Красная строка № 37 (218) от 30 ноября 2012 года

Он расписался на рейхстаге…

Настало время, когда наравне с книгами, кинофильмами, записанными на пленку воспоминаниями фронтовиков о давно минувшей войне и ее героях уже рассказывают сыновья и даже внуки и правнуки ушедших воинов Великой Отечественной. В канун очередной годовщины Орловско-Курской битвы я познакомилась с одним из таких людей — известным орловским краеведом, автором пяти книг В. В. Антохиным. Он рассказал мне удивительную историю своего отца Василия Ивановича — участника этой битвы, воевавшего в составе прославленной 308-й, впоследствии 120-й, гвардейской стрелковой орденов Суворова и Кутузова первых степеней, дважды Краснознаменной Рогачевской дивизии 3-й армии Брянского фронта, которой командовал генерал-майор Л. Н. Гуртьев.

В селе Спасское Орловского (бывшего Володарского) района, сидя на коленях отца, с затаенным дыханием слушал Володя рассказы гуртьевца о войне, врезавшиеся в его цепкую детскую память на всю жизнь.

Сразу после начала войны Василий Антохин в действующую армию призван не был, поскольку на него как на студента распространялась бронь. Семья оказалась в оккупации. В конце июля 1943 года немцы под конвоем вывезли людей из Спасского в район небольшого городка Почеп Брянской области. Воспользовавшись моментом, Василию удалось бежать. Сначала он спрятался в созревавшей вдоль дороги ржи, а потом в течение нескольких дней укрывался в погребе.

И вскоре после освобождения города Орла бывший студент математического отделения Орловского учительского института Василий Антохин уже был на сборном пункте, располагавшемся в районе нынешнего сквера имени Гуртьева.

Вместе со своими земляками Иваном Алиповым, Алексеем Сошниковым, Григорием Минахиным, Сергеем Евтиковым, Тихоном Ромахиным, Тихоном Земиным, Афанасием Дурневым, Николаем Костиковым, болховчанином Алексеем Попенковым, орловцами Иваном Деминым и Дмитрием Хардиковым Василий был зачислен в состав 122-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона (76-миллиметровых пушек). Он вместе с Хардиковым стал взводным разведчиком, Евтиков — бронебойщиком, Дурнев — водителем, а остальные ребята — артиллеристами разных специальностей.

В части разведчик Василий Антохин очень быстро подружился со своим ровесником, бывшим школьным учителем истории из Саратовской области, начальником штаба дивизиона капитаном Борисом Михайловичем Кобылкиным. (Много позже, уже в середине 1960-х годов, Кобылкин, специально приехав в Орел, разыскивал своего однополчанина, но встретиться боевым друзьям, увы, в силу каких-то нелепых обстоятельств так и не пришлось).

Гвардейцы прошли через Брянск, освобождали Белоруссию, форсировали реки Днепр, Друть, Проню, Сож, Десну, Березину, Нарев (Польша). Громили многочисленную Бобруйско-Минскую группировку немцев, пройдя с боями от польского города Бытома до белорусского города Рогачева. Во время июльского наступления 1944 года принимали самое активное участие в хорошо известной операции «Багратион». Штурмовали Кенигсберг, брали Берлин.

Приведу лишь один из кратких фронтовых эпизодов, пересказанных мне Владимиром Васильевичем Антохиным: «Летом 1944 года в Восточной Пруссии противотанковый дивизион отца отстал от основных сил дивизии и оказался практически в окружении немцев. Они обрушили на гвардейцев шквал артиллерийского огня. Наши орудийные расчеты даже не успели как следует подготовиться к бою. Бойцы залегли в окопах. Слева от отца находился только что прибывший в часть 18-летний новобранец родом из Азербайджана Миша Кияев. Через какое-то время огонь стих. Отец окликнул Мишу, но тот молчал. Сняв с головы парня пилотку, он увидел на его затылке едва заметную ранку. Небольшой осколок сделал свое дело. Тут же погибшего и похоронили…».

Однажды Василию во время атаки немцев пришлось заменять погибшего командира орудия. В этом бою он был легко ранен осколком снаряда в кисть правой руки.

В январе 1945 года гвардеец становится командиром отделения взвода разведки, и ему присвоили звание старшины. В домашнем архиве Антохиных сохранилась его боевая характеристика. Вот что писал в ней командир дивизиона майор В. П. Рогульский: «В боях в Восточной Пруссии отделение взвода разведки дивизиона под командованием гвардии старшины Антохина оказалось отрезанным от своих основных сил. Нем­цы взяли его в блокаду. Но отважный гвардеец не растерялся, сам лично в короткой перестрелке взяв в плен младшего немецкого офицера. А еще нескольких солдат пленили его подчиненные. Гвардии старшина Антохин беззаветно предан делу партии Ленина-Сталина и социалистической Родине».

При взятии Берлина Василий Антохин оставил свой автограф на стене поверженного рейхстага. Об этом факте его сын Владимир случайно узнал в начале 1970-х годов в библиотеке Спасского сельского клуба из всесоюзного журнала «Огонек». На его обложке была напечатана фотография рейхстага, на которой рядом с фамилиями «Кузин» и «Мишин» он увидел свою фамилию, написанную знакомым почерком отца. Этот важнейший момент фронтовой биографии подтвердили после смерти Василия Ивановича его младший брат — бывший наводчик орудия Владимир, которому тот успел рассказать об этом при жизни, а также упомянутые выше однополчане Антохина И. А. Алипов и А. А. Сошников.

Он тогда ездил к рейхстагу с командованием дивизиона на американском «Виллисе» из расположения их части, находившейся в десяти километрах…

Так сложилось, что за исключением Тихона Земина, погибшего от осколка шального снаряда, все земляки Василия целыми и невредимыми вернулись домой с Победой. Правда, Сергей Евтиков, провоевав год и получив тяжелое ранение, был комиссован.

Уже после окончания войны, в июле 1945 года, гвардии старшине Василию Антохину предложили должность делопроизводителя в 546-ой артиллерийской бригаде, ибо он обладал красивым каллиграфическим почерком. Он писал характеристики на бойцов, вел учет их прибытия и убытия, составлял материалы для награждения и т. д. Демобилизовался в октябре 1945 года, привезя с собой трофейные карманные швейцарские часы на серебряной цепочке.

Разведчик оставил о себе такую фронтовую память, что его знали даже брянские ветераны войны, приезжавшие в Орел на празднование 50-летнего юбилея Орловско-Курской битвы. За боевые подвиги на фронте он был награжден орденом Красной Звезды, тремя медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина» и другими.

В 1959 году Василий Иванович окончил вечернее отделение пединститута, получив высшее педагогическое образование. А в 1962 году вступил в компартию. Преподавал математику в школах Орловского района, города Орла. Работал завучем в 26 средней школе, а последние четыре года — в ШРМ № 10. Был одним из лучших преподавателей математики в области, возглавляя методическое объединение учителей г. Орла. Успешно готовил абитуриентов в лучшие высшие учебные заведения страны — МИФИ, МГУ, МВТУ имени Н. Э. Баумана и др. И при этом всегда оставался удивительно скромным и отзывчивым человеком. Я сама как педагог имела честь быть с ним хорошо знакомой.

Все послевоенные годы с горечью и скорбью гвардеец-гуртьевец вспоминал своих однополчан, погибших в боях за нашу Советскую Родину, обычно с поникшей головой, дрогнувшим голосом приговаривая: «Как же мне вас, родных, жалко…».

Василий Иванович Антохин прожил короткую (всего 50 лет) жизнь, но оставил после себя яркий след на земле в сердцах родственников, однополчан, друзей, учеников. Не случайно поэтому к его могиле на Крестительском кладбище с мая 1970 года и до сих пор приходят люди. Вечная ему человеческая память!

Т. Е. СИЯНОВА,
краевед.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц