Орловский губернатор отдает долги своему народу

Сегодня много говорится про коррумпированную власть, преследующую узкокорыстные интересы в ущерб общественной пользе и мешающую развиваться частному и честному предпринимательству. Все это справедливо. Мы сами про это пишем. Но почему не рассказать и о положительных примерах, свидетельствах того, как власть и бизнес мирно сосуществуют и даже помогают друг другу? Примеры такие есть.

Давайте рассмотрим отношения «Орелстроя» с орловским губернатором. Уровень «проекта» позволяет оценить колоссальные возможности, заложенные в слиянии интересов бизнеса и власти.

Как сказал Егор Семенович на церемонии вручения ему ордена «За заслуги перед Отечеством» последней, низшей, 4-й степени из рук В. В. Путина: «Впервые за многие годы появилась возможность начать отдавать долги своему народу… И в этой связи хочу заметить, как точно Вы, Владимир Владимирович, недавно ответили одному корреспонденту: «Я не правлю, я работаю»! Этим самым Вы подчеркнули самое главное для российского политика и государственного деятеля — идею служения России, ее народу, ее государству… Этой идее уже более пяти веков… В этих словах, наверное, самое главное в деятельности политиков: это забота о государстве и людях, с думой о будущих поколениях. В своей работе я не раз находил подтверждение этой классической истине».

Служить народу непросто. Человек же калибра Егора Семеновича, почетного председателя Совета Федерации, ставшего вторым человеком в государстве в «лихие 90-е», и на более скромном поприще руководителя дотационного региона служение должен осуществлять с размахом. Подтверждение этой классической истине мы не только находили, но и продолжаем находить.

Работать на благо своего народа в строительной индустрии Егор Семенович по-настоящему начал после того, как его семье отошло большинство акций «Орелстроя». Самому губернатору вряд ли что-нибудь принадлежит, ведь уже пять веков, как главное для российского политика и государственного деятеля — идея служения России…

На этом благородном поприще оказалось много препятствий. Во-первых, строительный бизнес, как занятие сверхдоходное, рождает конкурентную среду. Во-вторых, строительство выгодных многоэтажек сопряжено с обязательным созданием социальной инфраструктуры, возведением детских садов и школ. Это обременение затратно и отвлекает значительные средства от идеи служения.

Но там, где бизнес безуспешно ищет выход, власть открывает горизонты. При застройке целого квартала в районе Наугорки Егор Семенович избежал главной опасности, подстерегающей человека, решившего по-государственному заботиться о людях, — необходимости переселять бедняков из их ветхих лачуг. «Орелстрой» попросту перепрыгнул через десятки двухэтажных бараков, привольно раскинувшихся между ул. Грановского и великолепным торговым центром «Европа».

Этим орловский губернатор только подтвердил свой старый тезис, высказанный им еще в январе 2006 года в городе Ливны на совещании по вопросам реализации Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления…»: «Крайне важно, что национальные проекты ориентированы на решение самых острых, самых насущных для абсолютного большинства граждан страны проблем, вплоть до демографической. Не побоюсь сказать, что национальные проекты — это «начало больших начал». После чего главный орловский застройщик честно предупредил: «При этом надо, чтобы все четко понимали: речь не идет о том, что государство раздает всем социальные блага. Не должно быть иллюзий на эту тему, иначе мы породим неоправданные ожидания, рост социального иждивенчества в обществе. Тогда это будет большая беда для России».

Это будет большая беда не только для России, но и для «Орелстроя», поскольку его прибыль уменьшится ровно настолько, насколько возрастут издержки, связанные со сносом лачуг. Пока в этой графе у Егора Семеновича — радующий ноль.

Так возникает новое лицо города. Сразу после покупок в «Европе» можно забросить тяжелые пакеты в багажник и на сиденья своей машины и совершить экскурсию по местам компактного проживания орловских «социальных иждивенцев». Вам гарантированы редкие и уже сегодня незабываемые впечатления. Любознательные орловцы и гости города увидят хибары по ул. Плещеевской, в которых нет и никогда не было воды и канализации; потрогают своими руками удивительную, дивную облицовку из кусков шифера на домах более удачливых соседей — с водой и сортиром; поразятся живописным металлическим конструкциям, стягивающим временные бараки вдоль и поперек, чтобы те в буквальном смысле этого слова не развалились.

Иначе говоря, перед вами откроется картина запустения, после созерцания которой возвращение в цивилизацию бывает особенно приятным.

Комплексная застройка на Наугорке предполагает возведение школ и детских садов — хотя бы по одному экземпляру. «Орелстрой» удачно избежал и этих трат. И только ропот недовольства, который грозил перерасти в открытое и массовое предъявление претензий, заставил хозяев раскошелиться на совместное с городом строительство школы. Расходы — пятьдесят на пятьдесят. Даже тут «Орелстрой» сумел сэкономить ровно половину от того, что должен был потратить.

Деятельность губернаторской структуры на городской территории чревата конфликтами с органами местного самоуправления. Егор Семенович, учивший в Ливнах два с лишним года назад взаимодействию с муниципалитетами в рамках 131-го федерального закона, показал, как именно это надо делать. Подконтрольный ему облсовет мухой отобрал у Орла право распоряжаться неразграниченными землями на городской территории. Конкуренты и возможные осложнения в бизнесе исчезли. Не полностью, но в значительной степени.

Успех губернатора закрепили «правильные» выборы в городской Совет народных депутатов. Кресло председателя строительного комитета в этом органе власти занял В. В. Соболев, по странному стечению обстоятельств — гендиректор «Орелстроя». Депутаты и приглашенные, глядя на Владимира Владимировича, вынуждены теперь задаваться мучительным и не имеющим однозначного ответа вопросом: чьи интересы этот человек представляет — города или «Орелстроя»? И как ему поступать, если интересы акционерного общества приходят в противоречие с интересами горожан? Поведение Соболева свидетельствует, что он тут проблемы не видит и давно ответил на этот вопрос.

Заметим, что претензии, которые время от времени предъявляют Владимиру Владимировичу, зачастую просто неправильно адресованы. Гендиректор «Орелстроя», как исполнительный руководитель любого другого акционерного общества, — фигура не самостоятельная.

Послужив народу на Наугорке, орловский губернатор переключился на более масштабные проекты. От Орловского района (кому такое под силу, кроме Егора Семеновича?) «Орелстрою» отошли гигантские земельные массивы в районе «Ботаники» и Карачевского шоссе. «Орелстрой» переключился на городское строительство в сельской местности. Бред? Нет, стратегия, причем умная.

«Ботаника» являлась анклавом, который рано или поздно, но обязательно бы вошел в состав города. Он вошел поздно. Точнее, еще не вошел, но скоро это счастливое событие состоится — город обратился с ходатайством, горсовет его поддержал. Сельская местность тоже не возражает. Любопытно, что аналогичное ходатайство, направленное в те же инстанции в начале этого года, отклика не встретило. Почему? Потому что В. В. Соболев, радеющий вместе с губернатором о народе, тогда еще в этом месте массовое строительство не развернул. Теперь дома готовы к сдаче, квартиры проданы. Сотни тысяч квадратных метров жилья. При таких объемах для полноценного существования микрорайону необходимы школа и садик мест на триста. Ничего этого в «Ботанике» нет, Соболев не построил. Но теперь это не проблема Соболева, это проблема города, к которому территория вместе с домами отходит. «Орелстрой» получил прибыль, город — головную боль. Умно? А то!

Городская власть в этой истории все больше напоминает подразделение «Орелстроя» с муниципальным бюджетом в качестве активов акционерного общества. Это сравнение категорически не нравится зам. мэра по строительству Н. С. Лякишеву, который, надо отдать ему должное, всегда охотно идет на контакт с прессой. Но что делать с последовательностью событий?

Комплексная застройка «Ботаники» предполагает школу, детский сад и даже пристань, чтобы речные трамваи доставляли жителей из центра города на парковую окраину. Пристань выводим за скобки как экзотику. Разбираемся со строительством школы и детсада. Все это — обязанность «Орелстроя». Фокус в том, что эта обязанность, по сути, Соболева ни к чему не обязывает. «Тогда возможны тяжбы», — рисует перспективу развития событий Н. С. Лякишев. Возможны. Но жители пойдут не к Соболеву, а в мэрию. Претензии будут предъявлять там. А мэр и его команда еще получат по шее от губернатора за игнорирование нужд простого народа. «Орелстрой» жилье людям дает, а вы школу построить не можете. Идите работайте!!!

Стратегия жилищного строительства, разработанная и последовательно применяемая «Орелстроем» почти без изменений, наталкивает на мысль, что такой сценарий наиболее вероятен.

Когда бизнес сливается с властью, этот паровоз, со свистом рассекающий пространство в свое удовольствие, направить в нужном направлении очень трудно. Почти невозможно также заставить его что-нибудь везти. Правда, идея государственного служения на Орловщине способна приобретать причудливые формы. Возможно, «Орелстрою» придется-таки строить соцкультбыт. Если это произойдет, Ботаника будет помнить об этом событии ближайшие пять веков.

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность