Красная строка № 20 (201) от 8 июня 2012 года

Учитесь, неудачники!

Мало о каком орловском предприятии так часто писала «Красная строка» за последние три года, как о ЗАО «Орлэкс». Около полутора десятков наших публикаций за это время было посвящено судьбе гибнущего предприятия. Точнее, не гибнущего, а сознательно убиваемого. Именно вот с этой тревогой — завод гробят совершенно целенаправленно — мы и пытались достучаться и до властей, и до правоохранительных органов, и до общественности. А в ответ — тишина… Глухо, как в танке.

18 мая 2012 года в статье «Процесс заглатывания» «КС», со ссылкой на официальное письмо Г. Зюганова, сообщила о том, что «во исполнение Распоряжения Правительства РФ № 117-15330 от 10.04.12 принято решение о создании межведомственной рабочей группы, в функции которой входит подготовка решения о сроках и объемах финансирования плана вывода предприятия из кризиса». В эту рабочую группу, насколько нам известно, должен был быть делегирован и представитель областного правительства. Однако до сих пор никакой информации о том, сделано ли это и кому именно поручено работать в составе межведомственной группы, — нет. Мы вообще-то давно пришли к выводу, что орловские власти вовсе не намерены помогать заводу и в лучшем случае махнули на него рукой. В худшем же — чиновники сквозь пальцы глядят на отщипывание от предприятия то одного, то другого куска, и отнюдь не бескорыстно.

Ситуация с «Орлэксом», на наш взгляд, сильно напоминает то, что в свое время происходило с часовым заводом — одним из знаменитых в советские годы предприятий. Его разодрали, как стая гиен — буйвола: куснули там, куснули здесь, вцепились в подбрюшье, истекающее кровью могучее животное рухнуло на колени, и вот тогда его начинают рвать прямо живого.

Так и «Янтарь» — мощное предприятие не украли разом и в одни руки. Кто-то оторвал кусок покрупнее, кто-то удовлетворился тремя квартирами в Москве… Классической стала схема того, как был «прихватизирован» новенький административный корпус, в котором теперь располагается медицинский институт. Рассказывают, что ушлые дельцы, имевшие «доступ к телу» тогдашнего губернатора, взяли кредит, на эти деньги купили здание (завод находился уже в процедуре банкротства), тут же перепродали его вдвое дороже администрации области, а уже власти передали его под учебное заведение.

Естественно, такие «операции» можно было проворачивать только под покровительством и присмотром самого губернатора, и даже его заместитель Т. Кравченко, отвечавшая за экономику, самостоятельно таких решений не принимала. А она, кстати, могла бы многое рассказать про те дела. Вот только кто спросит?..

Один из орловских предпринимателей рассказал нам, как уже в начале 90-х он однажды встретился в Москве с бывшим министром приборостроения СССР М. Шкабардней, с которым был знаком по прежним временам. И вот в ходе разговора они коснулись и судьбы орловского часового завода. «Можно ли было его сохранить?» — спросил наш собеседник. «Конечно, можно было, — ответил бывший министр. — Но ведь все сейчас заняты личным обогащением».

Вот в этом — суть. Так среди собственников «янтарных» останков оказались С. Потемкин и И. Мельников. Потемкин, как известно, был и остается одним из приближенных Е. Строева, И. Мельников — его компаньон.

На территории и в помещениях бывшего «Янтаря» теперь располагается куча магазинов и торговых центров, включая «Атолл», всевозможные фирмы и фирмочки, мелкие арендаторы и вообще неизвестно кто — вот только реального производства там нет.

Пару лет назад мы хотели даже написать о конфликте между предпринимателями, расположившимися на территории ОЧЗ. Помнится, ЗАО «Барк» купившее вспомогательные помещения завода и помещения в здании, которое выходит на ул. Тургенева, возмущалось тем, что фирма «Стройпарк», директором которой был как раз тот самый Мельников, отрезала их от всех сетей и мешала проложить собственную канализацию, хотя земля была муниципальная, а проект был согласован и с городом, и с областью.

Руководитель «Барка» описывал в лицах, как противная сторона, например, «воевала» с ними из-за трансформаторной подстанции, не предъявляя никаких документов на силовое оборудование, но при этом не желая ни покупать, ни арендовать здание подстанции, принадлежавшее «Барку». Мельниковский «Стройпарк» утверждал, будто является «сетевой организацией», но не имел ни соответствующих лицензий на обслуживание, ни аттестованного персонала с допусками. Зато у него были тарифы на электроэнергию, которой снабжались тот же «Атолл», «Золотой Орел» и так далее. В эту кашу были замешаны и Ростехнадзор, и прокуратура, и милиция, но никто никаких мер не принимал, да, похоже, и не собирался.

От той истории в памяти остался мрачный образ воронья, пирующего на полуобглоданном трупе буйвола…

И вот теперь мы видим еще одно упавшее на колени предприятие — бывшую гордость Орла «Промприбор», а вокруг него с рычанием снуют, отрывая куски кожи с мясом, очередные «фирмы» и «фирмочки». Мы слышим те же фамилии — И. Мельников, С. Потемкин… За ними снова кто-то стоит и покровительствует, деля корпуса и территории добиваемого завода. И вскоре на месте некогда могучего предприятия так же станут копошиться разнообразные «собственники», деля трансформаторы, кабели и канализационные трубы. А какого-либо производства там и духу не останется — в этом можно ручаться.

За наглядными тому примерами и подтверждениями даже не надо углубляться в 90-е. Только вот в конце прошлого года, 23 декабря 2011-го, мы опубликовали статью под названием «Рыночная демократия забивает всходы». Речь в ней шла о конфликте в ОАО «Юбилейное» — также знаменитом некогда пригородном овощеводческом тепличном хозяйстве, которое задолжало своим рабочим зарплату за два месяца.

Разгневанные женщины пришли к «Серому дому», потому что в его стенах оказалось легче всего найти главного акционера, а попросту — хозяина ОАО «Юбилейное» заместителя председателя облсовета господина С. Потемкина. «За три года… рабочие его так и не видели», — писал автор статьи А. Грядунов. — «И не знаем, какой он из себя», — недобро посмеивались в толпе на ступеньках Дома правительства».

И далее: «Злые женские языки почему-то утверждают, что все беды работников ОАО «Юбилейное» начались именно с приходом С. Потемкина. Именно при нем, утверждают овощеводы, они уже не могли рассчитывать ни на какую материальную помощь от родного предприятия, забыли о компенсациях за неиспользованный отпуск и даже про былые доплаты «за вредность», то есть за работу в летние дни, когда температура в теплицах достигает 50 градусов по Цельсию. Именно при Потемкине рабочие, живущие, например, в Салтыках, стали брать продукты в местном магазине в долг. А некоторым из знаменских, кто жил на одну зарплату, накануне зимы отключают в домах газ за неуплату. А с чего платить–то, когда зарплаты нет?

Именно в последние годы в теплицах вместо штатных одиннадцати человек ту же нелегкую работу стали выполнять бригады в шесть–девять женщин. А то и вчетвером надрываются за ту же заплату. Именно при новом хозяине в акционерном обществе «Юбилейное» перестали платить дополнительные деньги за разгрузку и раскидывание навоза по тепличным грядкам. А это весьма нелегкая работа, особенно для женщин…

Именно при Потемкине, как рассказывают овощеводы «Юбилейного», были выкопаны последние кусты роз в цветочных теплицах хозяйства, которое в прежние годы славилось не только своими овощами, но и цветами. Теперь в теплицах «Юбилейного» выращивают только огурцы и помидоры, да и то используя далеко не все площади. Новички в хозяйстве не задерживаются, увольняются чрез три–четыре месяца. Все держится на старых кадрах — тех, кому за сорок. А ведь в прежние времена устроиться на работу сюда можно было только по великому «блату»!»…

А вывод был такой: «Развитие производства пока не укладывается в логику нашей демократии. Она пока усвоила только один постулат — двигателем экономики является торговля. И демократия у нас соответствующая — торгашеская».

И это еще не самый плохой вариант — хоть какая-то работа у людей есть. Но что будет «светить» остаткам трудового коллектива ЗАО «Орлэкс» при возможных новых хозяевах?

Зато сами «эффективные собственники» никогда в накладе не остаются. Тот же Сергей Григорьевич за прошлый год задекларировал доход почти в 8,8 миллиона рублей, да супруга в 9 миллионов с лишним, плюс несколько жилых домов, да два десятка нежилых помещений, да не то пять, не то шесть земельных участков… Как говорилось в знаменитом советском фильме — учись, студент!

Василий Онуфриев.

Лента новостей

Отчетность