Бой уже проигран

На вопросы аналитического еженедельника «Красная строка» отвечает депутат Орловского областного Совета П. А. Меркулов.

— В этом году мы уже не первый раз встречаемся с вами на страницах «Красной строки». И каждая такая наша беседа привлекает повышенное внимание читателей. Может быть, мы сделаем эти встречи традиционными и время от времени будем обсуждать и комментировать наиболее важные события в регионе, анализировать тенденции, делать какие-то прогнозы?

Если не возражаете, то на сей раз можно было бы оттолкнуться от Послания Президента Федеральному Собранию России. В этом документе, на наш взгляд, обозначен целый ряд проблем, которые вопиюще и даже болезненно актуальны для Орловской области: бесконтрольность бюрократии, коррупция, провал кадровой политики, кризисные проблемы в экономике… И так совпало, что буквально в канун выступления Д. А. Медведева о своем видении положения дел в области рассказал на заседании облсовета губернатор Е. С. Строев. Интересно сравнить позиции…

— Давайте попробуем.

— Губернатор начал свою речь так (цитирую дословно по диктофонной записи): «Заканчивается 2008 год. Мы можем смело сказать, что это был самый удачный год в экономике Орловской области за всю ее историю». Неужели те годы, когда в области работали все промышленные и сельскохозяйственные предприятия, когда на сталепрокатном трудилось 13 тысяч, а на заводе УВМ — 8 тысяч человек, — неужели те годы были менее удачными для орловской экономики?

— Прежде всего надо сказать, что губернатор выступал на заседании Совета в связи с рассмотрением в первом чтении бюджета области на 2009 год. И то, что депутаты бюджет этот приняли, — большое и важное дело. Другой вопрос — так ли он хорош и так ли безоблачна ситуация в экономике области, как о том рассказывает Егор Семенович?

На мой личный взгляд, речь губернатора может свидетельствовать о том, что он собрался в скором времени покинуть свой пост. Потому что он поставил такие задачи и сделал такие обещания, которые в нынешних условиях никогда не будут выполнены на территории Орловской области.

Когда я его слушал, то меня так и подмывало поднять руку и спросить: «Егор Семенович, а вы случайно субъект федерации не перепутали?» Если бы такие цифры прозвучали где-нибудь в Красноярском крае, то было бы понятно. Но когда мы говорим, что бюджет Орловской области «социально ориентирован», то есть, другими словами, почти весь уходит на зарплату бюджетникам, то о каких 6—8 миллиардах на строительство дорог может идти речь? Это из пятнадцати-то имеющихся…

А город Орел за прошедшие годы тратил на дороги миллионов по пятьдесят. Больше просто не было. Разве что в прошлом году Москва прислала 250 федеральных миллионов, да и те бездарно закопали в землю, а дороги остались практически такими же, как и были.

— «Хорошо сработала промышленность», — сказал Егор Семенович…

— Предприятия, которые еще реально работают в Орле, можно пересчитать по пальцам: «Велор», «Фригогласс», «Кока-кола»… А кризис может придавить и то, что еще шевелится. Первая волна накрыла банки, они перестали выдавать кредиты. Следом идут металлурги и строители. В металлургической отрасли по России сокращают и увольняют минимум 15% работающих. Это колоссальное сокращение. А у нас на сталепрокатном и так осталось всего 2,5 тысячи. Объявил об увольнении почти тысячи человек «Орлэкс»…

— Зато «отлично сработал строительный комплекс в этом году. И когда мы в целом сдали жилья 140% к прошлому году, а темпы роста — 127%, это говорит тоже об устойчивой экономической базе для формирования бюджета области», — заверил Егор Семенович.

— Или Егору Семеновичу втирают очки его помощники, или…

— Но строительство — это же его «семейный» бизнес, и губернатор уже хотя бы поэтому просто обязан знать реальное положение дел в нем.

— Реальное положение таково. Продажи квартир на сегодня почти полностью остановились. Квартиры не продаются — строить не за что. Уровень внутренней задолженности по «Орелстрою» (то есть между его подразделениями), думаю, уже больше миллиарда. У них там начинаются какие-то взаимозачеты и тому подобное, то есть как в ругаемые ныне 90-е. «Стройиндустрия» работала в три смены, а теперь стала работать в две. О чем это говорит, понятно? На мой взгляд, «Орелстрой» вынужден будет сократить тысячи две своих работников.

И все строительные организации сегодня находятся в тяжелейшем положении. Вот что надо было бы обсуждать на заседании облсовета. Нужно антикризисные меры принимать, а не бравые речи произносить. Если людей отправят на улицу, где они будут работать? Об этом бы областным властям подумать.

Есть идеи развития новых предприятий, но это все пока идеями и остается. Что у нас строится-то? Да, на месте «Шипки» строится развлекательный центр…

Егор Семенович говорит: «ГРИНН»! Слава Богу. Но «ГРИНН» сегодня наверняка тоже переживает тяжелые времена. И рассказы о том, что эта компания оставила все свои проекты в других областях и решила полностью перейти в Орел, чтобы построить здесь высотное офисное здание, звучат как сказки. Во-первых, стройки остановили потому, что кредитов не дают, надо затянуть ремешок и как-то пережить этот кризис. А во-вторых, какой офисный центр?! У нас сегодня такого бизнеса нет, чтобы занять этот офисный центр…

— «Кроме этого сработал замечательно аграрный комплекс. Это наше главное направление доходной части бюджета», — подчеркнул Егор Семенович. И ведь в этом году действительно выдался хороший урожай…

— Хороший урожай не только в Орловской области удался, но и в соседних областях, в Белоруссии, на Украине, во всех республиках и почти по всему миру. В Орловской области, я думаю, цифры к тому же преувеличены. Но действительно, в этом году урожай хороший. Проблема в том, что зерно никто не берет. Цена на него такова, что она с трудом покрывает себестоимость, и то лишь по некоторым видам. Все склады, все хлебные базы, все сараи у крестьян забиты зерном, и его никто не покупает.

Было бы животноводство — можно было бы пустить зерно туда и получить деньги за молоко и мясо. Но его нет, все вырезано. А за один год поголовье не восстановишь. Здесь нужны годы, и Егор Семенович это лучше других знает.

Поэтому на сегодняшний день ситуация в сельском хозяйстве архисложная — по сравнению даже с той «промышленностью», что осталась в Орловской области.

Так что кризис на нас скажется неизбежно. И здесь не паниковать надо, а заблаговременно принимать продуманные меры. У нас же — бравада, бравурные речи… В чем могу согласиться с Егором Семеновичем, так это в том, что у нас нет никаких кредитных ресурсов и займов. Тут губернатор прав: нам их никто не дает.

— Ну ничего, может, дело поправит новый зам. губернатора, он же — представитель Орловской области при Правительстве РФ, должность которого депутаты ввели на том же заседании?

— В свое время этот пост занимала М. Г. Рогачева. А когда она перешла в Совет Федерации, то Егор Семенович должность ликвидировал и мотивировал это тем, что, мол, у нас есть два члена СФ и они наши интересы и так хорошо в правительстве отстаивают. Теперь, выходит, не отстаивают или отстаивают не слишком хорошо.

Раз сегодня так срочно и спешно стали ее заново вводить, значит, понадобилось устроить какого-то очень хорошего человека…

— Вообще, надо сказать, что результаты кадровой политики в Орловской области достойны удивления: один бывший первый зам. губернатора — в розыске; другой первый зам., нынешний, проходит по уголовному делу; начальники нескольких основных управлений — за решеткой, либо сидят, либо — под следствием; мэр областного центра — в розыске; его первый заместитель — ходит под уголовным делом… Губернатор делает вид, что он здесь совершенно ни при чем. А ведь вопросы возникают именно к нему.

— Да вид-то делать можно всякий, но в функциональных обязанностях губернатора есть такая строка, как подбор и расстановка кадров.

— Говорят, что руководители областных правоохранительных органов советовали губернатору отправить В. А. Кочуева в отставку либо перевести его на какую-нибудь другую должность, чтобы проводимое расследование не сказывалось на авторитете органов государственной власти. Однако все остались на своих местах. Более того, началась истерика: «рупоры» затрубили о «полицейской хунте» (!), так называемая общественность кинулась проводить пресс-конференции и «круглые столы»…

— Я ознакомился с четырехстраничным пресс-релизом, который распространил С. Мальфанов. И, честно скажу, мне не понятно, зачем хорошему адвокату нужно было ввязываться в политиканство. Не говоря уже о том, что есть ведь тайна следствия.

Что же касается В. А. Кочуева, я думаю, ему надо быть прежде всего мужчиной и держать ответ за свои действия и поступки. Но в том здании, видимо, уже ни о чем мужском говорить не приходится…

А за такие выражения, как «полицейская хунта», можно и к ответственности привлечь. Если на заседании областного Совета попытку лишь поставить вопрос о моральной ответственности В. А. Кочуева расценили как давление на органы правосудия, то что такое подобные оскорбительные ярлыки, как не «накат» на правоохранительные органы со стороны СМИ, обслуживающих власть?

— Так ведь все еще «запущеннее»: правоохранительные органы разбираются, куда «ушло» госимущество, а чиновники, «рупоры» и «общественность» поднимают визг о том, что это-де подкоп, подрыв государственных устоев, раскол общества, происки неких «сил», 37-й год! Как выразился наш губернатор: «Вы что, Россию взорвать хотите?!» Нет, Егор Семенович, мы просто хотим, чтобы чиновники воровали меньше. И это России только на пользу пойдет.

— Следуя извращенной логике подобных «государственных» крикунов, надо признавать коррупцию основной идеей, столпом государства?! А вот президент и глава правительства считают с точностью до наоборот. И 99% народа тоже с этим согласны.

— А какие, кстати, новости на антикоррупционном фронте?

— Насколько мне известно, сейчас ведутся проверки по двум делам, которые тоже могут оказаться достаточно «громкими». Одно из них — по «Орловскому полесью». В свое время там за областные и федеральные деньги был построен целый комплекс объектов недвижимости: так называемый Дом лесника, кафе на озере Центральном, каскады прудов и другие. В 1998 году они для эксплуатации были переданы в фонд «Орловское полесье» — были необходимые постановления и распоряжения, а в реестр госимущества внесли соответствующие записи. И даже, как мне сказали, Дом приемов, расположенный возле санатория «Дубрава», почему-то оказался приписанным к «Орловскому полесью». Но потом, как любит выражаться у нас в области один товарищ, в силу хитро свинченной комбинации эти объекты недвижимости и земля под ними оказались в частных руках.

— Это та история, о которой «Красная строка» писала в статье «Не может быть!» (№ 36, 17 сентября 2008 года)?

— Да-да, абсолютно правильно. С моральной точки зрения все это просто цинизм. Тогда ведь всей области внушали, что мы облагораживаем малую родину, говорили высокие слова о любви к родному краю… За народные деньги малую родину известных людей неплохо облагородили. А потом как-то тихо и незаметно это «благородство» вдруг конвертировалось во вполне конкретную частную собственность.

Но правовую оценку этой истории пусть дают соответствующие органы. И тогда все станет ясно: кто есть кто и кто как любит малую родину.

Второе дело связано с распределением квартир. Когда осуществлялось банкротство завода «Текмаш», осталась «незавершенка». За долги перед бюджетом ее забрали, оценили, отдали В. П. Матвееву достраивать. А затем с лихвой как бы вернули долг квартирами. Тогда такие схемы разрешалось осуществлять. Но жилье надо было поставить на баланс, ведь то было государственное имущество. А потом уже распределять в соответствии с очередностью. На самом же деле легким росчерком пера, не ставя ни на какой баланс, несколько десятков комфортабельных квартир лихо раздали чиновникам, приближенным, родственникам… И это только один эпизод.

Я думаю, это дело уже в ближайшее время может получить серьезный ход.

— А как обстоят дела с тяжбой вокруг двух телекомпаний, информация о которой просачивалась в СМИ еще в начале этого года?

— Суть этого дела такова. В свое время общественная организация «Орловчанка» выступила учредителем двух телекомпаний — «Ва-банк плюс» и «Истоки» с пакетами акций соответственно в 95% и 56%. Однако после известных событий полуторагодичной давности ряд людей в областной администрации решили, что надо забрать эти телеканалы в свои руки — «для надежности». Ведь именно собственные руки они считают самыми надежными.

«Истоки» тем не менее признали права «Орловчанки», и там процесс идет мирным путем. А в отношении «Ва-банк плюс» произвели обычный рейдерский захват. Следствие здесь, в Орле, попыталось замусолить дело «за давностью». Теперь им занимаются Следственный комитет при Генпрокуратуре РФ, СК при МВД России. Еще раз скажу: в нем замешаны высокопоставленные чиновники областной администрации, и мы доведем его до конца.

— Как говорят, вы вступили в тяжбу с еще одним «губернаторским» СМИ, в лице главного редактора газеты «Орловская правда» А. Н. Тихонова?

— Ну какая там тяжба! Просто я подал заявление в Следственное управление СК при прокуратуре области о возбуждении уголовного дела в отношении А. Н. Тихонова за оскорбление и клевету, высказанные в его выступлении на координационном совещании в прокуратуре области летом этого года. Проверкой занимается сотрудник Следственного комитета по ЦФО. 17 ноября мне должны дать ответ о принятом решении.

Так что мы будем делать все по закону и попытаемся научить некоторых граждан тоже жить по закону и отвечать за свои слова и дела.

— Скажите, на ваш взгляд, в Москве понимают, что происходит в области, какова здесь реальная ситуация?

— Руководство страны, естественно, в курсе. В Орловской области, как и по всей стране, ведется независимый мониторинг. Известно руководству и о тех антикоррупционных мероприятиях, которые здесь проводятся. Не случайно Е. С. Строев включен в список тех семнадцати (теперь уже — пятнадцати) губернаторов, которых будут сменять в ближайшее время.

Конечно, одно дело — уйти спокойно и добровольно, другое — когда тебя «уйдут», да так, что мало не покажется. Ну что делать, право выбора было. И, судя по разговору в администрации президента, а я побывал там буквально на прошлой неделе, эти события не за горами.

— Но сам Егор Семенович постоянно говорит: ерунда, дескать, я буду сидеть до конца своих полномочий, до весны 2010 года!

— Он, конечно, боец твердый, стойку держит, но бой уже проигран, как рубаху на себе не рви. Взял бы пример с первого президента: «Дорогие орловчане, простите меня, если можно. Ухожу в отставку…» Это было бы по-мужски. А наш народ отходчив, сказал бы, пожалуй: хороший дед, Бог с ним. И остался бы в памяти.

Но если будет стараться удержаться до конца, то в Орловской губернии к тому времени только тлеющие головешки останутся. Я так понимаю, что у правоохранительных органов еще много чего в запасе имеется…

Лично мне больше всего интересно, что будут говорить все эти люди, о которых мы упоминаем, когда Егор Семенович уйдет. Забавно, что он и не предполагает, наверное, как они даже сегодня в своем кругу «за рюмкой чая» его «кроют»! А публично — «Мы команда!» Ну ничего, скоро увидим.

— Тогда — до скорой встречи.

Юрий Лебёдкин.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц