Красная строка № 20 (201) от 8 июня 2012 года

Экономика России после выборов президента

Отшумела избирательная кампания. Что обещают нашей экономике ближайшие 5—6 лет? Ответ на этот вопрос можно получить либо на основе предсказаний (по интуиции), либо используя современный потенциал научного предвидения. Либо, наконец, ответ может быть выдан в форме неоднозначного пророчества, позволяющего чувствовать себя правым при любом исходе. Например, «в ближайшие 5—6 лет ситуация серьёзно изменится» (умалчивая, в какую сторону); «увидим свет в конце тоннеля» (не указывая, каким будет этот свет — ярким или блёклым).

Оставляя вне внимания этот последний вариант, поскольку пророчество всегда является формой шарлатанства, остановимся на ожидаемых предсказаниях и предвидениях нашей экономической перспективы. Несложно предположить, что те, чьи предвыборные предпочтения оправдались, будут одаривать нас предсказаниями о наших экономических перспективах, как правило, со сдержанным оптимизмом. Проигравшие выборы, представят предсказания, наоборот, пессимистические.

Ну а если подойти к ответу на данный вопрос с позиций научного предвидения, то придётся исходить из того, что в условиях технически развитого капиталистического хозяйства «невидимая рука рынка» вынуждает экономику двигаться вперёд циклично — от подъёма к кризису, затем к фазам депрессии, восстановительного роста, подъёма и снова к кризису. А поскольку Россия постсоветская перешла на рельсы капиталистического ведения хозяйства, то, пока основным ориентиром хозяйственной деятельности является всемерный рост прибыли (в том числе за счёт минимизации доходов рабочего люда), ясно, что характерная для западных стран цикличность должна сопровождать развитие и нашей экономики.

Это последнее обстоятельство не было учтено, когда в начале нынешнего века ставилась задача за 10 лет удвоить ВВП России, что позволило бы к настоящему времени вывести нашу страну по данному показателю на пятое место в мире. Для удвоения ВВП нужно было обеспечить среднегодовой темп экономического роста на уровне 7,1%. Фактически получили 4,2%, и в итоге на сегодня наш рейтинг по ВВП в мире — это 7—8-е место, против третьего, которое занимала РСФСР в 1989 году (после США и Японии).

Понятно, что результаты могли бы быть лучше, если бы не кризис 2008—2009 годов, который, по смелым предсказаниям руководивших нашей экономикой либералов И. Шувалова и А. Кудрина, должен был «обойти Россию стороной», оставив нас «островом стабильности».

Этого не случилось и не могло случиться, поскольку экономика развивается согласно не заклинаниям власть предержащих, а в соответствии с требованиями объективных экономических законов. И один из таких законов предполагает, что развитые капиталистические страны примерно раз в 8—11 лет должны пройти через кризисы перепроизводства, позволяющие преодолеть диспропорции между растущим производством товаров, с одной стороны, и ограниченной платёжеспособностью потребителей — с другой.

К настоящему времени в большинстве капиталистических стран кризис 2008—2009 годов в ведущих отраслях народного хозяйства практически себя исчерпал, а после короткой фазы депрессии наблюдается оживление производства. Практически это означает, что в ближайшее время эти страны ожидает скромный (по меркам коммунистического Китая), но всё-таки подъём производства, за которым примерно в 2017—2019 годах, весьма вероятно, последует новый кризис.

Пока что развитию фазы подъёма несколько мешает кризис финансовый, острота которого в значительной мере связана с тем, что государственное регулирование рыночных отношений ослабило негативные социальные последствия минувшего экономического спада. Это не позволило последнему кризису стать столь же длительным, как Великая депрессия 30-х годов, однако, с другой стороны, можно ожидать, что подъём экономики может ускориться — по мере дальнейшего разжигания милитаристами международных конфликтов, стимулирующих рыночный спрос на средства производства.

Исходя из этих соображений, мы высказали убеждение, что «объективных внутренних условий для второй волны спада производства в России нет». Что же касается внешних условий, то для России, являющейся по преимуществу экспортёром сырья, экономический подъём в зарубежных странах может стать в ближайшие 4—5 лет дополнительным фактором роста экономики, а значит, и спроса на российские энергоносители, металлы и связанные с ними производства. И этот шанс ускорения экономического роста нельзя не использовать.

Однако, как нам представляется, эффективному росту народного хозяйства России в перспективе 2020 года может помешать повторение ошибок минувшего десятилетия, которые стали результатом научно не выверенного прогноза темпов развития экономики.

Вот почему, чтобы не наступать на старые грабли, имеет смысл, как минимум, воспользоваться так называемым аналоговым методом прогноза. А он покажет, что с учётом высокой вероятности в указанной перспективе очередного экономического кризиса, при сохранении курса социально-экономического развития прежнего десятилетия, нужно ожидать: среднегодовые темпы роста ВВП Российской Федерации будут не 6—7%, а примерно 4,2—4,5%.

Рост производства ВВП к 2020 году возможен более чем в полтора раза. Это позволит Российской Федерации восстановить те объёмы производства в отраслях реальной экономики, которыми Россия располагала в 1990 году. Одновременно можно ожидать, что платёжеспособность 20% наших граждан превысит соответствующий показатель 1990 года в 2 раза (для 1% населения — почти в 5 раз). Правда, всё ещё останется ниже советских показателей платёжеспособность 80% россиян, и особенно 20% наименее обеспеченных, зато в среднем по этой группе следует ожидать превышения одного прожиточного минимума на душу населения.

И хотя геополитическое положение страны к 2020 году по отношению к коммунистическому Китаю, видимо, будет продолжать ухудшаться (по общему объёму производства ВВП с 19% в 2010 году до 13% в 2020 году), но по отношению к США оно может сохраниться на нынешнем уровне.

Обратим внимание, что показатели динамики ВВП в Российской Федерации смотрятся заметно оптимистичнее, чем по основным отраслям нашей реальной экономики (промышленность, сельское хозяйство и строительство). Это естественно, поскольку рост ВВП отражает не только динамику реальной экономики, но и тенденцию опережающего увеличения налогов и таких ныне быстро развивающихся услуг, как коммерческая деятельность, финансовые обороты, услуги ритуальные, а также связанные с послеаварийными и тому подобными ремонтами.

Само собой разумеется, что прогнозные показатели 2020 года могут оказаться и выше, и ниже приведённых в таблице. Они понизятся, если в руководстве страны возобладает стремление пойти на вторую волну приватизации того, что не успели разбазарить либералы в «лихие» 90-е годы. Такой результат несложно предвидеть всем, у кого перед глазами плоды перехода от государственной к частной собственности, скажем, в Орловской области — на примере заводов УВМ, СПЗ, «Промприбор» и др.

Прогнозные показатели, бесспорно, можно будет превысить. Но для этого потребуется более эффективное управление народным хозяйством, чем то, что страна имела в последние 10 лет. Значит, необходим научно более обоснованный курс социально-экономической политики. Нужны и такие управленцы, которые с лучшей стороны проявили себя в минувшие годы.

А это обязательно должны быть те управленцы, которые способны понять, что в ближайшие 4—5 лет цикличность мировой конъюнктуры даёт нам реальный шанс заметно ускорить экономический рост и одновременно подготовиться к очередному кризису перепроизводства. И что реализовать этот шанс не удастся, если значительная часть избытка экспорта над импортом (в 2011 году — 206 миллиардов долларов, то есть 6 триллионов рублей, сумма, в 40 раз превышающая расходы на финансирование сельского хозяйства) и впредь будет направляться в «подушку безопасности» и в накопления наших олигархов. Если в их же интересах будут забыты предвыборные обещания в части радикального изменения системы налогообложения…

Исходя из перспективы благоприятной конъюнктуры в ближайшие 4—5 лет, а затем и вероятного экономического кризиса, эти управленцы должны будут под такую перспективу соответствующим образом построить свою кредитную, фискальную, инвестиционную, внешнеторговую политику.

Практически это означает, что именно в ближайшие 4—5 лет должны быть мобилизованы и направлены в развитие народного хозяйства России максимальные объёмы инвестиционных ресурсов. Особенно в отрасли, ориентированные на внутренний рынок, а также на рынок потенциально менее зависимых от колебаний мировой капиталистической конъюнктуры стран Азии и Латинской Америки. Так можно будет минимизировать ожидаемо негативные последствия очередного капиталистического циклического кризиса перепроизводства.

Поскольку известно, что «кризис не всегда и не для всех — беда», пока что сохраняется возможность использовать это знание в интересах ускорения социально-экономического развития Российской Федерации. В этой связи целесообразно в расчётах по внешнеторговым связям ориентироваться в ближайшие несколько лет на цены базисного периода. А вот максимальные физические объёмы внешнеторгового оборота нужно проектировать примерно на 2017—2020 годы. На тот же период следует по возможности сдвигать радикальное сокращение кредиторской задолженности, причём предпочтительно товарными поставками. И наконец, погашение дебиторской задолженности целесообразно не откладывать на время позднее 2016 года.

Исключительно важные задачи встают перед региональными экономиками. Предстоящие годы должны стать годами активной перестройки производства под запросы мирового и внутреннего рынка, особенно в свете вступления России в ВТО. Наивно думать, что при нынешней структуре и эффективности наши предприятия способны стать достойными, конкурентоспособными партнёрами. Непростые времена ждут наше сельское хозяйство. Процессы, происходящие здесь, требуют срочного и глубокого переосмысливания, поиска самых высокоэффективных решений, если не хотим оказаться в весьма неприятной ситуации.

Время — особо ценный экономический ресурс. Поэтому так важно, чтобы адекватная перестройка управления народным хозяйством не затянулась, в частности, чтобы безотлагательно были приняты надлежащие меры для скорейшего увеличения инвестиций в базовые отрасли нашей экономики.

Как за счёт прекращения оттока капитала за рубеж, так и с помощью жесткой, хотя бы налоговой, системы мер по минимизации использования ресурсов на прирост паразитических доходов нашего олигархата.

И. Загайтов,
доктор экономических наук,

Н. Турищев,
кандидат экономических наук.

Лента новостей

Отчетность