Орловская искра № 16 (1237) от 30 апреля 2021 года

«Бедности в богатой стране быть не должно!»

Интервью с сенатором и первым секретарем Орловского обкома КПРФ В. Н. Иконниковым

— Незадолго до послания Федеральному Собранию президент употребил слово «национализация». Ожидалось, что тема будет развита, но этого не произошло. Тридцать лет люди ждут, когда власть повернется лицом к народу и начнет проводить адекватную внешнюю и внутреннюю политику хотя бы из чувства самосохранения. События в Крыму отчасти эти ожидания оправдали — Крым, чтобы не превратиться в американский авианосец, должен был вернуться в Россию. Но при этом, например, крупнейший российский банк с государственным участием — «Сбербанк» в Крым не зашел. Более того, руководитель «Сбербанка» Г. Греф заявил, что изменение государственной принадлежности полуострова банку невыгодно, поскольку сотрудничество с российским Крымом чревато экономическими санкциями. Государство, в котором требования национальной безопасности противоречат финансовым интересам государственной же структуры, жизнеспособно в долгосрочной перспективе? Что вы об этом думаете как сенатор и первый секретарь обкома КПРФ?

— Начну с другой темы, она не менее показательна. Как сенатор, после доклада комиссии Совета Федерации, посетившей с инспекцией Норильск, где произошла экологическая катастрофа, я выступил с предложением национализировать «Норникель» — частную структуру, которая эксплуатирует не ей созданные богатства, оставляя после себя разруху. Как первый секретарь обкома КПРФ скажу, что коммунисты последовательно выступают за смену социально-экономического курса страны и национализацию стратегических отраслей экономики.

«Норникель» до последнего времени почти ничего не вкладывал в развитие Норильска и региона. Ждать, когда, выкачав оттуда все, он бросит опустошенную территорию? Не для этого Советский Союз строил комбинат. «Норильский никель» возводила вся страна, а сейчас им пользуются Потанин и Дерипаска, получающие львиную долю прибыли. При этом они ничего не создали. КПРФ считает, что «Норильский никель» должен принадлежать всей стране.

Прибыль должна идти не Дерипаске и не Потанину, а в госбюджет и оттуда перераспределяться на социальные программы, на улучшение здравоохранения, на санаторно-курортное лечение, на детство, чтобы по телевизору не просили перечислить, кто сколько может, для спасения умирающего ребенка. Это стало нормой! Но такого не должно быть. Забота о людях — обязанность государства.

Сегодня у руля российской власти стоит крупный олигархический капитал или крупная буржуазия, как говорили раньше. Она приводит своих людей во все органы управления. Поэтому малый и средний бизнес в стране практически не развиваются, зато олигархи увеличивают свои доходы на десятки миллиардов долларов ежегодно. Так было даже в тяжелый ковидный 2020‑й. К началу пандемии состояние сотни главных российских богачей составляло 392 миллиарда долларов. Сегодня оно приблизилось к отметке в полтриллиона и стало почти равно двум годовым бюджетам страны!

Мы видим только вершину айсберга. Наша экономика интегрирована в международную экономическую систему огромных транснациональных корпораций. Вы упомянули государственный «Сбербанк». Посмотрите на состав его акционеров. Это частная компания, хоть и с очень большим государственным пакетом. Но это частная компания. Поэтому она играет по правилам мировой финансовой системы. И если система не признает российский Крым, бизнес начинает думать не о вопросах национальной безопасности, а исключительно о своих деньгах.

Лет пять-семь назад президент взял курс на деофшоризацию и национализацию элит. Верховная власть попыталась обуздать аппетиты крупных олигархических кланов и заставить их инвестировать в российское производство, а не уводить прибыль в офшоры, покупая себе замки, яхты и проч. КПРФ поддержала и сейчас поддерживает в этом президента, так как есть стремление поставить заслон на пути вывода из российской экономики за рубеж десятков миллиардов долларов ежегодно.

Но реализация саботируется, несмотря на изменение законодательства. Цель до сих пор не достигнута. За 2020 год в зарубежные банки и офшоры выведено 48 миллиардов долларов, или 3,6 триллиона рублей. Это на 70% больше, чем в 2019-м. Данная сумма превышает бюджет всех национальных проектов, вместе взятых. Крупный капитал всячески сопротивляется, а правительство не может с ним совладать. Вопрос о национализации уже перезрел. Мы не должны потерять целые отрасли экономики, как уже потеряли «Русал», оказавшийся под управлением англосаксов из транснациональных корпораций. Если дело так пойдет дальше, мы потеряем управление страной.

— Так как сенат отреагировал на предложение национализировать «Норникель»? И не ошибка ли — полагать, будто есть верховная власть, преследующая национальные интересы, и есть олигархи, чьи устремления с этими интересами не совпадают? Разве власть и олигархи в сегодняшней России — не одно и то же?

— С классовой точки зрения вы безусловно правы. Но и в верховной власти есть много людей, которые мыслят по-государственному, понимая, что несправедливость, социальное неравенство и эгоизм богачей могут разрушить страну. Есть патриоты-государственники и в Совете Федерации. После заседания палаты они подходили ко мне, жали руку со словами поддержки. Большинство коллег в Совете Федерации всё же отнеслись к моему предложению о национализации по понятным причинам без энтузиазма. Большинство в сенате не у КПРФ.

Вернемся к экономике. Посмотрите на Китай. Последние 30 лет мы шли одним путем, они другим. За эти годы китайцы заняли нишу, которую прежде занимал Советский Союз. Современный Китай — конкурент США, и американцы вынуждены с ним считаться — с мощной, во многом уже доминирующей страной.

К примеру, за десятилетие ВВП США вырос на 16,2%, в Евросоюзе рост за сопоставимый период — 31,2%, в коммунистическом Китае — 101%, а в России — чуть менее 10%. Если бы наша страна была мощной, как Советский Союз, то с нами бы и разговаривали не так, как сейчас. Да и мы бы действовали по-другому.

Сегодня в мире формируется новый уклад, в основе которого — «цифра». Если мы не успеем перестроить свою экономику под современные технологии, то окажемся на задворках планеты и не будем входить не то что в пятерку, но даже в десятку сильнейших экономик мира. Масштабная модернизация невозможна без участия государства.

У России все меньше друзей, на которых можно опереться. Остается опираться на собственные силы. В этом без национализации, без введения прогрессивной шкалы налогообложения для крупного капитала, изъятия у него в пользу государства сверхдоходов и перераспределения их на социальные программы не обойтись. Надо знать историю. Советский Союз, с которым воевал коллективный Запад — это Большая Россия. Запад использует разную терминологию, чтобы ограничить в развитии нашу страну, какой бы она ни была; где не только самые большие запасы полезных ископаемых, но и самые большие запасы становящейся дефицитной пресной воды.

Полезно вспомнить Ленина, говорившего, что при капитализме войны возникают из-за рынков сырья и рынков сбыта. Россия — это и огромный рынок сырья, и рынок сбыта. Так называемые «партнеры» всегда делали одно — по дешевке покупали у нас сырье, перерабатывали и совсем за другие деньги нам же продавали готовую продукцию. Добавочная стоимость при этом уходила и уходит за рубеж, сдерживая развитие России и рост благосостояния ее населения. Мы сами не можем переработать собственное сырье? Можем. Но для этого нужно строить высокотехнологичные предприятия, нужна совсем другая экономическая политика федерального правительства.

— С этим не поспоришь. Но национализация — это не абстрактная схема, у миллиардных активов есть конкретные собственники. Вы всерьез верите, что они откажутся от богатства?

— Национализация и экспроприация — не одно и то же, хотя и последнее бывает полезным. Национализация — это лишь рыночный инструмент в капиталистической системе. Она проводилась в Англии, в Германии, во Франции. «Государственный курс Рузвельта» — уже хрестоматия. В Англии, оплоте либерализма, после войны было национализировано огромное количество предприятий. Государство выкупило их у частников, влив туда очень большие деньги и получив в итоге передовые производства. В современной олигархической России, построившей сырьевую модель экономики, об этом не принято говорить.

Но дело не в одной лишь национализации. Стране нужен левый поворот. Миллиардный социалистический Китай, которым управляют коммунисты, недавно заявил, что победил бедность. 700 млн. человек вытащили из нищеты, у них нет больше бедных людей! А в вымирающей России их больше 20 миллионов.
Обратите внимание на углубляющееся неравенство, которое уже вызывает в обществе кричащее требование справедливого перераспределения благ. Об этом говорят не только политики и ученые, тревогу бьет бизнес — никто не желает терять свои «позиции» в пучине революционных преобразований. Но тогда нужно убрать существующую пропасть в доходах, когда 3% населения владеют почти 90% всех финансовых активов страны, что вызывает справедливый антагонизм у 97% населения.

То, что это один из главных элементов предреволюционной ситуации, сомнений нет. Вопрос в другом — сможет ли российская правящая элита перевести стрелки рельсов с революционного пути, по которому мы движемся, на путь эволюционный. Для этого необходимы структурные реформы, затрагивающие глубокую социализацию общества, в том числе и систему перераспределения создаваемых населением России материальных благ. Общество к этому готово.

Именно поэтому КПРФ требует кардинально решить проблемы бедности, социальной незащищенности, недофинансирования. Получаешь миллион в день? Тогда плати с этого миллиона 60 процентов налога. Эти деньги пойдут на поддержку малоимущих, инвалидов, детей, на дешевые кредиты для развития производства! Компартия вносила такие законопроекты. Они лежат в Госдуме, и их не рассматривают! В частности, не рассматривается закон о прогрессивной шкале налогообложения на доходы физических лиц. Сейчас для богатых подняли налог с 13 процентов до 15. Но это сущие копейки для тех, кто «зарабатывает» миллиарды. А на Западе всякий получающий сверхдоход платит до 70 процентов налога! Потому что крупный бизнес понимает — если он не будет делиться, а государство не станет направлять эти средства на социальную поддержку населения, в революционном огне сгорит всё. 1917 год был для них хорошим примером.

— Говорят, что народ имеет ту власть, которой достоин. Не считаете, что компартии следует усилить свою активность?

— Прошедший 24 апреля XVIII съезд КПРФ заявил в принятой резолюции «За социализм, против нищеты и бесправия» о необходимости создания Правительства народного доверия, смены социально-экономического курса, необходимости социалистического возрождения России. Во главе страны нужны новые люди с новыми взглядами и подходами, с реальной программой прорывных идей для вывода страны на траекторию динамичного развития. Такая программа у КПРФ есть, в центре ее внимания — благополучие граждан. Бедности в богатой стране быть не должно! Мы знаем, что нужно делать, и мы будем это делать.

Вопросы задавал
Сергей Заруднев.

Лента новостей

Отчетность