Орловская искра № 5 (1183) от 14 февраля 2020 года

Базар-вокзал

Солнце еще не встало, а труженики базарного фронта везут, несут, катят, рубят, раскладывают… И вот, когда появляются первые покупатели, их глазам предстает картина полного изобилия. Мясо исключительно домашнее (деревенское), хотя большинству граждан Орла и области известно, что вырастить домашнего поросеночка или теленочка абсолютно нерентабельно, да и деревни-то в области можно по пальцам сосчитать. Яблоки орловские, в худшем случае воронежские, несмотря на то, что был неурожайный год. Мандарины абхазские, рыба свежеотмороженная белорусская.

Цены заоблачные — дух захватывает! Поэтому некоторые торговцы ценники не выставляют, дабы не нанести душевную травму малоимущим согражданам. Продавцы вежливы, не обвешивают, если, конечно, не перевешивать. Но есть, к сожалению продавцов, и такие покупатели, которые не доверяют работникам прилавка и несут свой товар на контрольное взвешивание. И если вдруг контрольные весы указывают на ошибку продавцов, те беспрекословно выплачивают разницу. А на претензии некоторых невоспитанных покупателей вежливо отвечают: «Сам такой…»

Несмотря на кажущееся изобилие, покупателей да торговых точек становится всё меньше. Как утверждают местные аналитики, всему виной многочисленные ярмарки, супермаркеты и магазины-монополисты. Некоторые пессимистически настроенные обыватели предрекают скорый закат рыночной торговли. Но народ идет на базар. Кто победнее, к примеру, пенсионеры, покупают что подешевле. Всем хочется полакомиться. Ну а те, кто при деньгах, «владельцы заводов и пароходов», обычно затовариваются на неделю, и, как правило, их товар носят водители, телохранители, помощники. В общем-то, всё по справедливости: тот, кто платит, носить не должен.

К обеденному перерыву обычно появляются толпы служащих из близлежащих учреждений. Про таких говорят: «Электричка прибыла».

Из разноликой массы покупателей, глазеющих, попрошаек выделяются цыгане. Если идут шумной толпой — это «русские» цыгане. Как правило, пребывающие на «Жигулях» одиннадцатой или третьей модели по 6—7 человек в автомобиле. Захаживают цыгане и побогаче, которые ездят на дорогих автомобилях. Про этих говорят: «Итальянцы прибыли». В общем-то, ничего не изменилось: как было расслоение в обществе, так и осталось.

При отсутствии покупателей продавцы любят вести беседы на политические темы. При этом авторитет президента для работника прилавка непререкаем. А вот отношение к правительству, тем более к прежнему, менее уважительное. К новому правительству больше вопросов. И как утверждают старожилы рынка, мелкому бизнесу придёт, скорее всего, конец. Причиной тому монополии, высокая арендная плата и непомерные налоги.

Но появляется покупатель, и продавцы вмиг забывают о своих политических пристрастиях. Опять вежливы, внимательны и безупречно честны.

Не буду останавливаться на тех скрытых пружинах и механизмах, благодаря которым «Центральный рынок», как серьёзное предприятие успешно функционирует, а попытаюсь воссоздать лишь атмосферу базара. Трудно, конечно, сравнить орловский рынок с восточными базарами и даже с вновь ставшим российским севастопольским рынком, на котором безупречно чисто, уютно, функционально, да и по-настоящему изобильно.

Но какой базар без своих «героев»! Это прежде всего Валя. Когда она появилась впервые на базаре, никто не помнит. Ходит на базар, как на работу. Добрые граждане дают ей денежку, покушать, а недобрые, но с веселым нравом, нальют рюмочку, всяким плохим словам обучат. И, что самое интересное, по Вале можно следить за финансовой ситуацией в стране. Сначала она стала отказываться принимать от граждан копейки, затем рубли. На сегодняшний день может принять от вас не менее 10 рублей. Если так дальше пойдет, не миновать нам финансового кризиса.

А вот идёт по рынку вразвалочку «прореха на базаре». Грязный, оборванный, изрядно поддатый, философски настроенный, всем нужный Костян. Роль его на базаре невелика: принести, подать, сбегать в магазин, сходить в аптеку. А так слоняется, мозолит глаза, надоедает. Но когда он пропадает на несколько дней, то всем становится нужен. Костяна несколько раз хоронили. Последний случай произошел не так давно. Как утверждают свидетели, труп Костяна нашли недалеко от базара в одном из котлованов. Базар загрустил. Собрали деньги, помянули и стали понемногу о нем забывать.

И вдруг, о, чудо! Живой труп Костяна, изрядно поздоровевший и помолодевший стоит посредине рынка… Лазарь отдыхает. Явление Костяна народу было воспринято не с таким, конечно, восторгом, как другое явление, но некоторые работники чуть не попадали в обморок, другие лишились дара речи. В общем базар возликовал. На вопрос: «В каких санаториях так откармливают покойников?» — Костян не без гордости отвечал, что был захвачен неизвестными, находился в рабстве, пас скот. Но тяга к свободе помогла ему сбежать. И теперь он полон сил помогать всем… за умеренную плату, конечно. Через несколько дней Костян вновь приобретает «человеческий» вид: грязен, оборван, изрядно помят, но зато всем нужен.

Почему, спросит читатель, все-таки «Базар-вокзал»? Автор данного репортажа полагает, что это из-за главного героя Костяна. Когда Костяна спрашивают о его прежней добазарной жизни, то он рассказывает очень печальную и поучительную историю. Когда Костик был маленьким, к нему приехал родной отец, а жил тогда мальчик с отчимом. И повели Костика отец с отчимом на экскурсию на вокзал. Костик обрадовался. Наконец-то наестся мороженого, нажуётся жвачки, напьется от пуза газировки. И набрали на вокзале отец с отчимом тройного одеколона… Вот с тех пор не любит Костян ни мороженое, ни жвачку. А что он пьет? Вам, господа, лучше не знать.

О Костяне можно слагать поэму под названием «Так жить нельзя!». Но оказывается, в этой жизни так жить можно. Костяна больше в полицию не забирают. Не потому, что он стал очень популярен, а по каким-то новым эстетическим требованиям к нарушителям общественной морали и нравственности. Плохо пахнет, вечно грязный, денег за душой — ни копейки. В связи с такой безнаказанностью наш герой вконец распоясался. Даже видавшие виды летописцы рыночной жизни ничего подобного не припомнят. А история такова. Некий гражданин, поднимаясь на молочном рынке по лестнице, вдруг почувствовал, что на него что-то льется. И отнюдь не святая вода. Поднявшись на этаж, он увидел писающего не мальчика. Гражданин, недолго думая, дал в «дюндель» неподсудному Костяну. На что Костян глубокомысленно заметил: «Не стой под струёй и нечего ходить там, где не надо!». Этот случай вконец испортил репутацию нашего героя. Но Костян не унывает, готовится к своему юбилею. Скоро стукнет 30 с гаком. То ли еще будет!

И последняя героиня нашего повествования. Ни имени, ни фамилии, ни истории её жизни не знает никто. Похожа на какую-то не райскую птицу. Как-то остановившись возле столика со значками, показала пальцем на «Знак парашютиста» и воскликнула: «Когда я прыгнула с парашютом, только одна я приземлилась».

Уважаемый читатель, удачного приземления! И если вы все-таки упали, то вставайте и идите, ибо все дороги ведут на Центральный рынок…

Ваш Базаров.

Лента новостей

Отчетность