Архитектор… расстрелян

Воистину Орловщина, как любит говорить Егор Семенович, всероссийский полигон. Пока в центре происходит «притирка» премьера Путина и президента Медведева, пока региональная бюрократия еще не сориентировалась в новом формате двоевластия, вотчину Строева, видимо, решено проверить на коррупционную «вшивость»… Многие орловские «скелеты в шкафу» слишком долго ждут своего часа. Недавно мы встретились с Юрием Малютиным, известным депутатом Орловского горсовета первого и второго созывов, который, как и прежде, когда речь заходит о коррупции, «не может молчать». С некоторых пор Юрий Иванович заинтересовался ответами нашего продвинутого в Интернет-технологиях губернатора на местных сайтах…

— Дело в том, — говорит Малютин, — что долгое время о многих противозаконных действиях, связанных с «точечной» застройкой в исторических зонах Орла, мы узнавали из «вторых уст» — как раз от таких усердных исполнителей губернаторской воли, как Сошников, Вельковский, Уваров. А тут, барахтаясь в Мировой Паутине, Егор Семенович почему-то сам пустился в рассуждения об архитектуре и прокололся, выйдя на первый план.

Успокаивая орловских пользователей Сети, растревоженных судьбой проекта установки памятника генералу Ермолову, наш губернатор заявил: «…И еще такая деталь. Из-за невежества отдельных депутатов городского Совета прошлого созыва не разрешили поднять здание, замыкающее площадь со стороны улицы 1-й Посадской на семь, а может быть, даже на девять этажей. И распластали пятиэтажное здание, растянули его. Вот посмотрите внимательно, если на коне поставить настоящий памятник, не игрушечный, то он будет выше дома стоять… Площадь саму загубили, испортили из-за невежества, потому что не архитекторов слушали». Прав наш губернатор. Ведь если под коня генерала залезть, то памятник выше солнца поднимется. Геометрию не переплюнешь.

Против коммерческого строительства в заповедной зоне № 1 (историческом центре города) на комитетах и сессиях двух минувших созывов при позорном равнодушии большинства «народных избранников» пришлось сражаться только мне и А. Шевченко. Расцениваю выпад Егора Семеновича как камень в свой огород. Это я, депутат Малютин, не позволил возвести наглую доходную элитку в девять этажей, не позволил надругаться над историческим местом. В подтверждение скажу лишь, что в течение года четыре раза на сессиях городского Совета предлагал депутатам рассмотреть вопрос об объявлении исторического центра города заповедной зоной, а на месте котлована, двадцать лет «украшавшего» центр города, разместить ландшафтный сквер. Только четвертый заход на цель оказался успешным. И теперь я должен покаяться? Забавно!

— Юрий Иванович, думаю, читателям небезынтересно будет узнать краткую предысторию «обустройства» нашими властями лакомого куска земли между кинотеатром «Октябрь» и памятником Н. Лескову, эпопею разбазаривания важнейшей городской собственности.

— Для начала я позволю себе напомнить уважаемому губернатору его прочувствованные слова на торжественной церемонии по поводу закладки камня в основание памятника генералу Еромолову 4 июня 2002 года: «…На днях мы в администрации области приняли программу развития культуры на ближайшие годы. Важнейшая часть программы — сохранение памятников, увековечение славы замечательных людей России, чьи судьбы неразрывно связаны с Орловщиной…»

Буквально через несколько месяцев, видимо, в подтверждение губернаторского красноречия, начался снос памятников архитектуры в историческом центре Орла. Один за другим были уничтожены легендарные здания: Дом учителя по ул. Ленина, 17 (там долгое время размещался областной драматический театр), усадьба М. Бахтина (всемирно известного философа) по ул. Горького, 23 и «Депо готового платья» (редкий образец стиля «модерн» в городе) по ул. Ленина, 2.

А на участок земли площадью 2,3 га, где городской Совет предполагал устроить ландшафтный сквер, положил глаз Центр рыночных отношений «Развитие». Все, что связано в Орле со словом «Развитие», можно перевести с местного диалекта как «список аффилированных лиц областной администрации». В данном конкретном случае — строительство курировал бывший первый зам. губернатора Игорь Сошников, персоной которого последнее время заинтересовались правоохранительные органы. Он являлся председателем попечительского сове­та одного из подразделений «Развития» и в 2000 году ходатайствовал перед тогдашним мэром (ныне тоже вице-губернатором) Е. Вельковским о предоставлении участка, напомню, заповедной территории, приватизация которой категорически запрещена, под строительство жилого дома по индивидуальному проекту. Тут нужно знать, что по закону земельный участок наследует судьбу объекта недвижимости, построенного на нем, и автоматически переходит в собственность частных лиц, против чего и восстали некоторые «невежественные» депутаты городского Совета.

Без проведения каких-либо аукционов, хотя были конкуренции, без обязательных обременений городская собственность была отдана коммерческой конторе! В 2002 году, не имея утвержденной строительной документации, грубейшим образом нарушая законы Россий­ской Федерации, в том числе и подписанный Председателем Совета Федерации Е.С. Строевым Градостроительный кодекс, Центр «Развитие» уже приступил к возведению элитки.

— Юрий Иванович, в вашем рассказе вы вскользь упомянули камень в основание памятника Ермолову, над которым наш губернатор клялся увековечивать славу замечательных людей России… Тут ведь непростая история с этим камнем, да и со всем этим местом, неразрывно связанным с именами нашего национального гения Сергея Есенина и его жены, знаменитой актрисы Зинаиды Райх.

— Ну, это особая, грустная и даже мистическая повесть, достойная пера какого-нибудь будущего моралиста! Не так много на этой грешной земле мест, где трагически мало жившие русские поэты хоть ненадолго были осенены простым, незамутненным человеческим счастьем. Вот, скажем, дом на Старом Арбате в Москве, где снял этаж и куда после венчания привез Натали Гончарову Александр Пушкин. После того как столичные власти отреставрировали особняк в духе тридцатых годов XIX века, буквально из ничего возник популярный и романтичный музей, связанный с дорогими каждому русскому сердцу именами.

Таким же местом паломничества мог бы стать и дом Зинаиды Райх в Орле. Именно сюда в 1917 году, после венчания под Питером, приехал с молодой супругой Сергей Есенин. Тихое пристанище молодоженов, выстоявшее «в разворочённом бурей быте», было бездарно утеряно как литературный и музейный объект в середине 70-х годов прошлого века, однако еще долго сохранялось в сердцах и памяти орловцев. В начале 90-х стараниями широкой городской общественности на месте, где находился дом Зинаиды Райх, был установлен памятный камень (в народе «Зинкин камень») с соответствующей надписью на медной доске. Среди местных краеведов вообще бытует удивительное мнение, будто бы дом Зинаиды Райх чудом уцелел, будто бы он своевременно был разобран, перевезен и собран в одной из пригородных деревень, где и остается обитаемым по сию пору! Возможно, «Красной строке» стоит провести по этому поводу журналистское расследование.

Как бы там ни было, но рядом с памятным камнем был разбит сквер, который оставался достопримечательным местом отдыха, пока… не начался строительный бум. Сквер снесли, а мешавшую глыбу мрамора, бескорыстную дань памяти великому поэту и его возлюбленной, наши рачительные власти решили использовать в пиар-акции под названием: «Егор Семенович Строев закладывает камень в основание памятника генералу Ермолову». Насколько этично или цинично выглядела вся эта церемония, практически с «чужим надгробьем», никто не задумался! Подобные проделки в старые добрые времена всегда наказывались. На мой взгляд, заслуженный генерал в мире ином обязательно вызовет нашего губернатора на дуэль за допущенное по отношению к нему унижение и бесчестие.

— Все-таки, Юрий Иванович, давайте вернемся к теме «невежества отдельных депутатов», не давших «срубить» сверхприбыль с точечной застройки исторического центра Орла.

— Цитирую всего несколько коротких документов, подписанных весьма компетентными в области архитектуры и охраны памятников специалистами.

В 2001 году, сразу после начала незаконного строительства, возглавляемый мною комитет по социальной политике городского Совета обратился к директору научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры А. Кучееву с просьбой дать компетентную оценку само-управству. Она не заставила себя долго ждать. Вот что написал в своем обращении к депутатам директор: «В квартале № 61 г. Орла начаты подготовительные работы к строительству жилого разноцветного здания с лоджиями и мансардным этажом в «элитно-коммерческом» стиле, которое, несомненно, будет признано очередной градостроительной ошибкой. Учитывая особую ценность исторического ландшафта, включающего живописное русло реки Орлик, сосредоточение памятников истории и культуры общероссийского значения, таких как:

— «Здание гимназии» — год постройки 1796,

— «Здание Банка» — год постройки 1796,

— «Здание Магистрата» — год постройки 1759,

— «Церковь Михаила Архангела» — год постройки 1801,

— «Часовня церкви Михаила Архангела» — год постройки 1801,

прошу вас не допустить утраты запоминающегося образа Орла».

Свое веское мнение высказала в специальном письме федераль­ный архитектор-координатор по памят­никам Орловской и Воронежской областей И. М. Смир­нова, а ее замечания обязательны для исполнения структурами власти города и области. «Убедившись лично в начале строительства жилого здания «элитно-коммерческого» стиля в квартале № 61, — писала она, — хочу предупредить о необходимос­ти согласования проекта в установлен­ном порядке.

Новое строительство в этом кварта­ле возможно только при соблюдении основных условий сохранения сложив­шейся исторической среды центра го­рода. Нарушение среды подчас приво­дит к искажению облика города, впол­не соизмеримому с уроном, который наносится разрушением самих памят­ников и ансамблей.

Если утраченная застройка за­меняется на новую, то следует соблю­дать основные параметры историчес­кой среды: принципы планировки, при­емы застройки, характер размещения зданий, их величину, этажность, харак­тер членений, пропорции, детали, ха­рактер кровель, материал, цвет, масштабность окружения и т. д. На этом участке недопус­тимо появление обыч­ного крупномасштабно­го здания. Данный участок находится в центре города, и место в нем новых сооруже­ний должно быть подчиненным либо нейтральным».

В результате с большим трудом «распропагандированный» депутатский корпус все-таки предложил центру «Разви­тие», ведущему стройку, представить для согласования проект здания, как и положено по закону. Но эти требования шефом «Развития» В. Соболевым были безнаказанно проигнорированы. Однако нарываться на дальнейший скандал и возводить девятиэтажную элитку губернаторский пул застройщиков по-остерегся.

Прошло несколько лет. Градостроительной ошибкой коммерческий «новодел» на исторической площади Орла, посвященной Ермолову, все-таки признан. Конечно, не по причине «невежества» депутатов, а в результате бессовестной корысти явных и скрытых коррупционеров, нагревших руки на неудачном, антиэстетическом проекте. Не удивительно, что некоторые из них, вроде бывшего главного архитектора города В. Фомина осуждены за взятки, другие бегают от правосудия, на третьих следователи собирают досье…

Архитектор-реставратор высшей категории Михаил Скоробогатов в средствах массовой информации так прокомментировал свое впечатление от детища «Развития»: «Недавно напротив бывшей гимна­зии (ныне — юрфак ОГУ) построили жилой дом, включив в исторический центр города здание, резко диссони­рующее с исторической средой. Со­здан прецедент, позволяющий дру­гим застройщикам отстраиваться в центре города по своим понятиям и прихотям. Это самая грубая ошибка орловских градостроителей за пос­ледние десятилетия. Нет, в истори­ческом центре можно строить новые здания. Но важно выдержать стиль.

Вообще, с XIX века до революции 1917 года старый город формировал­ся несколькими архитектурными сти­лями: высокий классицизм (Торговые ряды и церковь Михаила Архангела), зрелый классицизм (здание городс­кой Думы и гимназия), модерн (утра­ченное в годы войны здание гостини­цы «Берлин»), псевдорусский стиль (здание Центробанка) и неорусский стиль. В новых зданиях историческо­го центра обязательно должен отра­жаться один из этих стилей. Но это­го не делается, и теперь на фоне за­стекленных балконов, где в скором времени появится белье жильцов, памятник генералу Ермолову будет смотреться нелепо».

— Получается, Юрий Иванович, прямо как в анекдоте: «Площадь Ермолова. Архитектор расстрелян!»

— Почти что так. А если серьезно, то я убежден, что наша общественность достаточно образована и проницательна, чтобы на фоне «доходных домов» оценить архитектурные пристрастия как губернатора с его «семейным» пулом строительных компаний, так и «депутатов-невежд», которым абсолютно чужд принцип стяжательства — делать деньги на всем и вся. Время, как говорится, рассудит. Но то, что это историческое место мы не дали безнадежно загубить — это бесспорно. Говорю это с неподдельным чувством исполненного долга перед городом.

Беседу записал Леон Коленвалов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц