Осторожно: варвары и провокаторы!

«КС»: В связи с назначенными администрацией города Орла на 14 декабря 2011 года публичными слушаниями по вопросу планировки охранной зоны памятника архитектуры 1937—1938 гг. кинотеатра «Родина» мы хотели бы подробнее поговорить вообще о памятниках архитектуры первой половины XX в., которые приобрели охранный государственный статус и расположены в нашем городе. В чем их ценность?

М. Скоробогатов: В городе Орле до недавнего времени было 40 гражданских и культовых архитектурных памятников XVIII—XX вв., которые, еще по признанию ведущих специалистов Всесоюзного НИИ искусствознания (г. Москва), являлись ценными памятниками истории и культуры. На все памятники были заведены учетные карточки, в 1985 году Министерством культуры СССР издан Каталог памятников по Орловской области тиражом 1000 экземпляров под редакцией профессора Академии реставрации В. И. Плужникова. Каталог стал основой для составления Свода памятников Орловской области в виде тома около 600 страниц машинописного текста историко-архивных изысканий. К нему прилагались сотни фотоиллюстраций, архивные и обмерные чертежи.

Однако энциклопедический труд десятков специалистов был предан забвению, а в 90-е годы, с ликвидацией Научно-производственного центра по охране и использованию памятников при областном управлении культуры, материалы Свода попросту уничтожили или растащили. С ликвидацией архива НПЦ все авторские проекты реставрации за 35 лет работы, заказчиками которых являлись областное управление культуры, ВООПИиК, Орловско-Ливенская епархия, канули в неизвестность.

К сожалению, памятников осталось уже не 40, а 37. В октябре 1996 г. в результате ночного поджога сгорела деревянная Афанасьевская церковь (1895 г.), построенная в псевдорусском стиле. В 2004 г. снесли жилой дом № 2 по ул. Ленина, оригинальное здание в стиле модерн, построенное в начале XX в. Ночью в 2007 г. по ул. Октябрьской, 42-а снесли жилой дом начала XX в., единственное на Орловщине здание в неорусском стиле с элементами «звериного стиля» (проект реставрации был выполнен в 80-е годы XX в.).

Памятников архитектуры XVIII в. в Орле сейчас 8, из них 5 церквей; XIX в. — 16, из них 3 церкви; XX в. — 13, из них одна Иверская церковь.

По материалам Свода, в Орле существует одиннадцать памятников архитектуры первой половины XX в. 1. Одиннадцатиглавая Иверская церковь (1899—1902 гг.), одна из лучших культовых построек псевдорусского стиля на Орловщине. Согласно проекту реставрации прихожане под руководством протоиерея Иоанна (Иван Федорович Троицкий) возродили ее буквально из руин. 2. Дом купца П. И. Серебренникова начала XX в. по ул. Комсомольской, 63 — принадлежит к наиболее значительным на Орловщине произведениям стиля «модерн». Главный фасад, отображающий набегающую волну с гротами и скалами, по идейно-художественной концепции не имеет аналогов в России. (К сожалению, реставрационные работы производились с отклонением от проекта реставрации). 3. Жилой дом начала XX в. по ул. Салтыкова-Щедрина, 23 — оригинальное произведение в стиле «модерн» с асимметричной живописной композицией объемов. 4. «Северный банк» — ул. Ленина, 39, начало XX в., построен в стиле «модерн» архитектором А. А. Химец. В 2004 году по проекту «Орелгражданпроекта» здание надстроено третьим этажом с епанчовой кровлей и декором в том же стиле. Редкий пример удачной стилистической реконструкции, практиковавшейся в Европе и в России в XIX веке, но исключенной из современной методики и практики реставрационных работ. 5. Здание каторжного централа, построенное в 1908 г., по ул. Разградской. 6. «Дом милиции» 1930-х гг., по ул. Горького, 15-17/19 — пример использования классических традиций в архитектуре административных зданий 30-х гг. 7. Клуб завода «Текмаш», построенный Л. Лукьяновым в 1928—30-е гг., в здании сочетаются характерная для конструктивизма объемно-пространственная композиция и трактовка фасадов в традициях классицизма с примесью модерна. 8. Дом жилой, построенный в 1935—1937 гг. по ул. Московской, 11 по проекту известного орловского архитектора А. С. Тодорова, одно их самых представительных сооружений XX века. В классическом архитектурном образе присутствует ряд элементов конструктивизма и позднего модерна. Над этим домом 5 августа 1943 г. был поднят флаг освобождения Орла. 9. Кинотеатр «Родина» на 536 мест, построен в 1937—1938 гг. по проекту архитектора В. П. Калмыкова. Здание с четко функциональным построением и выразительным обликом представляет собой перспективный прямоугольный портал с наклонной кессонированной плоскостью и витражом (в 1972 г. к главному фасаду пристроен входной стеклянный тамбур). 10. Техникум машиностроительный по ул. Московской, 34. Начиналось его строительство в 30-е гг. по проекту А. С. Тодорова, завершилось строительство в 50-е гг. под руководством архитектора В. В. Овчинникова. 11. Жилой дом — «Дом летчиков» — по ул. Гуртьева, 6, построенный в 1936—1938 гг., представляет интерес как пример создания выразительного облика жилого дома средствами интерпретации классических архитектурных форм.

В Каталог памятников Орловской области вошли только два построенных во второй половине XX в. здания: вокзал 1950—1954 гг. по проекту архитектора С. А. Мхитаряна и «Дом книги» 1955 г. по проекту архитектора И. А. Иванова.

Существует шесть категорий ценности недвижимых памятников истории и культуры: историческая, градостроительная, архитектурно-эстетическая, эмоционально-художественная, научно-реставрационная и функциональная. Ценность памятника той или иной эпохи, того или иного стиля, отображающего вкусы и пристрастия людей, может состоять еще в том, что он единственный, или последний, или имеет большое общественное и социально-нравственное значение. В кинотеатре «Родина», например, два поколения орловчан второй половины XX века смотрели лучшие отечественные фильмы, которые вошли в мировую сокровищницу. Разрушать материальный носитель высокого искусства прошлого — значит стирать у молодого поколения память о предках.

Невосполнимые утраты в ВОВ и нигилистический вандализм мирных десятилетий XX в. лишили Орел многих ценных зданий гражданского и культового зодчества. В 20—30-е годы основной градостроительной деятельностью в городе стало строительство социально-общественных зданий и жилых секционных домов с общественно-коммунальным обслуживанием. Только по ул. Московской было построено 12 жилых многоэтажных домов с использованием классических архитектурных мотивов по красным фасадам для социально-бытового обслуживания рабочих заводов и фабрик. Все 11 архитектурных памятников первой половины XX в., чудом сохранившиеся до наших дней, являются памятниками регионального значения, но с их утратой полувековое наследие орловских зодчих станет белым пятном для будущих поколений.

«КС»: Станет ли снос кинотеатра «Родина» нарушением законодательства? И какие вообще законы и охранные документы были приняты на Орловщине по региональным недвижимым памятникам истории и культуры?

М. Скоробогатов: Осуществление проекта строительства торгово-развлекательного центра в историческом центре Орла со сносом памятника истории и культуры — кинотеатра «Родина» является нарушением ст. 44 Конституции РФ, трех федеральных законов: ст. 35 Федерального закона № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия», ст. 85, 98 и 99 Земельного кодекса РФ, ст. 37 Градостроительного кодекса РФ.

Со сносом кинотеатра «Родина» власть нарушит не только федеральные, но и региональные законы. 28 апреля 2000 года в СМИ был опубликован и вступил силу Закон Орловской области «Об охране и эксплуатации недвижимых памятников истории и культуры». Он принят областным Советом народных депутатов 14 апреля 2000 г., подписан главой администрации Орловской области 26 апреля 2000 года. Закон, состоящий из 5 глав и 22 статей, направлен на реализацию конституционного права каждого гражданина на доступ к культурным ценностям. В нем ясно и четко прописаны гарантии сохранения недвижимых памятников истории и культуры в интересах настоящего и будущих поколений. Пятая глава закона прописывает ответственность юридических и физических лиц за его нарушение.

Если власть попирает и сама нарушает писанные ею же законы, то она провозглашает в регионе закон джунглей. В этом случае ни о какой управляемости и доверительных отношениях между властью и населением речи быть не может. Кинотеатр «Родина» — оригинальное архитектурное сооружение, социально-общественный объект предвоенного поколения орловчан. Разрушая его, власть четко и ясно говорит орловчанам: нам наплевать на ваше прошлое, на то, чем вы дорожите и о чем с ностальгией вспоминаете. Корень зла и причина этого варварства в том, что в народе называется емким словом — «бабло». Власть по существу преподносит нам пример «права сильного» в волчьей стае и провозглашает: «Набивайте карманы баблом и… не садитесь в тюрьму».

«КС»: Какие негативные по­следствия ожидают наш город и горожан в случае, если власть осуществит свой замысел, снесет памятник архитектуры — кинотеатр «Родина» и построит на его месте торгово-развлекательный центр?

М. Скоробогатов: Чтобы понять всю недальновидность и губительность этого шага, не надо обладать профессиональным градостроительным мышлением, достаточно взглянуть на карту города и оценить месторасположение предполагаемых к строительству нескольких зданий большой вместимости и торгово-развлекательного центра на стыке двух самых напряженных трасс, с двух мостов — Красного и Герценского. На 320 тыс. жителей областного центра приходится 103 тыс. автомобилей с приростом каждый год еще на 7—10 тыс. транспортных единиц, при полном отсутствии подземных переходов и при наличии всего пяти городских мостов. Вбивать намертво клин в главную магистраль города — это верх безрассудства, диагноз полной профнепригодности. Вместо того чтобы вплотную заняться организацией транспортных и пешеходных потоков с устройством не менее девяти подземных переходов по улицам Московской — Комсомольской, власть создает пробку из многих десятков машин, отравляющих выхлопными газами всё вокруг.

Градостроительная политика в данном случае исходит только из коммерческой выгоды точечной застройки. Нажива любой ценой, удовлетворение собственных шкурных интересов глушат рассудок, напрочь убивают общественный и гражданский долг.

Точечная застройка центра города доходными сооружениями на минимально свободных территориях, без сноса ветхих каменных и деревянных полуразвалившихся хибар, в которых по всем санитарно-гигиеническим нормам жить противопоказано, без обременения и предоставления переселенцам новой жилой площади, неизбежно ведет к градостроительному хаосу, является мощным провоцирующим фактом расслоения, разобщенности и социальной напряженности в обществе. В Заводском и Железнодорожном районах частные домовладения столетней давности можно сносить буквально поквартально, без какого-либо ущерба историко-культурному наследию города, но алчность и хватательно-глотательный инстинкт застройщиков и власти не знают предела.

«КС»: А что собой представляет этот торгово-развлекательный (или, как его еще называют, культурно-развлекательный) центр, по аналогии с другими подобными заведениями?

М. Скоробогатов: Сказано: «Торговля — двигатель экономики». Крупнейшие супермаркеты и торговые центры Орла переполнены ширпотребом и сельхозпродуктами импортного производства или завезенными из других регионов страны. Торговля товаром, себестоимость которого значительно ниже, а производство несоизмеримо эффективнее, чем в регионе с разрушенной легкой и пищевой промышленностью, способна окончательно разорить местных производителей. Более половины всех местных сельхозпродуктов, которые оказываются на столе орловчан, как столетия назад, произведены лопатами и тяпками на подсобных и приусадебных участках. В таких условиях ни о какой конкуренции и состязательности не может быть и речи. Политика властей по созданию крупных торговых центров с наполнением их товаром неорловского происхождения порочна и недальновидна. В этом случае — как по толковому словарю В. И. Даля: «Торговать — хуже, чем воровать».

Внутриквартальные игровые детские площадки в городе или вообще отсутствуют, или представляют собой трубчатые ржавые старые либо примитивные современные конструкции. Оздоровительно-спортивные сооружения Орла, как и загородные молодежные лагеря, — из той же эпохи. Из детских конструкций городского парка пора делать музей антиквариата ушедшего XX века.

Насытившись, канули в неизвестность казино, на смену им, как грибы-поганки, по всей стране плодятся развлекательные центры, компьютерные салоны и лотереи. Развлекательно-азартные игры — недешевое удовольствие, они уводят людей от насущных житейских проблем в мир иллюзий, удовольствий. Искусно играя на человеческих слабостях, бизнесмены безжалостно опустошают карманы доверчивых посетителей. Коммерческая прибыль как основа развлекательных центров неизбежно приводит к расслоению общества на тех, кто может себе позволить развлекаться за деньги, и на тех, кто обречен сбиваться в дворовые тусовки, брошенные обществом и озлобленные на всех и вся.

Строительство доходных сооружений в центрах городов на ценной земле продиктовано желанием инвесторов минимизировать свои расходы и получить наибольшую выгоду кратчайшим путем. Это и есть рыночный капитализм, в который Россия безоглядно бросила себя. Власть, безмерно «влюбленная» в застройщиков, позволяет им втискиваться в центр города без обременения в виде сноса ветхих лачуг, но зато со сносом памятников истории и культуры, выброшенных на рынок по «остаточной стоимости».

К тому же в область пришли люди, имеющие самые смутные представления об историко-культурном наследии Орловщины, «ужаснулись» увиденной «древней рухляди» под названием «памятник» и, вместо того чтобы приводить наше достояние в порядок, на его руинах предлагают орловчанам веселиться, торговать и развлекаться. Это говорит о нравственной патологии власти, диагноз которой может дать только психиатр.

По коммерческим проектам сомнительной нравственной ценности, таким, как казино, всевозможные ночные клубы или развлекательные центры, вопросы общественности должны быть адресованы, в первую очередь, власти. Здесь уместно вспомнить сказанное: «Бизнес ведет себя так, как это позволяет ему государство».

«КС»: Если кинотеатр не использовать по его прямому назначению, то какое, на ваш взгляд, применение может быть достойно этого здания?

М. Скоробогатов: Балансодержатели довели памятник до безобразного состояния. Искусственно заостряя эту проблему, радетели за его разрушение пытаются представить людей, отстаивающих здание, как некую кликушествующую группировку, цепляющуюся за старье и рухлядь. Нет никаких настораживающих признаков, чтобы считать, что здание исчерпало свой временной физический ресурс, оно переживет еще не одно поколение орловчан. Здание можно приспособить под филармонию или под Дворец бракосочетания — это можно обсуждать. Напомним читателям, что Орел — город студентов, областной ЗАГС находится в цокольном этаже администрации города. Орловчане достойны того, чтобы вступать в новую жизнь не из полуподвального помещения, а из Дворца бракосочетания. Без сомнения, всей территории, прилегающей к кинотеатру «Родина», включая памятник авиаконструктору Н. Н. Поликарпову и памятник конструктивизма — машиностроительный техникум, требуется надлежащее благоустройство, но эта тема властью даже не рассматривается.

Всякая безответственная власть мелочна и мстительна. В стране тысячи прекрасных, но пустующих и брошенных сооружений прошлых эпох, они медленно умирают за глухими заборами. Гибнут памятники, которые не удалось «с лёту» разрушить, расчищая места для доходных домов или частных коттеджей. В этом плане классический пример — догнивающее «Дворянское гнездо». Вывод: сохранить памятники архитектуры прошлых эпох возможно, только определив им достойное применение. Гарантией их существования будет самоокупаемость.

«КС»: В чем причина, по вашему мнению, столь бескомпромиссного и настойчивого давления администрации области, готовой через колено переломить общественное мнение, но добиться своего?

М. Скоробогатов: В чем причина — на этот вопрос ответит время. Бизнес и власть в России срослись настолько, что представляют собою единое целое. Причем инициаторами коррупционных схем по изменению статуса ценных земель общего пользования, сносу памятников старины в местах с готовыми коммуникациями, без сноса ветхого жилья сплошь и рядом становятся властные чиновники, для многих из которых это стало основным доходным делом. По существу, государевы люди рвут под себя площади и куски наиболее лакомых земель в центрах малых и больших городов, воровство переходит в грабеж. За один «хапок» чиновники-коробейники могут разом обеспечить свои шкурные потребности, многократно превышающие общую сумму их окладов за многие годы «служения» обществу и государству. Это даже стало своего рода семейным бизнесом.

То, что многие придворные законодатели, ручные деятели культуры и архитектуры всех разрешительных и согласовательных инстанций оказались членами единой ОПГ, сами они зачастую с удивлением узнают только после повестки в полицию. По распилам, откатам, взяткам в проблемных вопросах культурного наследия уверенно лидирует Москва. Ставки здесь значительно выше, чем во всех национальных проектах, финансирующихся из федерального бюджета. Столица страны — это сердце, а оно поражено наростами, тромбами, ожирением, оно разгоняет плохую кровь, заражая весь организм.

Впрочем, надо отметить, в 2010 г. в Москве утрачено 200 памятников, в нынешнем году — пока только 20. Центральная власть дает ясный сигнал региональным лидерам: пора умерить свои аппетиты, пора остановиться. Назначаемые метрополией губернаторы регионов России — не просто руководители подотчетной им территории, а проводники и исполнители внутренней государственной политики на местах. В преддверии выборов в Государственную Думу, в местные законодательные органы, выборов президента страны создавать напряженность в обществе, идти вразрез с последними высказываниями президента о спасении и сохранении региональных памятников культурного наследия — признак или полной политической близорукости, или полной потери чувства самосохранения, или провокация с малопонятными целями. Орловская власть заигралась, она делает опрометчивые грубые ошибки. Инертное и вялотекущее сопротивление со стороны общественности сносу памятников в предыдущие годы, точечная застройка в центре города без учета мнения местных жителей создали иллюзию вседозволенности.

Если власть не слышит людей, идет вразнос и у нее «отказывают тормоза», то она, сама того не желая, формирует оппозицию. Новая команда пришла, по сути, в разворованный орловский регион, с растащенной государственной собственностью. Все коррупционные схемы были безопасно и безнаказанно скрыты броней депутатской неприкосновенности или являлись многоходовой спекулятивной перепродажей со сменой собственников. Скелеты корпусов заводов и фабрик смотрят на нас пустующими глазницами окон, на огромных полотнищах вывешено: «Продается», «Сдается в аренду». Однако «обновленная» власть ровным счетом ничего не сделала, чтобы огромные пустующие площади занимали не чиновничьи офисы и торговые центры, а производственные цеха.

Жители Орловщины вправе были ожидать от областного правительства не просто разгребания завалов и латания дыр, а привнесения свежего дыхания по всему аспекту социально-общественной жизни. Ожидали инициатив по поддержанию всех активных, мыслящих, работоспособных членов общества, реализации их пожеланий и удовлетворения потребностей. Но нет никаких подвижек в главном вопросе, представляющем собой краеугольный камень в решении всех проблем, являющемся первейшей обязанностью всех институтов власти, — создании новых рабочих мест. Создание благоприятных условий в сфере мелкого и среднего предпринимательства — это наличие работодателей и производителей в кризисные времена, исправных налогоплательщиков, наполняющих областную и городскую казну весомым трудовым рублем.

На Орловщине от общей численности экономически активного населения только около 30% занято в секторе малого и среднего бизнеса, из них всего 16% работают в производственной сфере. У власти нет четкой, понятной и ясной стратегии, концепции, идеологической основы развития орловского края на ближайшие годы. Бюрократы-коробейники только тем и заняты, что бесконечно переписываются между собой, плодя ворох никчемных бумаг. Они не способны генерировать новые, свежие идеи, принимать нестандартные решения по оживлению стагнирующей экономики области. По опубликованным статистическим данным, в 2010 г. по отношению к 1990 г. посевные площади сельскохозяйственных культур в области составили 68,6%, 500 тыс. га зарастают бурьяном. Соответственно поголовье крупного рогатого скота составляет 21,1%, свиней — 63,1%.

Самое ценное, что есть на земле для человечества, что составляет основу ее существования, — это не природные кладовые недр, а тонкий слой плодородной земли у нас под ногами. В РФ живет около 2% населения и находится 8,5% мировой пашни. Во всем многообразии человеческой деятельности труд земледельца исстари считался самым тяжелым, а в наши дни на Орловщине он еще и самый униженный по оплате. Во всем мире государство по твердым ценам скупает у фермеров излишки сельскохозяйственной продукции в урожайные годы или компенсирует затраты в годы неурожаев. На Орловщине — с точностью до наоборот: излишки продукции скупают спекулянты по бросовым ценам, а проценты по неоплаченным кредитам и займам приводят к банкротству. Регион с прекрасными черноземами не может прокормить себя продуктами собственного производства, но при этом бюджет Орловской области на 52% дотационный. Оклады орловской высшей чиновничьей братии превышают доходы рядовых тружеников в 10—30 раз, это неприлично много. По результатам своей деятельности эта публика должна ходить голодной и в рваных портках.

Практикующееся «ручное управление» исходит из сиюминутной ситуации и не предполагает рыночной конкуренции, прибыль орловских предприятий основывается на низкой заработной плате. Не обозначены меры социальной защиты наиболее обездоленной и нетрудоспособной части населения, проживающего в глубинках Орловщины, — по медицинскому обслуживанию, транспорту, передвижным магазинам с жизненно важными продуктами и товарами. Отношение власти к людям, занимающим низшую ступень социальной лестницы, — как к планктону. Связь между обществом и властью утрачена полностью, они живут в разных измерениях, их интересы и стремления никак не пересекаются. Верхушка не ориентируется в пространстве человеческих взаимоотношений, делит общество на тех, кому все позволено, и тех, кто безропотно должен подчиняться.

С закрытием школ, сельских клубов, детсадов, медпунктов, магазинов множится число вымирающих деревень. Доля детей в общем числе жителей с 1999 года сократилась с 21% до 15%. Внутриобластные дороги в основном грунтовые, в распутицу люди, по существу, отрезаны от всего мира. В поисках заработка и лучшей доли многие орловчане или временно становятся бесправными гастарбайтерами в других регионах страны, или навсегда покидают родные места. Согласно переписи в 2002 г., численность постоянного населения области составляла 860,3 тыс. человек, по переписи 2010 г. — 787,2 тыс. человек. Это главный показатель непрофессионализма, беспомощности и неспособности властных структур управлять регионом, создавать в области благоприятные условия для трудовой деятельности, для реализации насущных жизненных потребностей и интересов всех и каждого.

Памятник архитектуры, истории и культуры первой половины XX века кинотеатр «Родина» — не тот объект, который без последствий, без лишнего шума, как обычно, тихо, ночью, по-воровски удастся снести. Орловщина — это не колония. Как показывает недавняя история конца XX века, мы можем долгие годы терпеливо сносить ошибки и провалы, близкие к беспределу, со стороны местных руководителей. Но авторитет и весовые категории ушедших управленцев и временщиков, работающих вахтенным методом, несопоставимы. Понимает ли власть, что в варианте грубого, силового давления по сносу кинотеатра «Родина» она натолкнется на открытое гражданское противостояние, «ославит» Орловщину на всю Россию? Сдается, что варяги-наместники пребывают в иллюзии собственной значимости и переоценивают себя и свои возможности.

Справка «КС». М. Б. Скоробогатов в 70—80-е гг. работал в институте «Спецпроект­реставрация», в 90-е гг. возглавлял проектно-изыскательский, архитектурно-реставрационный кооператив «Свод» (г. Москва).
Личный авторский архив Скоробогатова по Орловской области составляют 54 проекта реставрации недвижимых памятников истории и культуры гражданского и культового зодчества XVII—XX вв., из них 18 — в городе Орле. Из этих памятников в области к настоящему времени утрачены: две деревянные церкви XVIII в., пять усадебных комплексов XIX в. В Орле утрачены мемориальные памятники: дом Марко Вовчок, дом писателя Зайцева, дом Дубровинских, в 2007 г. снесли жилой дом по ул. Октябрьской 42-а начала XX в.
По проектам архитектора в области построено 18 церквей и 5 часовен, из них в городе Орле — 4 церкви и часовня.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц