Орловская искра № 17 (1385) от 8 мая 2024 года

Акционирование МУПов

Новая жизнь или быстрая смерть?

Судьба муниципальных унитарных предприятий — МУПов — должна решиться до начала 2025 года. Возможно, срок преобразования МУПов в акционерные общества будет продлен, соответствующее решение Госдума примет в конце мая.

Положение орловских муниципальных предприятий накануне событий неоднозначно. Мы не раз рассказывали о ситуации в МУП ТТП (трамвайно-троллейбусном предприятии) и в МУП РОУ (предприятии ритуально-обрядовых услуг).

В Орле достаточно успешно работают муниципальные аптеки. А на апрельском заседании профильного комитета городского Совета, занимающегося проблемами ЖКХ, речь шла о МУП «Банно-прачечное хозяйство» и МУП «Орелбыт». Проще говоря, обсуждали состояние дел в орловских банях. И предоставленные депутатам цифры и факты выглядели весьма «говорящими» в свете предстоящих изменений.

Баня №1 на 3-й Курской, относящаяся к МУП «БПХ», четыре дня в неделю обслуживает пенсионеров по льготному тарифу. Это 200 рублей за два часа помывки. Общий же тариф — 250 рублей. То есть, если посещать баню регулярно, хотя бы раз в неделю, то в месяц удовольствие будет стоить тысячу рублей или около того, если речь идёт о льготниках.

За год Баня №1 обслужила около 19 тысяч человек и получила выручку 4,6 миллиона руб­лей. В целом по итогам прошлого года прибыль МУП «БПХ» составила всего 8 тысяч рублей. Годом раньше она была — 35 тысяч рублей. Но в 2023 году подорожали газ и электроэнергия, запчасти и сантехника, пришлось уплатить налог на имущество в 780 тысяч рублей, который раньше с предприятия не брали. При этом баня построена в 1980 году, то есть более 40 лет назад. Последний серьезный ремонт здесь делали в 1990 году. Кое-какие ремонтные работы удалось провести в прошлом году, и теперь наметилась перспектива открытия для посетителей бассейна. Только что-то подсказывает, это не будет бассейн 21 века, соответствующий всем современным представлениям о качестве такого рода услуг.

Как существенный финансово-экономический фактор руководство МУПа называет использование труда лиц, осужденных по разным уголовным и административным статьям на общественные работы, что, оказывается, позволило предприятию «значительно снизить фонд оплаты труда». Это значит, что кадровой перспективы для предприятия тоже нет…

В бане №2, расположенной в Орле на улице 1-й Пушкарной и относящейся к МУП «Орелбыт», выпадающие доходы от обслуживания льготников составили в 2023 году полмиллиона рублей. Тариф колеблется от 240 до 350 рублей при себестоимости помывки в 364 рубля. И если в 2022 году МУП «Орелбыт» имел хотя и незначительную, но все же прибыль в 21 тысячу рублей, то в прошлом году убытки составили 6 миллионов с хвостиком! Баня на Пушкарной попросту не работала с августа по декабрь 2023 года в связи с реконструкцией котельной ОАО «Орелгортеплоэнерго». Так проблема банно-прачечного хозяйства тесно переплелась с запущенностью теплоэнергетического хозяйства города, на решение которой в кратчайшие сроки у местных властей тоже не хватает сил и средств.
«До настоящего времени котельная не принята в эксплуатацию, — услышали на заседании комитета депутаты. При этом ОАО «Орелгортеплоэнерго» является единственным поставщиком тепловой энергии для бани №2.

Изменение налоговой политики также сказалось на финансовом положении МУПа. До 2022 года здание бани на 1-й Пушкарной не облагалось налогом, рассчитываемым в зависимости от кадастровой стоимости объекта. Но в 2023 году пришлось уплатить 400 668 рублей такого налога на имущество. При этом баня — очень старое сооружение, 1950 года постройки. И здание, и инженерные сети требуют капитального ремонта, то есть вложения больших денег. Нетрудно представить — каких, если учесть, что частичный ремонт помещений и инженерных систем обошелся предприятию почти в 2,3 миллиона рублей. А нужно еще и завершить ремонт кровли, заменить старые деревянные рамы на пластиковые, установить узел учета тепловой энергии и т.д. и т.п.

Возникает вопрос: а что здесь акционировать, если нужно прежде всего вкладывать? В подобных случаях акционирование предполагает приток частных капиталов, которые могут спасти положение, то есть помогут переоснастить предприятие и сделать его прибыльным. Но в случае с МУПами, скорее всего, весь пакет акций останется в руках муниципалитета, у которого нет денег на инвестиции. И зачем в таком случае менять шило на мыло — убыточные МУПы на убыточные АО?

Вывод напрашивается один: акционирование «убитых» или «полуубитых» МУПов может иметь только одну цель — вынудить местные власти избавиться от обузы, отдав МУПы в частные руки за бесценок. Иначе город все равно остается с камнем на шее, рискуя потерять даже больше, чем прежде, поскольку АО в отличие от МУПов в случае банкротства отвечает по долгам всем своим имуществом.

Хороший хозяин должен сначала вложить средства в возрождение таких предприятий, а потом акционировать их, если уж это так необходимо с точки зрения эффективности дальнейшего ведения хозяйства. Но государство сознательно отказывается от роли хозяина и надеется «на дядю». Только вот «дядю» вряд ли заинтересует общественная баня, построенная 40—70 лет назад, с обветшавшими инженерными сетями. Разве что — на слом под будущую коммерческую многоэтажную застройку?

Андрей Грядунов.

самые читаемые за месяц