Красная строка № 30 (296) от 10 октября 2014 года

Игры в песочнице…

Внеочередное заседание Орловского горсовета, вообще чего бы то ни было ответственного – как собрание по тревоге; всё должно делаться быстро, каждый боец знает свой маневр. Как иначе, если внеочередное? Значит – припекло, в городе – почти ЧП, если приходится выверенные планы рушить.

А на депутатов посмотришь – благостно всё. Родная такая, спокойная, пасторальная атмосфера, все друг друга знают, в далеком прошлом – предвыборные бои и кровопускания при распределении должностей; все хлопоты и тревоги позади, в каком-то другом и далеком мире. А в этом мире – всё, как в санатории, трудящиеся счастливы.

На Михаила Юрьевича Берникова только больно смотреть. Худенький, не теряющий спортивной формы, он сидел за столом президиума, пытаясь деликатно вместиться между председателем Совета и его четырьмя заместителями, представляющими количественно едва ли не новую горсоветовскую фракцию. Зачем их столько – никто уже не спрашивает, от этих вопросов «фракция замов» давно отбилась, и раны, нанесенные самыми неделикатными гражданами, спрашивавшими в лоб, без политики – «на фига вас столько?», успели зарубцеваться и не мешают наслаждаться нажитым – богатыми заместительскими трофеями.

Когда смотришь на людей, создающих атмосферу Орловского городского Совета, не можешь удержаться от победного ощущения, что жизнь определенно удалась, нужно только добытое, несмотря ни на что, сохранить. Эта атмосфера удивительно контрастирует с городскими проблемами, которых много. По сути, вся деятельность орловского городского представительного органа власти сводится сегодня к тому, чтобы наскрести где-нибудь денег для решения этим самых проблем.

Но эти проблемы в зале заседаний не ощущаются. Они где-то там, за стенами. Справится город с трудностями или нет – никоим образом на атмосфере, царящей в зале заседаний, не сказывается, поскольку жизненный уровень людей, призванных эти проблемы решать, в принципе не завязан на способности решать какие-то проблемы. Здесь жизненный уровень фиксировано высок вне зависимости от того, что происходит за стенами.

О чем-то переговаривается однажды перешедшая из КПРФ в «Единую Россию» одна из четырех замов мэра Р. Дубровская с С. Себякиным – еще одним из четырех замов, чуть не задавивших за столом несчастного, но не подающего вида, что ему плохо и тесно, М. Берникова.

Стоит такой гул – бу-бу-бу-бу, будто сама жизнь неторопливо и размеренно вертит невидимые жернова, перемалывая время, судьбы, мелкие вопросы, показывая и доказывая своей монотонностью, что все в порядке, все без изменений и что так будет всегда, до скончания века, пока горсовет не разгонят.

Умиротворяюще воздействует начало сессии на случайно забредших сюда граждан проблемного города. А проблемы между тем нешуточные – нужно перекраивать бюджет, латая худой кафтан по примеру легендарного Тришки; продавать имущество, чтобы рассчитаться по долгам. Казалось бы, откуда взяться благости в таком крутом пике, в какое вошел город? А вот поди ж ты – так устроена власть, что пике-пикой, а жизнь все равно удалась, так чего зря волноваться?

Под «бу-бу-бу» умиротворяющей атмосферы чиновник городской администрации читает доклад, как отрезать рукава от бюджета. К тому же – приятное дело – обнаружилась кое-какая экономия, её следует учесть. Но и неприятности случаются, деньги приходится тратить то туда, то сюда: «Есть у нас один сгоревший лифт, к сожалению, он не функционирует…». Здесь изымем, сюда переместим. Заканчивается доклад.

Встает депутат А. Коровин… Когда подымается Александр Яковлевич Коровин, спокойный сердечный ритм дает перебой даже у подготовленной аудитории – создается ощущение, что праздник встающий собирается испортить. Но и к этому со временем привыкаешь, случается всякое и на празднике.

А. Коровин как-то резко, даже зло, как-то невежливо, что ли, без пиетета, дерзко так сказал, обращаясь к зажатому между мэром и его четырьмя замами главе администрации г. Орла М. Берникову, что на позапрошлой сессии у возглавляемого им, А. Коровиным, трамвайно-троллейбусного предприятия отняли десять миллионов рублей, необходимых на ремонтно-восстановительные работы, обещая «под честное слово

М. Берникова» эти деньги вернуть на следующем заседании, но деньги, отнятые у ТТП, так и не вернули.

– Кто будет отвечать? – с легким сердцем, почти весело спросил у зала мэр города С. Ступин, зажавший главу администрации г. Орла М. Берникова с помощью своих четырех замов, дабы интересы всех партий, заботящихся о благе народа и избирателей в г. Орле, были соблюдены.

Отвечать взялся не подающий вида, что ему плохо, Михаил Юрьевич Берников. Он укорил злого, невежливого, портящего атмосферу праздника А. Коровина в том, что тот хочет для своего предприятия денег, о существовании которых еще два заседания назад не подозревал; Михаил Юрьевич разложил свои укоризны по датам и полочкам.

– Ложь! – отреагировал А. Коровин.

Суть проблемы, с которой столкнулся директор муниципального предприятия, никогда не позволяющий кому бы то ни было отнимать что-либо у его производства, ничем не отличается от прочих будней нищего Орла. Но у Александра Яковлевича есть существенное преимущество, позволяющее ему требовать деньги с чистой совестью. Транспорт – это люди, люди – это повышенная ответственность. Если А. Коровин, директор ТТП, говорит, что до холодов необходимо заменить рельсы и провести энное количество ремонтных работ, список которых он готов предоставить хоть сейчас, то попробуйте его упрекнуть в излишних аппетитах; человек говорит о необходимом.

Но М. Берников заматерел на своей работе и напоминает теперь по большей части хирурга, равнодушного к виду крови и отсеченных членов, поскольку знает, что это необходимо для по-правки здоровья всего организма. Или делает вид, что знает, но держится именно так. Он, М. Берников, сказал А. Коровину, что заявка того на ремонт администрацией получена, но ответ по поводу финансирования будет дан после экспертизы. А. Коровин, продолжил М. Берников, должен знать, что такое Бюджетный кодекс. А. Коровин не спорил.

Любопытно было наблюдать за пикировкой директора муниципального предприятия и депутата с главой администрации города – бывшим депутатом. Во-прос – причем здесь внеочередная сессия и почему чисто технические моменты должны обсуждаться на городском вече? Надо проводить работы – проводите. Нет – так нет. Какое отношение дискуссии имеют к искусству и компетентности управленцев?

Проголосовали за поправки А. Коровина и его коллеги депутата А. Рослова, предлагавших принять изменения в бюджет с учетом нужд ТТП, удовлетворяемых за счет аппетитов спецавтобазы, получающей из бюджета 52 млн. рублей, а также некоторых других организаций. Не прошли поправки.

Вывод – либо директор ТТП сгустил краски, требуя финансирования срочно назревшего ремонта трамвайного хозяйства, либо не сгустил краски, и тогда в ближайшем будущем нас ждет маленькая или не очень маленькая техногенная катастрофа, ведь депутаты не дали денег на ремонт трамвайных путей.

«Бу-бу-бу-бу-бу» – атмосфера непрекращающегося, пусть и слегка подпорченного, праздника сильно после этого не изменилась. В зале заседаний по-прежнему было хорошо.

Депутат В. Бутусов поинтересовался, будут ли в рамках подготовки к празднованию 450-летия города целевым образом финансироваться пешеходные тротуары и велосипедные дорожки, а то люди устали прыгать по колдобинам. Что в программе празд-нования по этому поводу говорится? Где эту программу можно посмотреть?

М. Берников ответил народному представителю, что посмотреть программу можно на сайте администрации города. Вопрос прежний – при чем здесь внеочередная сессия?

За спиной у В. Бутусова – так распорядилась история – сидели, никого не трогая, ни в чём не участвуя, четыре главы районных администраций – тихо и непонятно для чего, как заневестившиеся девушки, потерявшие надежду выйти за муж и проводящие время в тщетной надежде, что когда-нибудь кому-нибудь они еще понадобятся, но лучше, чтобы этого не произошло, а то страшно. Статус городских районных администраций сегодня таков, что бояться не стоит, спрашивать не будут, поскольку не за что и не с чего. Есть с кого, да не за что. Приятная работа – должность есть, а ответственности нет. Имеется в виду ответственность за район. Откуда взяться ответственности, если полномочий – ноль? После перерыва, объявленного несмотря на срочность сессии (физиология брала свое), главы районных администраций тихо покинули заседание. Никто против этого не возражал.

Грустен был их уход, как кружение кленового листа в заморозки. Я ударился в размышления.

Вот депутат В. Бутусов… Он производит позитивное впечатление, по крайней мере, на меня. Ответственный, деловой человек, говорит всегда по вопросу, требующему глубоких знаний или, во всяком случае, вдумчивого к этому вопросу отношения. Почему же создается впечатление, что выступление этого народного депутата воздействует на его коллег, как шум морского прибоя – никто не возражает, даже слушают внимательно, однако на лицах орловских парламентариев почему-то появляется при этом какая-то нега, будто они погружаются в лирический транс. Никто не спорит против прибоя, ласкающих слух, накатывающих на берег мягких волн и законов физики, приводящих эти волны в движение; но вот выступил Владимир Петрович, сел на место, коллеги будто отряхиваются от наваждения и возвращаются к повестке дня – «бу-бу», «бу-бу-бу». Загадка какая-то. И В. Бутусов не настаивает, как некоторые, идущие до конца, на своём. Это к вопросу об атмосфере. Любопытная она в Орловском горсовете, почти уникальная.

Встал депутат В. Симонов:

– Мы все должны понимать, – сказал, – что город идет к банкротству.

«Бу-бу» мгновенно прекратилось. Я давно заметил, да и горсоветовские сессии в этом смысле далеко не уникальны, – как только люди начинают говорить жестко и правду, наступает гнетущая, внимательная тишина. В. Симонова испытующе слушали, ждали, откуда придет беда, чем грозит верный в своей правдивости посыл приятной атмосфере бесконечной сессии.

В. Симонов оказался недостаточно подготовленным оратором. Начав с того, что город отказывается от полномочий в пользу област-ной администрации и вообще не справляется с решением проблем, он предложил подарить области все городские полномочия и дейст-вовать отныне под ее руковод-ством. Судя по тому, что тишина во время речи никем и ничем не нарушалась, предложение не воспринимается сегодня даже тертыми депутатами и чиновниками со стажем как фантазия. Ситуация сегодня именно такова. В. Симонов оказался непоследовательным, поскольку не предложил конкретных механизмов передачи полномочий. Была в предложении депутата, разумеется, и доля иронии – дескать, начали сдаваться, так давайте это делать организованно, а не абы как.

– Предлагаете горсовет распустить? – сгладил мэр С. Ступин, знающий, что хорошая шутка – в помощь при решении серьезных проблем. Никто, однако, не засмеялся.

Перчатку поднял завхоз горадминистрации депутат В. Цуканов, отличающийся ясностью суждений и принципиальностью. Он тоже решил пошутить и, глядя в лицо коллеге В. Симонову, посоветовал передать полномочия от городской власти не области, а федеральному центру. Опять почему-то никто не рассмеялся.

– Ввести прямое президентское правление, – пошутил какой-то самый большой юморист из самой толщи слегка перепуганного и насторожившегося депутатского корпуса.

Атмосфера мгновенно разрядилась. На кой Путину Орел? Не, ничего страшного не случится, можно продолжать сессию – такое примерно пронеслось, как ветерок по залу, настроение.

Продолжили. Специалист в малоэтажном строительстве, ныне занимающийся озеленением города председатель бюджетного комитета депутат К. Федотов мудро, с улыбкой заметил, что все выступавшие правы, подчеркивая тем самым бесполезную суетность дискуссий на непрекращающемся празднике жизни, после чего проголосовали первый вопрос так, как счел нужным и предложил сделать комитет.

Перешли ко второму вопросу, еще одному способу пополнения бюджета. Способ простой – продажа муниципальных помещений. Загвоздка в том, что продаются помещения плохо – то ли цена высока, то ли и спроса нет. Что делать? И деньги нужны, и помещения продавать жалко. И тут логика подсказывает тревожные вопросы – сегодня одно продадим, завтра-послезавтра оставшееся, а как дальше жить?

Решили прогнозный план приватизации муниципального имущества принять, но с исключением некоторых объектов. Представляю, какая шла за эти объекты рубка между политическими фракциями горсовета, исповедующими разные воззрения на социально-экономические принципы обустройства современного орловского общества! Сколько цитат из классиков было произнесено при этом! Может быть, даже не одна.

Выслушав список исключений, не теряющий мужества, окруженный мэром с четырьмя замами глава администрации г. Орла М. Берников резонно, без эмоций, но настойчиво поинтересовался, откуда депутаты предлагают брать выпадающие доходы, ведь, сокращая список, расходную часть бюджета они не сократили. Молчание было ему ответом. М. Берников взъярился:

– Тогда давайте сокращать расходы – и проблем не будет!

Вот тут-то я и подумал, что сейчас случится то, о чем так долго говорили большевики на съезде «Единой России». Все, как один, депутаты поднимутся и воскликнут: «Требуем изыскать у-нутренние резэрвы!».

– Меня сократите! – крикнет первый заместитель мэра.

– Нет, меня! – начнет спасать его второй.

– И меня не забудьте! – со слезами поднимется из-за стола третий.

– Да и одного зама при нашей работе много, – самокритично возопит четвертый зам того же мэра, – готов трудиться на полставки. За счастье сочту, товарищи!

– Требую ополовинить мою непомерную зарплату! – предложит, наконец, мэр.

Теперь давайте подсчитаем. Зарплата мэра г. Орла – 200 тыс. рублей в месяц, да у четырех замов – по 150 тыс. за тот же отрезок времени. Отпускаем на свободу из душного зала трех томящихся от безделья замов, получаем эффект в 5400000 рублей экономии за один год. Оставляем 50 тыс. в месяц на прокорм половине четвертого зама (75 тыс. ему за синекуру жирно будет). Доводим зарплату орловского мэра до унизительных 100 тыс. рублей в месяц и получаем еще дополнительных 2400000 рублей экономии в год. Складываем. 7800000 рублей сбереженных народных денег в год только на одном столе президиума Орловского городского совета! Директора убыточных МУПов отказываются от премий – и А. Коровин получает искомые 10 млн. на срочную замену вышедших из строя трамвайных рельсов и иного хозяйства. Не сходя с места! И это только Совет, заметьте. А есть еще администрация.

Но никто – к моему глубочайшему изумлению – с таким простым и напрашивающимся предложением не выступил. Никто! Ни один из народных заступников. Понимаю, почему. Одни устали от бесперспективной борьбы, а другие, как пчелы, с медом не борются. В общем, приняли решение продавать муниципальное имущество с некоторыми исключениями. Фракция КПРФ даже совещаться по этому поводу удалялась с заседания минут через пятнадцать после перерыва. Хотя какие могут быть тайны от народа у фракции КПРФ при губернаторе-коммунисте? Пошушукались, обсудили текущий политический момент и вернулись. И вновь – радостное, умиротворяющее «бу-бу-бу», разговоры с соседями…

Как дети в песочнице. Где-то далеко пожар, где-то, во взрослом мире. Пока огонь доберется, уверены дети, кто-нибудь из больших и сильных дядь в сверкающих шлемах, на больших пожарных бибиках, с огнем справятся и все опять будет очень-очень хорошо.

А предложение В. Симонова реально. Ни в чем город при передаче полномочий не проиграет. Был же уже прецедент – «в целях повышения эффективности» и проч. Поэтому и слушали так тревожно. В. Цуканов разве что работу потеряет. Ну, и еще кто-то. Но что тут поделаешь? Как верно заметил зажатый между четырех замов мэра М. Берников, «оптимизация необходима…».

Еще год такой политики – и оптимизация будет тождественна ликвидации.

В разделе «Разное», где решения вообще не принимаются, депутаты обсудили подготовку города к отопительному сезону. Я, каюсь, на «Разное» не остался. Впрочем, не только я.

Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность