Момент истины

Памяти живых и павших в годы Великой Отечественной войны советских разведчиков и контрразведчиков.

Великая Отечественная война вошла в историю России как самая кровопролитная, ожесточенная и жертвенная. Накануне нападения на нашу страну Гитлер обозначил конечную цель «восточной кампании»: «Разбить армию, уничтожить государство». В «Генеральном плане «Ост» установки нацистского главаря были конкретизированы: «Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их».

План ликвидации русского и других коренных народов Советского Союза нашел отражение в приказе командующего 4-й танковой группой Эриха Гепнера от 2-го мая 1941 г.: «Война против России является важнейшей частью борьбы германцев против славян. Эта борьба должна преследовать цель превратить в руины сегодняшнюю Россию, и поэтому она должна вестись с неслыханной жестокостью. Каждый бой должен быть организован и проводиться с железной волей, направленной на безжалостное и полное уничтожение противника. Никакой пощады!»

С этой людоедской программой они вторглись на нашу землю, расстреливая, вешая и сжигая всех, кто сопротивлялся чудовищной и бездушной машине германского фашизма.

Это была война на уничтожение…

Но беспощадные бои велись не только на фронтах видимых. Начальный период войны, до предела насыщенный трагическими и героическими эпизодами отпора агрессору, потребовал колоссального напряжения сил и государственной воли для организации всенародного сопротивления.

Открытая вооруженная борьба сопровождалась не менее ожесточенной тайной войной. Советским органам безопасности противостоял вышколенный и коварный разведывательный и карательный механизм нацистского рейха. Здесь были собраны наиболее квалифицированные спецы шпионажа и диверсий.

На огромном советско-германском фронте и в тылу оккупантов появилась разветвленная сеть гитлеровских спецслужб: разведывательных, контрразведывательных и диверсионно-террористических абверкоманд, подразделений тайной полевой полиции (ГФП) и службы безопасности СС (СД).

Развернулась небывалая в истории «дуэль умов», от исхода которой во многом зависела судьба не только военно-стратегических операций, но и геополитическая картина послевоенного мира. Это была смертельная схватка с присущими ей безжалостными законами. Поединок интеллекта и специальных знаний с целью выявления замыслов противника, перехвата стратегической инициативы, организации оперативных игр, уничтожения разведывательно-диверсионных центров.

Атмосфера героической борьбы чекистов с фашистскими спецслужбами воссоздана во множестве художественных фильмов, литературных произведений, историко-документальных исследований и мемуаров. На культовых советских фильмах «Подвиг разведчика», «Щит и меч», «Майор «Вихрь», «Сатурн» почти не виден», «Семнадцать мгновений весны» и других воспитано не одно поколение патриотов, защищавших Родину, самоотверженно выполнявших интернациональный долг и прошедших через суровые испытания уже после распада Союза.

К 65-летию Великой Победы завершается издание многотомного сборника рассекреченных документов и материалов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Это уникальное издание, а также документальный сборник В. Ямпольского «Уничтожить Россию весной 1941 ( А. Гитлер, 31 июля 1940)», вышедший в 2008 году, книга А. Бондаренко и Н. Ефимова «Тайные страницы Великой Отечественной» (М., 2009) и ряд других новейших исследований позволяют по-новому оценить масштаб, место и роль органов госбезопасности в ходе войны и их вклад в Победу.

В результате взаимодействия внешней разведки, военной контрразведки «Смерш», фронтовых разведчиков и территориальных органов безопасности была создана обширная информационная база для розыскной работы, поиска и обезвреживания вражеской агентуры, выявления и срыва подрывных акций фашистских спецслужб.

Под пристальным вниманием чекистов находились Борисовская, Варшавская, Брайтенфуртская, Катынская, Полтавская, Смоленская, Витебская, Орловская и другие разведывательно-диверсионные школы гитлеровцев. Советские разведчики не только сумели проникнуть в их руководящие звенья и подразделения власовской РОА, но и регулярно добывали информацию о заброске в наш тыл агентов и диверсантов противника.

Об эффективности борьбы с абверкомандами свидетельствует, например, сообщение Главного управления контрразведки «Смерш» № 139/А в Государственный Комитет Обороны (июль 1943).

В нем упоминается и об Орловской школе германской военной разведки, размещавшейся в деревне Плещеево, в 7 км от Орла. Начальником абвергруппы-207, а затем абвергруппы-204 был ротмистр граф Тун-Хохенштейн Эрвин. «Школа, — говорится в этом документе, — готовит диверсантов, которые забрасываются в расположение частей Красной Армии с заданием разрушать железнодорожные линии и мосты на прифронтовых коммуникациях Брянского и Центрального фронтов. Всего арестовано 39 диверсантов, окончивших Орловскую школу, из которых 3 человека явились добровольно с повинной в органы контрразведки».

В сообщении подробно описывается деятельность, руководящий состав и подготовленная немецкая агентура другого органа немецкой разведки («Виддер») на Орловщине. В частности, сообщается, что начальником курсов подготовки агентуры при абвергруппе-107 являлся капитан Фурман Юлиус (кличка «Фишер»), а руководителями абвергруппы-107 (позывной «Виддер») последовательно являлись капитан Геберт Оскар (Дэкорт), обер-лейтенант Гебауэр (кличка «Геб»), лейтенант Хайнринзон (Генрихсон), он же Андерсон.

«В апреле 1943 года, — говорится в документе, — разведорганом «Виддер» были переброшены на нашу сторону самолетом агенты «Ткач», «Шауро», «Хитрук», «Харитонов», «Петренко», «Недвайло», «Ляпунов», «Степко», «Бобр», «Калинин», «Фомин», «Никитин» — все бывшие военнопленные Красной Армии. В результате принятых мер все указанные агенты были разысканы и арестованы органами контрразведки «Смерш» Западного, Брянского и Центрального фронтов».

Как видно из этого документа, в абвергруппу «Виддера» были внедрены разведчики Управления контрразведки «Смерш» Брянского фронта. В частности, разведчица «Марта» (в прошлом секретарь Железнодорожного райкома ВЛКСМ г. Орла), прошедшая через тяжелые испытания, представила ценные сведения о системе подготовки вражеской агентуры. Разведчик «Уланов» сообщал о предателях, сотрудничавших с немецкой разведкой и работавших в «Виддере». На основании его сведений бывший следователь «Виддера» изменник Родины Чумак В. К. впоследствии был осужден к высшей мере наказания. Были установлены и разысканы другие предатели. Разведчик сообщил также об изготовителях фиктивных документов для агентуры, направлявшейся в советский тыл. Ими оказались некий Тишков-Осипов, бывший уголовник, и Фаша Арон, гравёр, работавший до войны в типографии.

Арестованные советской контрразведкой агенты «Виддера» на допросах характеризовали «Марту» и «Уланова» как лиц, пользовавшихся доверием Фурмана.

Таковы только некоторые эпизоды тайной войны на Орловщине. О профессионализме контрразведки Орловского управления НКВД-НКГБ исчерпывающе рассказано в документальном очерке известного чекиста В. А. Засухина «Специальное задание» (в сборнике «На страже государственной безопасности», Орел, 2008).

Особого внимания заслуживает деятельность 4-го (разведывательно-диверсион-ного) отдела орловских чекистов.

5 июля 1941 г. при наркоме внутренних дел была создана Особая группа во главе с известным разведчиком П. А. Судоплатовым. В ближних и дальних тылах гитлеровцев начали разворачиваться спецоперации, партизанская война и патриотическое подполье. В августе 1941 г. опергруппы по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника были реорганизованы в 4-е отделы УНКВД-УНКГБ. На эти отделы была возложена организация и руководство боевой деятельностью истребительных батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп. Первым начальником 4-го отдела УНКВД области стал ст. лейтенант госбезопасности В. А. Черкасов. Нельзя без волнения читать многочисленные донесения, сводки и информационные справки о боевой деятельности разведывательно-диверсионных групп за его подписью. Это поистине бесценные, уникальные документы, ярко иллюстрирующие героическое сопротивление патриотов Орловщины нацистскому «новому порядку».

Докладывая в Центр о работе 4-го отдела, начальник Управления К. Ф. Фирсанов сообщал: «4-й отдел сформирован и приступил к работе. Большинство работников выехало к фронту (Брянск). Образован оперативный штаб по организации и руководству деятельностью партизанских отрядов и диверсионных групп. Установлена связь с восемью партизанскими отрядами. Подготовлено 28 связников, переброшено в тыл врага 16 разведчиков, а также группа, прибывшая из Москвы. Созданы и вооружены два отряда в Выгоничском районе. В области работают две школы по подготовке диверсантов. Подготовлены через школу в Орле 50 инструкторов, 135 диверсантов, часть которых направлена за линию фронта. Брянская школа выпускает свыше 150 человек. Все снабжены комплектом взрывчатых веществ. Разведаны и сообщены штабу фронта данные о противнике на территории некоторых районов области, аэродромах, концентрации танковых колонн, расположении в Клетнянском районе крупного штаба… Отряд партизан с группой красноармейцев в райцентре Дубровка совершил налет на помещение штаба, забросав гранатами. Рогнединский отряд 23 августа провел нападение на две легковые машины. Одну сжег и уничтожил 5 немцев, другую захватил и двух немцев взял в плен, отбил мотоцикл…»

Начальник опергруппы НКВД при штабе Брянского фронта чекист Д. В. Емлютин, впоследствии один из руководителей партизанских соединений, Герой Советского Союза, вспоминал: «Мы сформировали штаб группы, установили связь с райкомом партии и начали готовить и забрасывать в немецкий тыл разведчиков и диверсантов».

Так начиналась партизанская война на Орловщине. Донесений в Центр становилось все больше, а масштаб разведывательно-диверсионной деятельности 4-го отдела неизменно возрастал, как и результаты сопротивления оккупантам.

Из докладной записки от 5.03.1943 г. К. Ф. Фирсанова в Центр: «С 1 декабря 1942 года в тылу врага создана 21 диверсионно-разведывательная группа общей численностью 69 человек. С 13 декабря 1942 г. по 1 марта 1943 г. пущено под откос 8 вражеских эшелонов, полностью разбито 65 вагонов с живой силой противника, свыше 68 платформ с военной техникой, 25 вагонов с боеприпасами и продовольствием, 4 паровоза…

22 февраля с.г. в пос. Локоть диверсионной группой сожжены автобаза и склад противника. Уничтожено полностью 12 грузовых автомашин, 25 мотоциклов, около 30 тонн горючего, большое количество запчастей, мин и патронов. Из 21 диверсионно-разведывательной группы 15 групп продолжают действовать на коммуникациях: на железной дороге Брянск — Гомель — 8 групп; на железной дороге Брянск — Льгов — 3 группы; от ст. Ворожба в направлении Льгова — 2 группы; на шоссе Севск — Карачев — 2 группы».

В июле 1943 г. начальник Орловского УНКГБ А. Д. Домарев и начальник 4-го отдела И. Д. Сидоров докладывали в Центр: «Всего с начала организации диверсионно-разведывательной работы в тылу врага (сентябрь 1941 г.) до момента реорганизации отдела (июль 1942 г.) было сформировано на базе отдела и переброшено через линию фронта 300 диверсионно-разведывательных групп общей численностью 800 человек».

Сегодня эти документы читаются как отзвуки минувшей войны, а тогда это были результаты изнурительных, полных смертельной опасности, тревоги и мужества обычные боевые будни чекистов и партизан.

После зимнего наступления 1942—1943 гг. советских войск партизаны оказались в полосе армейских тыловых учреждений и войск противника. Перед чекистскими группами и партизанскими соединениями встали задачи по уничтожению фронтовых коммуникаций гитлеровцев и затруднению переброски их войск к фронту. А вскоре Центральный штаб партизанского движения издал приказ № 0042 о партизанской и рельсовой войне на коммуникациях врага. Все силы с 3 августа по 15 сентября 1943 г. были брошены на проведение крупной операции для оказания помощи Красной Армии по завершению разгрома немецко-фашистских войск в Орловско-Курской битве.

В 1941—1943 гг. партизаны, разведывательно-дивер-сионные, спецдиверсионные и оперативно-чекистские группы области вывели из строя свыше 150 тысяч оккупантов и их пособников, подорвали более 830 эшелонов, уничтожили свыше 330 танков, около 2 тыс. автомашин, 260 мостов.

Наиболее дерзко и результативно действовали группы Д. В. Емлютина, В. И. Суровягина, И. Д. Сидорова, Г. М. Брянцева, Д. И. Беляка, С. А. Недосекина, М. А. Забельского, А. И. Кугучева, И. Е. Абрамовича, А. А. Месропяна, В. И. Емельянова, И. С. Зайцева, В. К. Морозова, В. А. Засухина, В. П. Богданчикова, Г. К. Синякина, Р. В. Зеемана и других орловских и брянских чекистов.

В памяти орловцев навсегда останется смелый рейд в оккупированный Орел разведгруппы «Дубровцы» (Н. М. Воробьев и П. Г. Алексахин), добывшей ценные сведения стратегического характера. Незабываем подвиг отважного разведчика Н. Челюскина, внедрившегося в полицию и оказавшего неоценимые услуги подполью и советскому командованию. Образцом профессионализма и отваги останется в истории разведгруппа братьев Петра и Михаила Пальчиковых и радистки З. Тверетиновой (Степаниной), действовавшая в период оккупации в Орле…

В течение 4 лет войны немецко-фашистская армия и ее союзники были разгромлены советскими войсками и народными мстителями. Полное фиаско потерпели и фашистские спецслужбы. Однако, как и на действующем фронте, эта победа в схватке с абвером и другими гитлеровскими спецслужбами была оплачена кровью тысяч сотрудников госбезопасности и патриотов, выполнявших разведывательные задания в тылу врага и за линией фронта.

В изданной в 1995 г. «Книге памяти» сотрудников органов контрразведки, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, значится свыше 12 тысяч чекистов. В их числе немало наших земляков. Средний их возраст — 25 лет. Однако этот список далеко не полный. Поиск сведений о чекистах, отдавших жизнь за Родину, продолжается. В истории должны остаться имена всех, кто, выполняя воинский долг, пал на фронте, в партизанском окопе, в застенках гестапо, скончался от ран в полевом госпитале.

Одной из лучших и правдивых книг о деятельности чекистов военной поры является художественно-документальный роман Владимира Богомолова «В августе сорок четвертого (момент истины)».

Бывший офицер «Смерша» своей жизнью и книгой доказал, кто и как служил в военной контрразведке. Этот роман профессиональный контрразведчик и великолепный писатель не случайно считал главным в своем творчестве. Известный критик В. Бондаренко в статье, посвященной его памяти, писал в год кончины автора (январь 2004): «В августе сорок четвертого» — предельно точный военный приключенческий роман о работе советской контрразведки. И никаким грязным подделкам не изменить в будущем отношения простых читателей к офицерам Таманцеву и Алёхину, высшим профессионалам своего дела».

Книга названа критиком высочайшей художественной реабилитацией военной контр-разведки, которую нынешние фальсификаторы истории нередко изображают как карательную фронтовую организацию.

«Бабушка, бабулька приехала!» — восторженно кричит старший лейтенант Таманцев, обозначая этим финал поимки опасной агентурной группы врага — тот самый момент истины, во имя которого сражались и погибали советские воины, партизаны, подпольщики и чекисты.

Великая Победа советского народа над «фашистской силой тёмною, проклятою ордой» и стала моментом истины в Великой Отечественной войне.

Юрий Балакин,
ветеран органов госбезопасности, полковник в отставке.

Лента новостей

Отчетность