с утра иду туда и нахожу два молочных ларька. Один — от Урицкого молокозавода — закрыт. На стекле объявление «Молока нет». Второй — от ООО «Сосково» — работает, но литровая упаковка здесь стоит 19—20 рублей (от разных производителей). Наверно, для нашего товарища будет приемлемо, посоветую ему ходить на «Щепок».

И все-таки возникает вопрос: что творится у нас с городской торговлей, если человек (и не один) выбирает уличную очередь? Если судить по парадно-праздничным речам, которые звучали 20 июля в большом зале мэрии (накануне дня торгового работника), то в Орле — сплошные достижения. Одних розничных предприятий насчитывается 1290, только за первое полугодие открылось 92 новых и еще 11 реконструировано. Где они? Если вместо «Березки» открылась «Сберегайка», как это засчитывать? Как новый магазин? А в нашем квартале на улицах Матросова и Полесской как было два магазина, так и осталось. Еще в советские времена просили жители открыть овощной магазин — до сих пор нету. Его заменяют бабульки со своими овощами, торгующие с ящиков около (опять же!) «Сберегайки». Был, правда, промтоварный магазин, но его помещение давно уже оккупировала некая фирма под названием «Росгидромаш». Заходил я как-то в эту гидру-фирму, но никаких товаров там не нашел, одни менеджеры и охранники. Даже «хозяйственных товаров» поблизости уже нет. Был один торговый объект, и тот вдалеке — у магазина «Дружба». Теперь нет ни «Дружбы», ни хозтоваров. За каждой мелочью типа булавки приходится ездить в город.

Но даже в центре города магазины закрываются по непонятным причинам. Вот, например, улица Ленина, куда уж центральнее. За один год там закрылись магазины «Кооператор» и «Молоко». Насчет последнего я как-то спросил в пресс-службе городской администрации. Ответ был лаконичным: «Ну как же, они воровали электричество с мест общего пользования, аж на 70 тысяч рублей наворовали, вот и закрылись, когда им предъявили счет». Не думаю, что 70 тысяч рублей для фирменного магазина Орловского молочного комбината — невиданная сумма. Дело в другом. Наверное, городская власть не была заинтересована в сохранении фирменной молочной торговли, вот и накатила по полной программе. Может, и с «Кооператором» так же обошлись?

Если посмотреть внимательно по городу, то мы увидим больше «белых пятен», чем новостроек. Вот областная власть (и городская тоже) ставит себе в заслугу появление гипермаркетов курской фирмы «ГРИНН». Да, магазины впечатляющие, но они расположены бог знает где. Один — на выезде из города по Кромскому шоссе, куда даже троллейбусы не ходят. Второй, недавно открытый, — на улице Михалицына. Тоже не близко к центру. Нам что, предлагают ездить за «дешевыми» продуктами на окраины города? А как же принцип шаговой доступности, который проповедует торговое подразделение городской администрации?

Кстати, насчет «шаговой доступности». Нам позвонили жители девятиэтажных домов, стоящих в начале Карачевского шоссе, и сообщили, что большой продовольственный магазин под названием «Стимул» закрылся, и теперь им, многочисленным жителям девятиэтажек, приходится рыскать по кварталу, чтобы купить хотя бы буханку хлеба, не говоря уже о прочих продуктах. Мы выехали на место и зафиксировали данный факт: действительно, магазин полностью опустел, висит объявление о том, что помещение сдается в аренду.

Так где новые магазины? Может быть, на Наугорском шоссе и ул. Картукова, где ведется массированное строительство жилого микрорайона? Там нет. Может, на «поле чудес», расположенном за техническим университетом? Там тоже нет. Жителям приходится таскать сумки из города.

Выходит так, что горадминистрация не имеет реальных рычагов для регулирования торгового процесса. Только подсчитывает, сколько налогов поступило в бюджет от торговли, да возносит хвалу умелым коммерсантам. Да и то по праздникам. В промежутках же между ними повышает арендную плату, увеличивает налогообложение, что, соответственно, сказывается и на розничных ценах.

Кстати, коль скоро мы вновь вернулись к ценам, хочется привести красноречивые факты. Они взяты из криминальной хроники, которую публикует пресс-служба УВД. Для сравнения мы взяли шесть дней июля и шесть дней ноября, то есть периоды до и после повышения цен. Так вот, за 5—10 июля включительно в хронике нет ни одного сообщения о кражах продуктов питания. Ни одного по всей области! Зато в ноябре видим совершенно другую областную картину. 4 ноября — кража 38 банок солений из сарая на ул. Контактной в Орле; обворован магазин в Моховом (Залегощенский район), откуда пропали еда и питье на 8 тыс. рублей; а также совершена попытка кражи продуктов на 844 рубля в гипермаркете на территории Заводского района. Их хотел вынести гражданин 27 лет. 5 ноября: в торговом центре на ул. Октябрьской задержан гражданин 23 лет, который пытался совершить кражу продуктов питания на 698 рублей. А в известном гипермаркете гражданин 34 лет украл продукты на 852 рубля.

Особенно впечатляет криминальная хроника за 9 ноября: в гипермаркете на Кромском шоссе гражданка 1983 г. р. попыталась вынести без оплаты продукты на 1140 рублей, а через десять минут там же задержали гражданина 1972 г. р., укравшего еду стоимостью 871 рубль. В этот же день сообщается о двух ночных кражах со взломом из магазинов в Советском и Орловском районах. А в Троснянском районе оголодавшие неработающие жители в возрасте 33 и 20 лет добывали пищу с помощью сувенирных имитаций денежной купюры достоинством 500 рублей. В двух магазинах им удалось провернуть «сделку», но затем они были задержаны. Надо ли говорить, что на всех задержанных возбуждены уголовные дела, далее — суд, наказание. За что? За то, что приобрести пищу законным способом стало не по карману. И таких людей становится все больше.

К чему всё это написано, спросит читатель. Да к тому, чтобы показать той же власти не отлакированную, а реальную картину, пусть и неполную, но основанную на фактах. Вывод же напрашивается простой: нельзя продовольственное обеспечение населения пускать на рыночный самотек, уповать на некое саморегулирование и здоровую конкуренцию предпринимателей. Жизнь показывает, что торговлей надо управлять, как это ни банально звучит, а не только хлопать в ладоши.

А. МАКСИМОВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц