Красная строка № 21 (202) от 15 июня 2012 года

Спешка хороша при ловле блох и… распродаже предприятий?

«Красная строка» продолжает журналистское расследование ситуации вокруг ЗАО «Орлэкс», и чем дальше, тем больше приходит к выводу, что во всю эту историю давным-давно пора вмешаться правоохранительным органам. Вот факты в хронологическом порядке, так сказать, для протокола.

В соответствии с апрельским поручением правительства РФ была создана рабочая группа для подготовки решения о сроках и объемах финансирования плана вывода ЗАО «Орлэкс» из кризиса. Группу возглавил заместитель председателя комитета Госдумы РФ по промышленности, председатель экспертного Совета по законодательному обеспечению модернизации промышленности П. Дорохин.

В ответ на его обращение заместитель председателя правительства Орловской области, руководитель блока промышленности, имущества и информационных технологий А. Лавренюк 26 мая 2012 года письмом № 9-5594 сообщил, что для участия в деятельности рабочей группы со стороны правительства Орловской области согласованы кандидатуры его самого и начальника управления промышленности А. Новикова. При этом правительство Орловской области «в целях повышения эффективности деятельности создаваемой рабочей группы» предложило провести первое ее заседание непосредственно на территории ЗАО «Орлэкс», пообещав оказать необходимое организационное содействие.

После этого, 31 мая 2012 года, руководитель группы П. Дорохин письменно запросил у конкурсного управляющего ЗАО «Орлэкс» В. Червякова информацию об общем объеме кредиторской задолженности предприятия, в том числе — реестровой и текущей; сведения о земельных участках, принадлежащих ЗАО «Орлэкс» на праве собственности, аренды, бессрочного пользования — как промышленного, так и сельскохозяйственного назначения и прочих, включая информацию о реализованных или отчужденных в ходе процедуры банкрот­ства; данные об объектах недвижимости, принадлежащих ЗАО «Орлэкс» (не обремененных залогом, находящихся в залоге, реализованных или отчужденных); а также балансы предприятия.

Дорохин попросил всю запрошенную информацию предоставить в срок до 18 июня 2012, одновременно проинформировав, что первое заседание рабочей группы планируется провести на территории завода, в бывшем директорском кабинете. Таким образом, конкурсный управляющий В. Червяков прекрасно осведомлен о том, что правительство РФ и Госдума создали рабочую группу по выводу «Орлэкса» из кризиса и что уже в июне эта группа приедет на завод.

Тем не менее, на это самое 18 июня 2012 года созывается заседание комитета кредиторов ЗАО «Орлэкс», на котором планируется утвердить порядок продажи движимого имущества ЗАО «Орлэкс», балансовая стоимость которого на последнюю отчетную дату до начала конкурсного производства составляла менее 100 тыс. рублей; принять решение о проведении оценки имущества балансовой стоимостью менее 5 тыс. рублей без привлечения независимого оценщика; утвердить положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества ЗАО «Орлэкс» — фонтана перед проходной; и, главное, — принять решение о созыве собрания кредиторов ЗАО «Орлэкс» по вопросу прекращения хозяйственной деятельности предприятия.

Что это означает на деле? Поскольку завод старый, то балансовая стоимость его имущества и так не слишком высока — это понимает любой бухгалтер. А продажа движимого имущества с дроблением его на отдель­ные части еще больше снижает его начальную и итоговую стоимость.

Кроме того, распродавать намереваются, например, оборудование, которое входит в один технологический цикл микроэлек­тронного производства. Сегодня оно используется ООО «Прома». И уж если его продавать, то целиком, как производство микроэлектронной продукции, в совокупности составляющее технологический процесс.

С подобным предложением на предыдущем, апрельском, заседании комитета кредиторов выступило даже УФНС по Орловской области, но это было проигнорировано.

А если и на июньском заседании будут утверждены вносимые на комитет кредиторов положения, то конкурсный управляющий самостоятельно сможет продавать практически все, что угодно, да во многих случаях еще и без привлечения независимого оценщика.

Во-вторых, безобидное, на первый взгляд, предложение о продаже фонтана перед проходной на самом деле сразу же вызывает вопрос о судьбе земельного участка, ведь тот, кто владеет объектом недвижимости (а фонтан — и есть именно такой объект), сразу получает права и на участок под ним.

Вообще что касается земли, принадлежащей предприятию, — дело крайне непрозрачное, как сейчас принято говорить. Например, на 1 июня были назначены торги — выносилось несколько участков и часть 18 корпуса. И по некоторым данным, эти торги вроде бы состоялись. Ну, с корпусом — ладно, что тут поделаешь, здание в целом уже было продано раньше, и оставались лишь некоторые его элементы. А вот земля эта — спорная, по ней идет разбирательство в Воронежском арбитражном суде. И вообще, с какой целью дробится земельный массив «Орлэкса» на отдельные участки? И как быть с коммуникациями? Словом, вопросов много.

Хотя и с 18 корпусом, коли мы уж коснулись темы, далеко не все так просто и однозначно. Его купила некая питерская компания ПЭК, которая была создана перед самыми торгами, менее чем за месяц до них, с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. И благополучно эти торги выиграла — при том, что речь шла об имуществе стоимостью, если память не изменяет, под 70 миллионов рублей…

И вот эти настойчивые, можно даже сказать — лихорадочные попытки распродать завод не только не ослабевают, но даже наращиваются. Более того, вновь и вновь поднимается вопрос о прекращении хозяйственной деятельности завода. Представитель учредителей ЗАО «Орлэкс» уже не раз обращался в арбитражный суд, писал в прокуратуру области — суд отказывает, прокуратура — отмалчивается… Так выводом ЧЕГО из кризиса должна будет заниматься рабочая группа, созданная правительством и Госдумой страны? Какого такого предприятия, если его с упорством, достойным лучшего применения, пытаются прикончить еще до начала работы этой группы? И кто же все-таки стоит за этими процессами, если даже конкурсный управляющий, который по закону и по идее должен был бы делать все возможное для спасения завода, на самом деле пока что отличается только в его распродаже?

И это не риторические вопросы. Мы публично адресуем их правительству Орловской области, прокуратуре, Управлению ФСБ и ожидаем от них активного вмешательства в ситуацию. «Красная строка» будет следить за развитием событий.

Василий Онуфриев.

Лента новостей

Отчетность