Красная строка № 21 (202) от 15 июня 2012 года

Люди выбирают не климат…

Интернет-ресурс «Свободная пресса» 7 июня 2012 года под заголовком «Дальневосточный исход» разместил интервью с журналисткой Ольгой Дружининой, некогда переселившейся в Орловскую область с Сахалина и поддерживающей товарищеские отношения с «Красной строкой». Она поделилась своими мыслями о проблемах переселенцев и об условиях в жизни на Орловщине. Предлагаем вашему вниманию эту публикацию (в сокращении).

— Четверть века назад на вопрос «где на Руси жить хорошо?» я бы ответила однозначно — на острове сокровищ, то есть на Сахалине. Мои предки добывали «черное золото» на севере острова, обеспечив своим детям и внукам достойную жизнь. На протяжении всего двадцатого века население острова неуклонно росло. А накануне двадцать первого века остров оказался на «чемоданах»: предприятия начали разваливаться, пошли массовые сокращения… Вопрос тогда стоял один — куда переселяться? Наша семья выбрала Орловщину: здесь родился мой отец. Род­ственники на первых порах могли нас приютить.

Орловская земля выручила не только нас. Она по сей день выручает переселенцев из разных концов страны. При этом в регионе тоже наблюдается убыль населения. В Орловском Управлении по статистике мне сообщили, что на начало 2000 года в области проживало 884 тысячи 269 человек, а в начале 2012 года — 781281. Выходит, мы ежегодно теряем почти десять тысяч человек. На этом фоне приехавшие только в прошлом году 18 тысяч 611 человек не дали усугубить демографическую ситуацию.

«СП»: — Кто эти люди? Откуда переселились?

— 680 человек — переселенцы с Дальнего Востока, 367 — из республики Саха (Якутия), 263 — из Киргизии, 208 — с Украины, 145 — из Армении, 100 — из Узбекистана, 94 — из Казахстана и так далее.

«СП»: — То есть лидирует Дальний Восток?

— Ничего удивительного. Дальневосточники бегут, куда могут. У нас в разных регионах страны — большие землячества. Подумайте сами: менее чем за 20 лет Дальневосточный округ покинули 1,5 миллиона человек. Для сравнения скажу, что в советское время проводилась целенаправленная и очень грамотная политика переселения людей на Дальний Восток. За 40 лет туда сумели переехать 1,3 млн. человек. Однако огромный труд огромной страны пошел насмарку. И ведь уезжают умные, грамотные, высококвалифицированные специалисты. Большинство из них имеют такие профессии, которые в Центральной России просто не нужны. Например, в доме напротив живёт семья капитана дальнего плавания Михаила Кузнецова. Сам хозяин вынужден работать кондуктором в троллейбусе. Другие мои соседи по Сахалину — геологи, слава богу, на пенсии. Уезжали с Сахалина всей семьей. Но их двое детей, как и многие, кстати, дальневосточники, остановились в Тюмени. Тюменская область приросла в прошлом году 24 тысячами человек. По себе знаю: люди выбирают не климат, а социальные условия жизни…

«СП»: — На Орловщине лучше?

— Как сказать… У меня перед глазами — заколоченные доброт­ные дома на Орловщине, построенные совсем недавно по областной строительной программе «Славянские корни». Чего здесь-то не жить? Газ — пожалуйста, водопровод есть, электричество и подавно. Условия для жизни есть, а рабочих мест нет. Мой сын — строитель, вынужден был уехать на заработки. А невестка преподаёт в сельской школе и не рассчитывает учить там младшего сына по той причине, что учеников становится с каждым годом всё меньше. Как видите, жизнь и здесь не сахар: если нет работы, приходится ехать куда угодно, чтобы не просто получить возможность содержать семью, но и реализовать свои возможности.

«СП»: — Как вы считаете: может, дальневосточникам лучше уже не бежать с насиженных мест, а немного подождать — ведь последние шаги государства довольно многообещающие…

— Может быть. Но многообещающих шагов мы и до этого видели немало. Поэтому я лично приветствую переселение моих земляков в центр России, раз уж там жизнь становится невыносимой. Миграция населения из одного уголка России в другой регион страны — в целом вещь положительная. Люди смотрят на жизнь вокруг свежим, не «замыленным» взглядом, созидают, проявляют энтузиазм, который не купишь ни за какие деньги. И ещё что важно — уровень образования. Несмотря на то, что Орёл является третьим городом в России по количеству студентов на душу населения, уровень образования в дальневосточном регионе гораздо выше, чем здесь, в центре России. Почему, спросите? Определенное влияние оказывает близость высокоразвитых стран. Япония, Южная Корея, Китай давно принимают участие в реализации российской федеральной программы «Индустрия образования». Косвенным, конечно, образом. Новые технологии, интернет, современные средства коммуникации и т. д. давно на вооружении у дальневосточных студентов.

«СП»: — Есть ли у дальневосточников свои отличительные черты?

— Да. Они очень позитивны и инициативны, обладают такими подзабытыми качествами, как энтузиазм и способность мечтать. А еще — они умеют ценить людей. Как же это важно! Помню, однажды на Курилах, в приватной беседе с «гидростроевцами» (рыборазводный завод на Итурупе) тогдашний директор сказал мне, что он вернулся назад на Курилы из Центральной России только потому, что его энергию и энтузиазм в новом деле никто не оценил. К сожалению, в нынешних условиях для подавляющего большинства переселенцев это не повод вернуться в родные края. Нужны другие стимулы. Сумеет ли их обеспечить государство? Не знаю. И сколько лет потребуется, чтобы вновь заселить дальневосточные просторы? Сорок? Пятьдесят?..

Ольга Корина.

Лента новостей

Отчетность