Чаю, дайте чаю, господа!

Когда осенняя промозглая погода пробирает до костей, перед каждым из нас возникает вопрос: каким образом быстро согреться. Можно забежать в любую точку общепита и пропустить 50—100 граммов водки. Иллюзия того, что вы согрелись, гарантирована. Однако не все, по разным причинам, это могут себе позволить. И многие просто не приемлют алкоголь. В этой ситуации было бы лучше выпить одну-другую чашку горячего крепкого чая. Но где в Орле это можно сделать в спокойной обстановке, да еще чтобы и чай был настоящим, и приготовлен умелыми руками, и подан к столу с душой? Да нигде.

В советское время, когда велась антиалкогольная пропаганда, пооткрывали более-менее приемлемые для неизбалованного населения точки общепита. Учась в институте и живя в общежитии, я и мои друзья регулярно ходили в чебуречную на улице МОПРа, в пельменную около сквера Танкистов, в блинную на Комсомольской, напротив общежития. Этих и многих других мест общепита, где были два-три, как правило, фирменных блюда и чай, нет на карте современного Орла. Есть много других заведений, но везде ставка сделана на продажу спиртного и сопутствующих блюд и товаров. Создается такое впечатление, что наши власти давно махнули рукой на проблему чрезмерной доступности алкоголя. Они, вероятно, считают, что каждый сам для себя волен выбирать образ жизни. Это чистой воды капиталистический подход. Главное — деньги, которые вы оставите в заведении, а не польза физическому и нравственному здоровью.

Да, так называемая лигачевская кампания (1986—1990 годы), о которой еще помнят многие граждане бывшего СССР, проводилась с перекосами, порой доходило до абсурдов, но и польза от нее была. И сегодняшний демографический подъем — это не ответ населения на заботу нашего нового государства. Просто пришло время рожать тем, кому сегодня 20—25 лет, то есть родившимся в тот период, когда со спиртным в стране были проблемы и отмечался резкий подъем рождаемости. У сегодняшних же властей заслуг перед женщиной, решившейся на рождение ребенка, перед женщиной-матерью — нет никаких, они не освободили за эти годы ее ни от одной проблемы, наоборот, только усугубили и без того непростое положение, создав массу новых трудностей.

КПСС, безусловно, понаделала ошибок, объявив натуральное вино и водку одинаковым злом. Да и водка в умеренных количествах — не зло. Перегиб был. Но то, что мы все с вами видим при капиталистической власти, — вообще верх безрассудства. Государство, кажется, вообще не обеспокоено тем, что население России спивается. А спиваясь, тупеет и деградирует… Ни к чему хорошему это, однозначно, не приведет.

В дореволюционной России также были важны налоговые сборы. Алкоголь был одной из главных доходных статей бюджета. Поэтому власть не препятствовала развитию питейных заведений, процветанию пьянства. Тревогу, беспокойство проявляла общественность — интеллигенция, священнослужители. Первые общества трезвости появились в России в 1858 году. Не случайно в журнале «Современник» за 1859 год напечатана статья Н. А. Добролюбова об обществах трезвости. Но эти первые общества были чисто формальными. А тем, кто повел настоящую работу против прогрессирующей напасти, был не кто иной, как кронштадтский пастырь, протоиерей Иоанн Ильич Сергиев. Он и несколько других энтузиастов в 1890 г. официально создали первое общество трезвости. И как одну из мер в деле борьбы с пьянством общество решило создать сеть… чайных. То есть простым людям, рабочим с семьями, приезжим давали чай и здоровую пищу. А еще дали возможность в спокойной дружелюбной атмосфере почитать популярные, но дорогие тогда газеты и журналы. В некоторых чайных были библиотеки, из которых книги выдавали и на дом. Интересно, что средства на благое дело поступали как от членов общества, так и от посторонних людей. Вообще помощь была разной. Было несколько случаев, когда обеспеченные люди бесплатно выделяли площади и оборудование под размещение чайных.

Современники отмечали, что заведения общества отличались чистотой, качеством питания и одновременно дешевизной. В воскресные и праздничные дни в чайных члены общества проводили религиозно-нравственные беседы, по окончании которых посетителям бесплатно раздавали брошюры религиозного содержания.

Способно ли наше общество хотя бы на организацию чего-то подобного, я сомневаюсь. У нас сегодня практически все отношения коммерциализированы. На первом месте среди побудительных мотивов к любому действию стоит выгода. Сегодня нет людей уровня святого праведного Иоанна Кронштадтского. Нет и настоящих меценатов.

Сергей Давыдов.

Лента новостей

Отчетность