Век живи — век учись

«Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах» — так называется книга, подготовленная и изданная в этом году Институтом социологии Российской академии наук. Это сборник научных статей, в которых с разных сторон обосновывается актуальность такого нового для нас явления, как непрерывное образование. В числе многочисленных авторов сборника — председатель правления Орловской общественной организации общества «Знание» России Т. М. Кононыгина, известная в Орле как последовательный сторонник идеи образования пожилых людей, и доктор философских наук, профессор, заведующий отделом социально-экономических исследований Института социологии Г. А. Ключарев, который на днях побывал в Орле и любезно согласился дать интервью газете «Красная строка».

— Значение слова «образование» сегодня никому не нужно объяснять. Но зачем растягивать его еще и до «непрерывного»?

— Образование в нашей стране — это всего лишь эпизоды жизни. Человек учится в детстве и немного в юности — в вузе или среднем специальном учебном заведении. И, как правило, на этом процесс образования заканчивается. 4 миллиона студентов плюс 12 миллионов школьников — получается примерно десять процентов населения страны, которые системно учатся. Немного. Между тем образование — самый мягкий, самый гуманный способ изменения, развития общества, хотя и самый, наверное, затяжной по срокам реализации. Естественно, что в наше время, когда Россия встала на путь реформ, возник вопрос о том, как содействовать развитию потенциала человека средствами образования. Появился термин «непрерывное образование»…

— Насколько мне известно, он появился из так называемых болонских соглашений, которые наше государство подписало и ратифицировало и по которым теперь перекраивает свою систему образования?

— Я думаю, неправильно говорить, что наше непрерывное образование ориентируется на западные идеи. Само понятие непрерывности образования связано с определенной ментальностью, традициями, экономикой. Говоря о непрерывности образования, мы подразумеваем прежде всего, что учиться на протяжении всей жизни должны не только успешные и трудоспособные, но и люди пожилые, лица с ограниченными возможностями, безработные, мигранты и т. д. Дополнительное профессиональное образование в концепции непрерывного образования рассматривается как первый шаг. Дополнительное профессиональное образование — это устоявшаяся система. Такое образование выгодно: вложения окупаются за 5—6 лет. Однако нужно признать, что при всем при этом доля расходов на дополнительное профобразование не сопоставима с расходами на обычное традиционное обучение в нашей стране. Но, повторюсь, с дополнительного профессионального образования, как уже существующего, можно начать строить систему в целом, постепенно убеждая людей, что учиться надо не только для того, чтобы зарабатывать деньги, но и чтобы гармонично выстраивать отношения с окружающими, активнее участвовать в общественной жизни, самим создавать действительность вокруг себя. Какой ее создадим, такой она и будет. И этому нужно учиться непрерывно.

— В 2002 году была попытка законодательно утвердить в России непрерывное образование. Законопроект был внесен в Госдуму. И что?

— Дума закон приняла. Но президент наложил вето.

— Почему?

— Глава государства пришел к выводу, что заложенные механизмы реализации закона не сработают.

— А какие формы непрерывного образования предполагал законопроект?

— Ну, например, в нем было заложено, что работодатель должен отчислять на дополнительное профессиональное образование своих сотрудников определенные суммы. Авторы законопроекта предлагали приравнять к формам образования клубную деятельность, кружковскую работу, деятельность неформальных объединений, общественные организации. Проведенные исследования показали, что, например, клубная деятельность помимо культурно-развлекательной функции несет в себе и большой образовательный потенциал. От кройки и шитья до прыжков с парашютом и от изучения иностранных языков до обучения навыкам ухода за пожилыми людьми — все это в клубах есть и уже работает. Задача состоит в том, чтобы все это стимулировать и поддержать на государственном уровне, распространить более широко эти сложившиеся формы работы со взрослыми.

— Речь идет только о непрерывном образовании взрослых?

— Да, мы говорим только о взрослых. Концепция непрерывного образования подразумевает работу именно со взрослым населением страны.

— Но если клубная деятельность худо-бедно, но все же идет, почему нужно что-то менять законодательно?

— Потому что клубная деятельность с точки зрения законодательства рассматривается сегодня как культурно-развлекательная и предпринимательская деятельность. Отсюда у клубов масса проблем, и прежде всего налоговых, которых отчасти можно избежать, приравняв клубную работу к образовательной деятельности. Пока же клубная инициатива часто гасится действующим законодательством. Однако не только клубы, но и общественные организации обладают огромным потенциалом. Теоретики непрерывного образования считают, что совместная деятельность является обучающей. Даже если человек едет куда-то с экскурсионными целями, он учится, при определенной постановке дела, конечно. Еще один вектор непрерывного образования — это так называемое неформальное или самостоятельное обучение. Оно получает все большее распространение в средней школе. Дети учатся дома, а потом сдают экстерном экзамены. Мне приходилось участвовать в таких экзаменационных комиссиях, и знаете, очень умные, подготовленные дети приходят. Домашнее образование им явно идет на пользу. В образовании взрослых, думаю, это направление может также оказаться перспективным. В этом смысле нам был бы полезен опыт европейских, прежде всего скандинавских, стран, где уже принят закон, обязывающий работодателей рассматривать как равных — специалистов, обучавшихся традиционным способом, и тех, кто учился самостоятельно, если последние успешно сдали экзамены экстерном.

— Каковы же перспективы российского законодательства о непрерывном образовании?

— Полагаю, в России ответственность за его развитие будет возложена на регионы.

— Применительно к нашей области это значит похоронить идею заживо.

— Но развитие гражданского общества (а непрерывное образование — одно из непременных условий его становления) — это объективный процесс. От степени гражданской зрелости россиян зависит в конце концов стабильность государственного и общественного развития, национальная безопасность. А это уже государственная политика, с которой на местах не могут не считаться.

Подготовил А. Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц