Поколение потребления

В учебных заведения Орла и Орловской области не-уклонно растет количество преступлений, связанных с оборотом наркотиков. Об этом заявил заместитель начальника областного Управления ФСКН России полковник полиции А. Н. Королев на семинаре, который антинаркотическая служба организовала для педагогов средних специальных и профессиональных учебных заведений, так называемых ССУЗов и ПЛ.

В начале лета в стенах управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков проходила такая же встреча с проректорами орловских вузов. Планируется и разговор с завучами средних школ. Дело в том, что именно учащаяся молодежь все чаще попадается на торговле наркотиками. В целом по учебным заведениям рост составил 40 процентов. Что касается техникумов, училищ и профессиональных лицеев, то здесь динамика такова: в 2004 году — 10 преступлений, в 2005 — 9, в 2006 — 4, в 2007 — 19, за полгода 2008 — уже 14. По данным областного управления ФСКН, самыми неблагополучными выглядят орловский строительный колледж и профлицей № 22. В колледже начиная с 2005 года фактически каждый год регистрировалось по 1—2 преступления, связанных с оборотом наркотиков. В профлицее нулевым был только 2006 год. Но в 2004 году здесь было зарегистрировано 2 преступления, в 2005 — одно, в 2007 — аж 5. Есть уже два случая и в этом году.

Немногим лучше ситуация в Орловском техническом колледже. С 2004 года здесь ежегодно выявляется по одному наркопреступлению. Из этого «ритма» счастливо выпадает почему-то лишь 2006 год, который по каким-то непонятным причинам оказался «чистым» и для многих других ССУЗов и ПЛ. Неприятно удивил и, казалось бы, благополучный железнодорожный техникум. Здесь «ловили за руку» юных наркоторговцев и в 2004, и в 2007, и в текущем году. Дважды, в 2007 и 2008 годах, «отметилась» элитная банковская школа. Три случая за последние полтора года зарегистрированы в профессиональном лицее № 10.

На фоне городских учебных заведений относительно успешным выглядит проф-лицей № 21 г. Дмитровска. В 2004 году здесь было зарегистрировано одно наркопреступление, но с тех пор это учебное заведение не попадало в поле зрения областной наркополиции. Складывается впечатление, что уровень наркопреступности среди учащихся ССУЗов и ПЛ — это проблема относительно крупных городов. Иначе как расценить тот факт, что второе место после областного центра по числу преступлений, связанных с оборотом наркотиков, можно смело отдать Ливнам и Мценску. Ливенское ПУ № 13 «отметилось» один раз в прошлом году и успело попасть в сводки областной наркополиции и в первом полугодии текущего года. А мценский агролицей № 18 «отмечен» двумя случаями в 2005 г. и одним в 2008 г.

Не нужно строить иллюзий относительно невысокого порядка этих цифр, подчеркивают в управлении ФСНК: каждый наркоман неизбежно «тянет за собой» как минимум десяток человек, потому что покупать наркотик оптом, сразу несколько доз — дешевле. Те студенты и учащиеся, которые распространяют наркотики в молодежной среде, как правило, сами являются наркозависимыми. Так что официально зафиксированные цифры можно смело умножать на десять, чтобы представить себе масштаб проблемы.

На семинаре, в работе которого приняли участие представители областного и городского управлений образования, заместитель главного врача Орловского наркологического диспансера и начальник отдела профилактики областного центра борьбы со СПИДом, главным образом речь шла о профилактике наркомании. Она ведется практически во всех средних специальных и профессиональных учебных заведениях. Наглядная агитация, различные мероприятия с участием учащихся, конкурсы агитбригад и еще множество всяких форм — все это влияет на неокрепшие умы, но, видимо, не в полной мере. Управление федеральной службы считает главным недостатком профилактической работы — ее автономность. Специалистов управления по борьбе с наркотиками и наркодиспансера учебные заведения привлекают все реже. Сами специалисты расценивают это как признак некоторой успокоенности педагогов по поводу темпов распространения наркомании среди учащейся молодежи. Но возможна и другая версия: не потому ли не зовут, что разуверились в эффективности существующих форм профилактической работы?

Чтобы как-то встряхнуть педагогов, областное управление ФСКН устами начальника отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики майора полиции Александра Ставцева предложило участникам семинара несколько дополнительных мер, которые по идее должны вывести профилактическую работу на более высокий качественный уровень: создать антинаркотические комиссии с участием студентов и преподавателей для координации профилактических усилий; заключить официальные соглашения между управлением ФСНК и учебными заведениями, чтобы профилактическая работа обрела плановый характер, организовать молодежные лекционные отряды, чтобы профилактика велась по принципу «Равный обучает равного», ежегодно проводить анонимное анкетирование по разработанным методикам. Эти и некоторые другие предложения управления действительно вызвали оживление среди присутствующих в зале, чего не скажешь, например, о приглашении поучаствовать в традиционных областных мероприятиях, прозвучавшем из уст представителя областного управления образования.

Похоже, все понимают: нужно что-то срочно менять в подходах и формах профилактической работы. И педагоги ССУЗов, профлицеев рады любой инициативе со стороны компетентных органов в этом направлении. Однако при всем при этом почему-то вообще не обсуждался и даже не затрагивался вопрос о причинах популярности наркотиков среди молодежи. А между тем известно: для того чтобы правильно решить задачу, нужно прежде всего правильно сформулировать вопрос. В данном случае он звучит так: почему молодые люди тянутся к наркотикам?

Анонимное анкетирование показывает, что до 60 процентов учащихся средних специальных и профессиональных учебных заведений хотя бы раз в жизни касались наркотических веществ. Это данные управления ФСКН. Областной центр профилактики и борьбы со СПИдом приводит следующие факты: из двухсот молодых людей — студентов одного вуза, учащихся одного ссуза и одной средней школы — 20 процентов записали в анонимных анкетах, что хотя бы раз в жизни пробовали наркотики, 40 человек заявили, что в течение 1—2 часов могут достать их. Это наглядное, убедительное доказательство того, что наркотики стали неотъемлемым атрибутом молодежной субкультуры. А. Ставцев в беседе со мной уверенно говорил о том, что современный молодой наркоман — это уже далеко не всегда представитель социального дна. И курят, и колются эти наркоманы далеко не всегда от безысходности. Употреблять наркотики, по словам Ставцева, стало модно!

Невинное словечко вдруг обрело зловещий смысл. Но случайно ли? Мода — это всегда стремление выглядеть не хуже других. В ней заложено иногда невинное, а иногда и порочное стремление соответствовать некоему стандарту, чаще всего усредненному и всегда потребительскому. А это уже повод задуматься. Если смыслом жизни становятся потребление и наслаждение, то распространение наркомании в молодежной среде становится вполне логичным явлением. Что заставляет молодых людей «хоть раз в жизни» пробовать наркотик? Почему один наркоман неизбежно, а значит, легко втягивает в наркоманию еще десятерых? Ему так дешевле. А что влечет их, еще здоровых молодых людей? Ведь все знают, что наркотик — это опасно. Как признает, например, А. Ставцев, в чем, в чем, а в этом уже не приходится убеждать молодых людей. Знают, а все равно пробуют. Почему? Молодежь соблазняет чувственное наслаждение, экстаз. И стремление к нему для многих становится сознательным шагом. Не потому ли, что все иные смыслы жизни утрачены?

Отчасти современная профилактическая работа на том и построена, чтобы вернуть молодым людям представление об этих других смыслах. Взрослые и ровесники пытаются увести молодых от наркотиков примерами успешности: мол, если не будешь употреблять наркотики, то сможешь добиться того или иного успеха в жизни. И наоборот: сядешь на иглу — какое будущее тебя ждет? Но весь вопрос в том, может ли современная пресловутая успешность стать реальной, контрастной альтернативой наслаждению, к которому стремится молодежь? Ведь и то, и другое зачатую не выходит за рамки все того же потребления: просто один колется, а другой делает деньги тем или иным способом. А что еще может предложить современная идеология?

Не является ли проблема борьбы с наркоманией частью более глобальной задачи — преодоления психологии потребительского общества, стремящегося к наслаждению во все новых и новых, все более изощренных формах? Если так, то не пора ли вспомнить об иерархии ценностей, о высоких идеях, о Боге, об истинном назначении человека в этой жизни, о радости творчества, например, которая не зависит от оплаты и не всегда связана с карьерным ростом. Не пора ли продолжить старый разговор о счастье служения — своему Отечеству, своим близким, о бескорыстной любви, об ответственности за все, что нас окружает, о том, что главное в этой жизни — отдавать, а не брать?

Нужна сверхмотивация, о чем наглядно свидетельствует опыт религиозных и военно-патриотических организаций, пытающихся спасать людей от наркозависимости. Сводить все к проблеме незаполненного досуга молодежи — это, мягко выражаясь, некоторое упрощение задачи. Достаточно вспомнить, что после Великой Отечественной войны масса подростков — так называемая безотцовщина — была предоставлена сама себе. Эти мальчишки и девчонки росли на улице. Возразят: тогда не было в стране наркотиков. Да, но водка была. Однако массовой алкоголизации юного поколения тогда не случилось. В отличие от дня сегодняшнего, когда, по данным областного управления образования, почти 40 процентов старшеклассников употребляют алкогольные напитки не реже одного раза в месяц.

Это только в нашу эпоху шесть часов свободного времени для школьника — смерти подобно. Не потому ли, что в далеких 40-х «ребятишкам хотелось под танки», а в начале XXI века — просто хочется наслаждений?

Проблема усугубляется тем, что в СМИ зачастую тиражируется так называемый опыт успешных людей, которые якобы сумели преодолеть в себе наркотическую зависимость. По данным областного управления ФСКН, подобные истории, заимствованные из СМИ, к сожалению, неосмотрительно используют в своей профилактической работе и некоторые из учебных заведений Орла. Это очень опасно, считают специалисты, потому что убеждает молодежь в том, что возможна некая безопасная мера наркотического наслаждения. И, добавлю от себя, это, видимо, опасно не только с физиологической, но и с нравственной точки зрения: подобная иллюзия развращает.

С развращением молодежи можно бороться и силою закона. И здесь трудно не согласиться с А. Ставцевым, который считает, что каждый молодой человек или девушка, пусть даже один раз употребившие наркотик, должны ясно понимать, что их тяга к наслаждению вступает в противоречие с законом. Вероятно, было бы лучше, если бы наркотическое опьянение у нас оценивалось по уголовной шкале. Но и возможность хотя бы административного наказания — это лучше, чем ничего. Обязательный профилактический медицинский осмотр учащейся молодежи с участием врача-нарколога, считают в областном управлении ФСКН, был бы неплохим дополнением к закону об административной ответственности за наркотическое опьянение. Но, видимо, подобная мера пока не вписывается в нынешнюю идеологию свободного потребления, хотя это явно противоречит государственным интересам России.

И, видимо, пока мы сами не разберемся, что для нас важнее — потребление или высшие ценности, профилактика наркомании будет постоянно нуждаться в обновлении форм работы.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность