«Где мы — там… беда»

Прошло три года
Сегодня мы будем изучать тексты, друзья мои! Тексты эти, или еще их можно назвать документами, интересны, в первую голову, тем, что наговорены двумя интереснейшими персонажами современной орловской действительности. Нет-нет! Не учеными они наговорены и не писателями, равно как и не представителями какой-либо другой творческой профессии, где хошь не хошь, а надо чего-нибудь наговорить или того пуще — написулить!

Тексты, кои мы держим в руках, созданы двумя выдающимися детьми земли орлиной, один из которых ребенок — сын, а другая — дочь. Сын, правда, не совсем сын, а усыновлен нами, как делалось добрыми людьми в лихую годину. Он, так сказать, сын полка. Другая — наша, местная.

Почему же я называю этих существ выдающимися существами? Потому что они оба трудятся во славу Отечества в нашем областном правительстве. Они, так сказать, выдались, выделились из общего ряда, отметились, оказались на виду, стали под софиты, вписали свое имя в платежную ведомость, до которой рядовому орлу — как Карабасу-Барабасу до методов Станиславского. То есть, хочу я указать на это обстоятельство особо, — очень и очень неблизко.

А зачем мы взяли в руки эти тексты? Ответ на этот вопрос — не прост, а очень прост. Дело в том, что написаны они были, а частью — просто наговорены (не каждому дано писать) ровно три года назад, тютелька в тютельку, и были явлены миру в апрельском номере журнала «Новый Орел» за 2009 год… Да, да, за тот самый памятный год, когда на истощенную строевщиной Орловщину пришел из Министерства сельского хозяйства Александр Петрович Козлов и привел с собой новую команду. Частью — привел, а частью — сформировал на месте.

И вот тогда каждая новая фигура под софитами вызывала особый интерес. Насколько прекрасны эти люди, насколько они профессиональны? Что они сами о себе говорят? Это было не просто интересно знать. Мечтающие о свежем глотке воздуха, замученные, изверившиеся во всем хорошем аборигены вчитывались в каждое слово, произнесенное ИМИ.

Прошло три года… Настало время изучать тексты. Давайте посмотрим, зачем эти люди пришли во власть. Давайте сравним их декларации и поступки. Давайте зададимся простым вопросом: а не врали ли они? Не являются ли набор благих пожеланий, самореклама элементарным способом подобраться к платежной ведомости Константина Сергеевича Станиславского? Не есть ли слова, даже те, что произносились с пафосом присяги, — не более чем роль, которая позволяет сделать театральную карьеру?

Начнем с заместителя губернатора и председателя правительства славной Орловщины, руководителя губернаторского аппарата Игоря Гармаша.

Почему с него? Потому что Александр Петрович Козлов — САМ — представлен в номере, о котором идет речь, этнографическими заметками с его малой родины и большого интереса в этом смысле не представляет. Ну, был такой мальчик в татарском селе. Все мы когда-то были «детями». Нас интересуют взрослые поступки взрослых людей.

Игорь Гармаш в номере — взрослый. Это как бы прямая речь. Материал называется «Где мы, там победа», и это всех, знающих, что процитированная речевка является девизом морских пехотинцев, слегка настораживает, поскольку даже неместные осведомлены о речных корнях города Первого салюта. Ближайшее от Орла море называется озером «Светлая жизнь», и морских пехотинцев там не разыщешь даже с очень большого бодуна, когда любой берет на голове прохожего кажется черным.

Текст, как мы видим, интригует. Тем более что рубрика ему подобрана соответствующая и скромная: «На ключевых постах — профессионалы». В какой области, возникает законный вопрос, является профессионалом «морской пехотинец» Игорь Гармаш? И морской пехотинец ли он? А если да, то как он попал в замы к губернатору сухопутной области? Если не морской пехотинец, то что он имел в виду, когда бросал боевой клич? Не ждать ли нам с этой стороны какой беды? Будет ли, например, зам. губернатора носить форму морского пехотинца и пользоваться кортиком? Если да (кортиком), то как? Не заколется ли? Не испугает ли женщин, непривычных к морским атакам?

Так мы приходим к выводу, что текст — штука серьезная. Даже по прошествии трех лет, когда Игоря Гармаша в Орловской области никто не знал и каждое его слово воспринимал на веру. Каким же предстает в этом тексте Игорь Гармаш? Давайте прочитаем.

«Я… двадцать пять лет отдал службе
в войсках
морской пехоты…»

«… — Я… двадцать пять лет отдал службе в войсках морской пехоты… По государственной программе переподготовки военнослужащих окончил коммерческий институт, отделение управления персоналом. Эта сфера деятельности мне знакома и близка по армии, много лет я занимался организацией подчиненных на выполнение поставленных командованием задач. На «гражданке» возглавил коммерческую структуру, со временем сложились доверительные отношения с серьезными партнерами, которые несколько лет назад и познакомили меня с Александром Петровичем Козловым. У нас оказалось много общего…

…И когда предложил место в своей орловской команде, я согласился без колебаний… Если оперировать военной терминологией, то мой участок работы сегодня можно сравнить с функциями начальника армейского штаба…

…Нет, приказного тона не будет, церберских правил — тоже. Я хорошо изучил законы управления, ключевые слова в них — внимание к человеку, уважение к личности.

…Мои литературные предпочтения — это документальная и художественная литература о войне, мемуары известных военачальников, биографии великих полководцев и серьезные детективы с лихо закрученным сюжетом…

…Школьником и в юности очень любил воскресную программу «Служу Советскому Союзу!» Не один я пришел в армию под ее влиянием: что касается военно-патриотического воспитания, с ней тогда никто не мог соперничать. Очень жаль, что и сегодня телевидение продолжает культивировать негативный образ российского военнослужащего — примитивного, с одной извилиной вояки, героя анекдотов и глупых сериалов…».

Итак… Через два с небольшим года после осмысления этого текста наша газета («КС», № 15 (160) от 20 мая 2011 г.) в публикации «Чеховское ружье и губернаторское кресло» занялась в том числе и исследованием милитаристского прошлого руководителя губернаторского аппарата.

Следует сказать, что наша редакция, несмотря на оголтелость некоторых сотрудников, придерживается консервативно-охранительных взглядов, которые не распространяются на всякую шваль, кою следует гнать из органов государственного управления поганой метлой. Поэтому к исследованию военно-морского и отчасти пехотного прошлого Игоря Гармаша мы приступали не без дрожи в руках — касались святого. Хотя Гармаш, честно говоря, совсем не похож на морских пехотинцев, с которыми нам доводилось знаться. Он представлял собой какую-то особую разновидность морпеха — мало изученную и жутко редкую.

Каково же было коллективное удивление «Красной строки», когда мы узнали, что слова о двадцати пяти годах службы с черным беретом на голове, слова, исторгнутые И. Гармашем как бы в монологе, являются чудовищным по своей наглости преувеличением.

Нам удалось выяснить, пообщавшись с бывшим непосредственным начальником И. Гармаша (военным начальником, не А. П. Козловым), что Гармаш Игорь никакой не природный морской пехотинец, что — цитируем материал Ю. Лебедкина: «…он в 1982 году окончил Новочеркасское военное училище связи. Потом служил командиром телеграфного взвода, адъютантом члена военного совета общевойсковой армии (а это политработник), затем сам перебрался в политуправление. В 1986—1988 гг. (Гармаш. — Ред.) — заместитель командира учебного батальона связи по политчасти. После окончания Военно-политической академии им. В. И. Ленина получил назначение на должность заместителя командира батальона морской пехоты по воспитательной работе. Но в 1992 году был уволен из Вооруженных Сил «по служебному несоответствию»… Вернулся И. Гармаш на службу лишь в 1996 году — и вновь на воспитательную работу, но уже по контракту…».

Но и это еще не все. Продолжаем цитирование материала: «P. S. Когда этот номер «КС» уже готовился в печать, бывшие сослуживцы И. Гармаша подтвердили нам: из Вооруженных Сил он был уволен действительно за то, что, будучи ответственным по полку, на Новый год участвовал в пьянке и драке с матросами. Получил травму головы, лежал в госпитале, и после этого ему влепили то самое «служебное несоответствие».

Проецирование мечт

Таким образом, мы еще раз приходим к выводу о значимости разного рода текстов. Документы свидетельствуют, что зам. губернатора Игорь Гармаш может называться кем угодно, только не морским пехотинцем. По образованию он — связист, по призванию, если следить за вехами его карьерного продвижения, — политработник-коммерсант. Был бит. Это случается с принципиальными политработниками, «хорошо изучившими законы управления». Вопрос — за что был бит — до сих пор не получил ответа. Возможно, он просто схлестнулся с матросами, которые, как известно, живут с девизом «Где мы, там победа!». Поэтому, хочешь не хочешь, а политработника-связиста из академии им. Ленина, который решил чему-то учить непобедимую морскую пехоту в канун Нового года, пришлось бить. То есть, выражаясь корректно, побеждать. А пехота драться умеет. Итог: госпитальные нары и увольнение со статьей о профнепригодности. Коль полез в драку, так будь любезен — соответствуй девизу любимой тобой морской пехоты!

То, что И. Гармаш искренне влюблен в черные береты, а не мужественности добирает, приписывая себе несуществующие лет 15, а то и все 20, якобы проведенные в черном бушлате на страже интересов Родины, очевидно. Хотя возможно, что и просто добирает. Иначе, зачем врать? Так и сказал бы: смотрел «Служу Советскому Союзу», хотел стал героем, каких по телевизору показывают, пошел в связисты, не понравилось, переквалифицировался в политработники, учил коммунизму, был бит, а Советский Союз когда развалили, я, граждане, автомат в руки не брал, а выучился на коммерсанта. Но фильмы про войну до сих пор люблю смотреть. И книги про великих полководцев читаю. А также, когда полководцы надое­дают, — детективы с лихо закрученным сюжетом.

То есть, судя по всему, собственная жизнь кажется заместителю губернатора довольно пресным событием. Отсюда — мечтания. Фантазии, проецирование мечт на действительность. Например, свою сугубо мирную и неопасную в военном смысле должность И. Гармаш называет в интервью, «если оперировать военной терминологией», «функциями начальника армейского штаба».

Этот текст свидетельствует, что три года назад новый человек на Орловщине Игорь Гармаш был не вполне адекватен окружающим реалиям. Изменилось ли что-нибудь через три года?

Да. «Если оперировать военной терминологией», Орловщина в такой ж… еще не находилась. Подбор кадров — изумителен. Подобное бывает, «если оперировать» всё той же терминологией, в глубоком-глубоком тылу, где отставные писаря дербанят продовольственные склады после кратких курсов бухгалтерии.

То, что И. Гармаш старательно избегает слова «политработник», в каком качестве он довольно продолжительное время существовал, не испытывая, судя по его биографическим данным, мировоззренческих проблем, является симптомом тревожности. Возможно, это последствие травмы, трудно сказать.

Суть в том, что человек лгал с самого своего появления в Орле. Это нехорошо. В детском возрасте за это в угол ставят.

Что у Игоря Гармаша — «начальника армейского штаба» — общего с А. П. Козловым, о каковой общности сообщает сам «морской пехотинец», говорить не беремся. Может, служили вместе?

И все-таки одна особенность заставляет несколько скорректировать психологический портрет заместителя губернатора, нарисованный им самим. И. Гармаш по делу сетует на цинизм нынешнего времени: «Очень жаль, что и сегодня телевидение продолжает культивировать негативный образ российского военнослужащего — примитивного, с одной извилиной вояки, героя анекдотов и глупых сериалов…». Жаль, что не отвечает, откуда берутся такие персонажи.

Но сделал заместитель губернатора на своем посту и очень много хорошего. Просто эти новости до нас почему-то не доходили. Игорь Гармаш еще и скромен, возможно. Почему губернатор выбрал на должность «начальника штаба» героя этих заметок, нам непонятно и после трех лет тщательного анализа всех текстов, исходящих как от Александра Петровича, так и от самого «начштаба» И. Гармаша.

О чем пишет Марина Евгеньевна?

Зато с Мариной Ивашиной — еще одной героиней журнала трехлетней давности — все предельно понятно. Анализировать качественные тексты М. Ивашиной — одно удовольствие. Письмо губернатору в ее собственноручном исполнении так и называется: «Есть ли стимул для малого бизнеса?». По прошествии трех лет на этот вопрос можно дать уверенно утвердительный ответ: стимул есть. И даже можно назвать его, этот стимул, — должность начальника управления пресс-службы, связей с общественностью и аналитической работы областной администрации. Ну или какого-то другого управления начальница. Поговаривали, что Марина Евгеньевна метила в управление экономикой всей Орловской области, но не была признана годной. Или конкуренты дорогу перешли. Осталась связь… Так легла карта.

О чем пишет Марина Евгеньевна? Тогда, в апреле 2009-го, она еще не была той, кем стала ныне — преданным членом команды А. П. Козлова, образцовой служащей, неусыпно стоящей на страже интересов своего патрона, защищающей его репутацию от нападок недоброжелателей. Тогда, в апреле 2009-го, три года назад, автор письма была рядовым депутатом облсовета, а далее — интересно — координатором Национального антикоррупционного комитета по Орловской области, предпринимателем…

Предпринимательство удалось у Марины Евгеньевны — с этим не поспоришь. Ее должность — тому свидетельство. Но что касается антикоррупционного комитета… Кто бы мог подумать, что он в Орловской области вообще был? Что он, может статься, до сих пор есть? Что Марина Ивашина — автор письма губернатору А. П. Козлову — этот комитет координировала? А ведь было… Или не было?

Тексты — страшная штука. Если б в истории остался только этот журнал, то дотошные исследователи старины в ее орловском преломлении сделали бы вывод, что в начале двадцать первого века жила на берегах Оки смелая, принципиальная женщина, экономист, наверное, которая спала и видела, как бы сделать родной край счастливым, свободным от коррупции. И жизнь клала ради этой цели на алтарь. Ну, клала куда-нибудь.

Давайте почитаем, о чем писала Марина Евгеньевна три года назад. Цитаты из письма губернатору:

«Уважаемый Александр Петрович! Банально повторять газетные заголовки, что с вашим приходом связывается смена эпох на Орловщине…

…В Орловской области годами воспитывался культ чиновника-бюрократа. Этот верный форпост не совсем законопослушной власти получал своё кресло «на кормление». Может, поэтому в регионе так отстал и задушен малый и средний бизнес и так усложнены административно-регламентные процедуры для развития предпринимательства?..

…Орловский чиновник не мотивирован на помощь малому бизнесу… на открытие новых рабочих мест. Он получает заработную плату не за свое содействие развитию предпринимательства, а за сухую статистику, что «малый бизнес» существует в таких-то количествах.

…К сожалению, в формат журнального «письма» не удается вместить те предложения, мысли и идеи, которые могли бы послужить делу возрождения и развития экономики, помочь жителям области… Успех любого дела определяется умением аккумулировать самые разные точки зрения, нестандартные и креативные предложения, опираться на мнения специалистов-теоретиков и реальных практиков. А потому искренне надеюсь, что в работе губернатора и правительства области этот потенциал будет востребован в самых разных формах…».

После того как М. Ивашина попала в «Серый дом» на площади им. Ленина и, вздохнув, с некоторыми оговорками сказала себе, что жизнь, в общем-то, прекрасна, в Орловской области перестали годами воспитывать культ чиновника-бюрократа. Этот верный форпост не совсем законопослушной власти больше не получал после этого события кресла «на кормление». В регионе перестали душить малый и средний бизнес и так упрощены ныне административно-регламентные процедуры для развития предпринимательства.

…Орловский чиновник, после того как М. Ивашина получила должность не ради прокорма, а во имя высших целей борьбы с коррупцией и пропаганды всего хорошего, что делает губернатор (а плохого он вообще ничего не делает), стал мотивирован на помощь малому бизнесу… на открытие новых рабочих мест. Он (чиновник) получает заработную плату за свое содействие развитию предпринимательства, а не за сухую статистику, что малый бизнес существует в таких-то количествах.

То есть все произошло именно так, как писала Марина Евгеньевна, в бескорыстных, разумеется, целях. Жесткость своего пера она сознательно поставила на службу общему благому делу, смягчив эту самую жесткость. «Уважаемый Александр Петрович! Банально повторять газетные заголовки, что с вашим приходом связывается смена эпох на Орловщине…». «А потому искренне надеюсь, что в работе губернатора и правительства области этот потенциал будет востребован в самых разных формах…».

— Какой такой потенциал? — спросил якобы А. П. Козлов — губернатор, меняющий на Орловщине эпохи. Но намек понял, ему подсказали. Марину Евгеньевну, востребовав, трудоустроили, после чего она завертела такое во вверенной ей сфере связи, что предприниматели Орловщины обзавидовались. И — главное — каждый день во всех губернаторских средствах массовой информации, прооперированных дипломированным специалистом Мариной Евгеньевной, — про коррупцию, про коррупцию! И про то, как с ней бороться.

Хоть про советскую торговлю…

С Гармашем у второй героини исторического журнала отношения сложились сразу самые теплые, товарищеские. В этом есть что-то знаменательное, значимое, что много выше случайности. Марина Евгеньевна и Игорь Гармаш — в одном номере журнала. Один — уже состоявшийся «начальник армейского штаба», другая — только тянется к должности. Оба — одинаково искренние, честные, последовательные, хорошие люди, настоящие профессионалы. Из той редкой породы самоотверженных тружеников, которые прежде всего думают о других, а потом, если, конечно, силы остаются, — о себе.

Один — бывший политработник, ставший коммерсантом. Другая — выпускница заочного института советской торговли, отвечающая за идеологию. Почти что родственные души. Можно сказать, визитная карточка кадровой политики нового губернатора, меняющего эпохи.

Рубрика «Деградация власти» может надолго прописаться в Орловской области, если эта политика не изменится. В свете последних событий — городских «договоренностей» — приходишь к неутешительному выводу, что маразм только крепчает.

Тексты… Как хочется светлых, социально положительных текстов! Хоть про морскую пехоту, что ли… Хоть про советскую торговлю. Хоть про что-нибудь, но искренне, господа, искренне!

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей