Историческая справедливость обходит орловские села

XIX век, как и конец предыдущего, XX века, принес только боль и страдания простому русскому человеку. Вероятно, мы все вместе и каждый в отдельности так сильно провинились перед Всевышним, что он нис-послал нам страшное наказание: видеть, как на твоих глазах исчезает, стирается с земли твоя Родина, уходят в небытие ее слава и честь, уходят достоинство и честность, уходят патриотизм и свободолюбие…

Очередное письмо из орловской глубинки, от неизвестных нам Василия Сергеевича и Нины Семеновны Ступаевых из села Вяжи-Заречье, позвало в дорогу. Я хорошо знал месторасположение этого умирающего села, поскольку не раз проходил мимо него на байдарке. Правда, на Вяжи-Заречье не засматривался, значительно больший интерес представляло Вяжи-Завершье (на топографических картах обозначенное как Вяжи-Заверх), отстроенное в последние десятилетия советской власти на высоком правом берегу Зуши. В Вяжах-Завершье на красивом месте к 60-летию освобождения Орла открыли мемориальный комплекс, посвященный памяти погибших в этих местах воинов Красной Армии. Находясь рядом, мы всегда поднимались на гору по длинной и крутой тропинке, чтобы отдать дань уважения и признательности павшим героям. А затем, прежде чем спуститься к реке, к нашим байдаркам, долго смотрели вдаль, туда, где, взламывая мощнейшую оборону гитлеровцев в июле 1943 года, погибали мальчишки, ровесники моего сына и его друзей.

И вот я вновь в Вяжах, в том месте, откуда началось освобождение Орла. Когда-то в учебниках истории говорилось, что коренным переломом в ходе Великой Отечественной войны была Орловско-Курская битва. Она началась на рассвете 12 июля 1943 года и завершилась освобождением 5 августа Орла и Белгорода. Но как-то незаметно слово «Орловская» исчезло. Танковое сражение под Прохоровкой со временем затмило сражение на излучине Зуши под Вяжами. На Прохоровском поле построен величественный комплекс, к которому постоянно едут и едут люди из разных мест. Прохоровка — это сегодня место общероссийского поклонения. В Вяжах же только по праздникам проходят торжественные мероприятия так называемого местного уровня.

Ступаевы не были оповещены о моем приезде, а потому не ждали и не готовились к встрече гостя. И это обстоятельство пошло всем на пользу, хозяева повели беседу прямо и откровенно. Им больно и обидно за свое село. Именно здесь был плацдарм советских войск (11 км по фронту и 5 км в глубину), с которого и началось наступление на Орел. Если повсеместно противоборствующие стороны были разделены Зушей (левый берег занимали гитлеровцы, правый — красноармейцы), то в данном месте и на левом берегу находились наши передовые части, немцы еще в декабре 1941 года отошли отсюда, отдав весь неудобный для обороны выступ. Линию обороны они организовали на западной окраине села Вяжи-Заречье, на высоте Красная горка, где находились добротные колхозные конюшни. Сооружения имели каменные стены метровой толщины. С обеих сторон ключевой опорный пункт немцев был прикрыт водными преградами: рекой Зушей и ручьем Паниковец, а также Измайловской и Ивановской высотами. Немцы за полтора года значительно усилили естественные оборонительные возможности высоты, построив внутри конюшни блиндаж под семью накатами. Вокруг были размещены бронеколпаки, дзоты из стальных балок и бревен. Все укрепления соединялись ходами сообщения со стрелковыми ячейками. Укрепления были обнесены несколькими рядами колючей проволоки. Четырехсотметровая нейтральная территория, поросшая бурьяном, была заминирована. С высоты Красная горка они хорошо видели все, что происходит не только в Вяжах-Заречье, раскинувшихся на несколько километров в пойме Зуши, но и в Вяжах-Завершье, и намного дальше. Высота Красная горка господствовала над всей округой в радиусе 80 км. Так что обойти ее было невозможно. Надо было брать, вгрызаться в нее. Вот почему подготовка к наступлению нашими войсками велась долго.

А в Вяжах-Заречье своим чередом текла жизнь, ведь здесь оставалось много мирных жителей. Целых, пригодных для проживания домов, вспоминает Нина Семеновна, было мало, поэтому ютились кто где мог: в подвалах, землянках. Лишь в марте 1942 года всех местных жителей попросили уйти в безопасное место.

Рано утром 12 июля танки и пехота 3-й и 63-й армий форсировали Зушу и вышли на левый берег. Но в это время на подходах к ключевому опорному пункту немцев — высоте Красная горка — уже шел бой. Накануне, 11 июля, рано утром в смертельную схватку с врагом вступили штрафники, а когда они все, пятьсот человек, погибли, вперед пошли бойцы 2-го батальона капитана Павла Борисовича Мохначева (1262-й стрелковый полк). Им удалось прорваться к вяжевской высоте Красная горка, на которой они, так же как и штрафники, практически все погибли. Из пятисот человек живыми с поля боя вышли только шестнадцать. Капитан Мохначев погиб, вызвав огонь нашей артиллерии на себя. Батальон сделал свое дело: захватил и уничтожил ключевой центр немецкой обороны, а еще выявил месторасположение минометных и артиллерийских позиций врага. Оборона противника была глубокоэшелонированной, поэтому на участке прорыва 380-й дивизии 3-й армии, проходившем через село Вяжи-Заречье, одновременно вели огонь более двух тысяч орудий и минометов, плотность артиллерии составляла 150 стволов на километр фронта. Земля на расстоянии 20—30 километров от эпицентра боя непрерывно дрожала.

Когда в начале августа 1943 года жители села Вяжи-Заречье возвратились домой, их глазам предстала страшная картина — они увидели долину смерти. Наши войска ушли вперед, к Орлу, а здесь повсеместно лежали тела убитых. Подходы к Красной горке и сама высота были буквально завалены телами погибших. Скорбную работу несколько дней выполняли старики, женщины и подростки. Они стаскивали погибших в траншеи, воронки и закапывали. Никто не собирал документы убитых и не вел никакого учета.

После войны жизнь в Вяжах-Заречье постепенно восстановилась. Здесь были построены 9 улиц жилых домов, школа-семилетка, детский сад, ясли, медпункт, почта, магазин… Люди влюблялись, играли свадьбы, рождались дети. Тогда будущее казалось светлым, а счастье безбрежным. Но вот появились в этих местах так называемые вербовщики-зазывалы с Украины, «северов» и других мест Советского Союза. Обещали высокие заработки, льготы и преимущества. Одни верили им, другие нет. Кто-то уехал попытать счастья, стал слать письма, полные восторга от увиденного, от собственной новой жизни. И тонкий ручеек покидающих малую родину превратился в мощный поток. Строили заводы, фабрики, работали на шахтах и рудниках… Вдохнули жизнь в окраины империи, а в сердце ее пришло запустение. Из почти 400 дворов в Вяжах-Заречье жизнь еле-еле теплится в 13 давно не видевших ремонта домах. Нет скотины на по-дворьях. Детский смех слышен только летом, в пору больших каникул. Ничего не сохранилось до наших дней и от разветвленной когда-то инфраструктуры колхоза «Передовик», заросли бурьяном остовы ферм и зернохранилища. Сегодня Вяжи-Заречье — это наглядная картина запустения, мучительной смерти русской деревни.

Размещение мемориального комплекса в Вяжах-Завершье, на высоком крутом берегу Зуши, легко объяснить. Он просматривается издалека. Здесь когда-то стояла церковь. Неподалеку находился командный пункт командующего 3-й армией генерала А. В. Горбатова. Здесь есть школа. Есть асфальтированный подъезд. Короче, удобно принимать гостей. Вроде бы правильно. Но вот старики Ступаевы не согласны. Они возмущаются тем, что историческая справедливость обошла их Вяжи-Заречье. Наступление войск началось с плацдарма, поэтому, по мнению Ступаевых, и на их берегу должна быть должным образом увековечена память погибших здесь солдат и офицеров 380-й стрелковой дивизии. Вяжи-Заречье обязано стать частью мемориального комплекса «Вяжи» и должно быть включено в туристический маршрут находящегося здесь историко-культурного центра. Василий Сергеевич и Нина Семеновна недавно добились от местных властей, чтобы неподалеку от их дома, на месте бывшей усадьбы Арины Ивановны Бирюковой (в ней располагались штаб и медсанбат), был поставлен скромный обелиск со звездой и надписью на памятной доске: «Здесь покоятся неизвестные советские воины, павшие в боях с немецко-фашистскими захватчиками в 1942—1943 годах». Ступаевы переживают, что после их ухода из жизни это воинское захоронение будет заброшено. Они надеются, что и братская могила советских воинов на высоте Красная горка будет обустроена так, чтобы приходящие туда не испытывали стыда.

Памятные места военной истории, оказывается, надо защищать. Дожили! Хорошо, что погибшие не знают о том, что, строя мемориальные комплексы, власти думают не об исторической справедливости, а о целесообразности и удобстве размещения их в тех или иных местах. Предпочтение отдают явно спорным проектам. Как это сделано в Вяжах. Построена какая-то кособокая часовенка. Скульптура скорбящей матери также, мягко говоря, далеко не идеальна, не похожа она на русскую женщину. Спешили? Экономили? На чьей это совести?

А может быть, они оттуда, сверху, с небес, все видят? И с вас, господа, принимающие решения, спросится. Погибшие — это вам не те ветераны, что толпятся у вами устроенных праздничных столов и выпрашивают подачки для себя, а чаще всего — для своих детей и внуков. Я на сто процентов уверен, что души погибших потребуют ответа за то, что в России живется много хуже, чем в побежденной Германии и других странах Европы. Потребуют ответа за то, что с карты России ежегодно исчезают тысячи сел и деревень, исчезают вместе с могилами погибших при их освобождении воинов.

Чтобы этого не произошло с их родным местом, Ступаевы предлагают придать их селу Вяжи-Заречье стасус «Селения солдатского подвига». Эту идею поддержали депутаты Новосильского районного Совета народных депутатов. В Новосильском районе могли бы претендовать на это высокое звание более десятка населенных пунктов, ставших свидетелями массового героизма советских воинов. Используя свое право законодательной инициативы, новосильские депутаты еще в декабре 2007 года внесли в областной Совет народных депутатов проект Федерального закона «О почетном звании Российской Федерации «Селение солдатского подвига». В какой стадии находится рассмотрение данной инициативы, Ступаевы не знают; не знают и в краеведческом музее района, и в администрации тоже не знают…

Если бы был принят Федеральный закон «О почетном звании Российской Федерации «Селение солдатского подвига», удалось бы привлечь внимание ко многим так называемым неперспективным населенным пунктам. Вяжи-Заречье — неперспективный населенный пукт? Безусловно. А если вместо пешеходного дощатого мостика, соединяющего два села — Вяжи-Заречье и Вяжи-Завершье — и сносимого каждый год весенним паводком, построить хотя бы небольшой, но бетонный, да на металлических сваях? А если сделать хотя бы профилированную дорогу до трассы Орел—Залегощь? Да начать использовать находящиеся поблизости пашни и луга. Может быть, Бог простит нас, и потянутся обратно, в эти красивейшие и удобные для жизни места, молодые семьи, уставшие от беспро-светной жизни в городах…

Сергей Давыдов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц