Чем хорош Егор Семенович?

Тому, кто не в восторге от сессий Орловского горсовета, я бы посоветовал посетить заседание орловского областного органа законодательной власти. После этого посещения даже как-то ждешь с нетерпением, когда же городские депутаты соберутся вновь, чтобы сходить на их встречу, на этот законодательный форум, и поскорее забыть ужас областных бдений.

Как на них удается не уснуть участникам — это вопрос, который еще ждет своего исследователя. Я думаю, что все дело в личности Егора Семеновича, нашего губернатора. Вроде бы ничего особенного не говорит человек, большую часть сессии вообще молчит, но ощущение такое, что от Егора Семеновича до каждого депутата (почти до каждого депутата), точнее — от каждого депутата до Егора Семеновича тянется незримая ниточка, которую Егор Семенович очень крепко в своем кулаке держит. Ниточек — целый пучок. Держит Егор Семенович этот пучок, держит и как бы думает: «За какую ниточку дернуть?». А дергать Егор Семенович умеет. Вот депутат и ждет: дернут, не дернут? И поспал бы, да страшно проспать момент дерганья. Дернут тебя, а ты как бы и не готов… Неполное служебное соответствие.

Вот и бдят депутаты, хотя зачем они это делают, просто ума не приложу. Если бы не фракция КПРФ, которая взяла в привычку задавать исполнительной власти неудобные вопросы и вообще не дает ей спокойно жить, а также поведение двух-трех коллег-коммунистов, не связанных так крепко партийной дисциплиной и вырвавших свою ниточку из кулака Егора Семеновича, складывалось бы полное впечатление, что вы в музее восковых фигур, где смотритель и несколько помощников читают нудную лекцию про историю воска. Сами-то фигуры ни на что не претендуют… Лишь бы не дергали за конечности.

Другое дело — горсовет! Родной, как хорошо, что ты есть! Я думаю, что и здесь дело опять-таки в личности нашего Егора Семеновича. Точнее будет сказать — в отсутствии этой личности на сессиях городского Совета. Посмотрел бы я на эту вольницу, присутствуй на ней Егор Семенович! На горсовет бы тогда хоть не ходи. В облсовете хоть зал просторный, кресла мягкие, воздух свежий, хорошо кондиционированный, голос из динамика льется так, что сразу видно: техники здешние знают свою работу — и не очень сильно, и не очень слабо льется голос, чтобы он там ни говорил, а так льется, чтобы депутат при желании мог уснуть, — все для человека, все на благо человека. Тут облсовету, вообще всей областной власти нужно поставить заслуженную пятерку, и даже с плюсом, — жить в комфорте люди умеют.

А горсовет? Что с тебя взять, родной… Помещение тесное, душное, из форточки сквозит, люди набиваются, как в муниципальный транспорт в часы «пик», — даже депутаты не помещаются за овал «круглого стола» — некоторые, прям как цветы в горшке, вынуждены внутри периметра сидеть, заседание слушать, у всех перед глазами. О качестве звука вообще молчу. Иной раз кажется, что микрофон — это просто атрибут власти, положен депутату по статусу и говорить в него просто нужно. А что там на выходе — совсем другой вопрос, необязательный, из раздела «разное».

Одна радость — воздух свободы. Нет Егора Семеновича — и все будто бы становятся равными друг другу. Орловский губернатор, конечно, и здесь присутствует незримо. Он и здесь — священная корова, трогать нельзя. Но в остальном…

Да, почти у каждого есть свой интерес, у многих — конкретное и не имеющее никакого отношения к проблемам города задание, за неисполнение которого грозят суровые кары. Кары реальные, не выдуманные. Но ниточка где-то далеко, возможно, она вообще сегодня не в кулаке, может быть, даже выскользнула из него. И депутаты похожи на школьников (на перемене, конечно), на свободных людей, которым вольно говорить почти все из того, что бы они хотели сказать, что они считают нужным сказать.

В горсовете человек, депутат — это не просто функция. Здесь могут спорить. Здесь возможно столкновение мнений. В облсовете никакого столкновения в принципе быть не может. Все столкновения разруливает смотритель. Квалифицированное большинство послушным голосованием его политику одобряет.

Что ж, это тоже схема, одна из многих схем политической жизни. Пока она не стала универсальной, порадуемся, как говорят на юге, за горсовет.

Не путайте Соболева с «Орелстроем»

Впрочем, слишком много авансов роздано горсовету, слишком много. Душно — да, тесно — да, а в остальном слишком красивая картинка получается. Чувствуется и политике горсоветовского большинства тоже некая ангажированность, называющаяся в физике инерцией. Вроде бы — война с администрацией города, собиравшая аншлаги, — в далеком прошлом (с кем ныне воевать?), однако запал не проходит, желание добить врага присутствует. В политике это тоже очень хорошо, поскольку свидетельствует о ясности целей.

Как шло обсуждение итогов работы муниципальной экономики в 2007 году? Администрация выставила отчитываться Ольгу Юрьевну Платонову, для которой — муниципальный сектор экономики далеко не главное направление деятельности и которую не стали бы с пристрастием пытать, щадя ее пол. Расчет верный, но свидетельствующий о слабости городской исполнительной власти.

Ольга Юрьевна честно призналась, что муниципальная экономика сработала в 2007 году плохонько. При этом из доклада странным образом исчезло банно-прачечное хозяйство, положение дел в котором вообще аховое. Да и без него статистика удручает: в 2006 году было 13 убыточных предприятий, стало 15. В 2006 году муниципальные предприятия дали прибыли три с половиной миллиона, а в 2007-м принесли убытков в тридцать пять с половиной миллионов.

Взять бы этот муниципальный сектор экономики, тянущий городской бюджет на дно, да и продать! Ни к чему другому логика приведенных цифр не подталкивает. Впрочем, можно попытаться эту муниципальную экономику оздоровить. Вопрос — как. Но депутаты в подавляющем большинстве этим вопросом не задавались. Споры велись вокруг оценки, которую следовало поставить администрации города за такую работу. Выбор был небольшой: удовлетворительно или неудовлетворительно. Проголосовали за неудовлетворительно.

И что? Муниципальная экономика стала после этого работать лучше? Разумеется, нет. Диссонансом в общем хоре осуждения прозвучало предложение депутата О. В. Карпикова, прежде чем гвоздить администрацию города за неудовлетворительное управление муниципальными предприятиями, разобраться с критериями их эффективности.

Разумное, но сложное предложение вызвало интересную реакцию. Депутат А. И. Черкасов даже засмеялся, заметив, что критерий может быть один — прибыль. «Нет прибыли — вон!» — на этот раз с раздражением, вызванным, видимо, переживанием за недостаточно эффективно управляемый сектор экономики, бросил всегда вальяжный и доброжелательный Алексей Иванович. Сидевший напротив рассердившегося депутата его коллега А. Я. Коровин, однако, не встал и тут же вон не вышел, хотя муниципальный трамвайно-троллейбусный парк, возглавляемый Александром Яковлевичем, убытки городу приносит регулярные и колоссальные, если, конечно, говорить о деньгах как о главном критерии эффективности.

Из того, что коллега депутата А. И. Черкасова, отвечающий за муниципальный сектор экономики, не только не вышел вон, но даже не отреагировал на предложение рассерженного коллеги вербально, следует вывод, что инициатива депутата О. В. Карпикова определить критерии эффективности для МУПов не так уж странна. Более того, прибыль вовсе не является таким критерием. Иначе общественный транспорт следовало бы с улиц убрать, а народ возил бы депутат А. И. Черкасов. Причем, по невысоким расценкам, иначе возможны эксцессы. Похоже, и сам Алексей Иванович осознал, что погорячился. То, что кажется бесспорным в бизнесе, в городской жизни таковым не является. Одно то, что в городе половина жителей — пенсионеры, уже заставляет задуматься. С экономической точки зрения — убыток убытком. А ведь живут…

Не забыли и о детях. Особые нарекания, подкрепленные неутешительной статистикой, вызывал муниципальный общепит. Поступило предложение передать эти площади в аренду более успешным частникам, если муниципалы работать не умеют. То есть — опять о деньгах. Депутат В. В. Кленов предложение поддержал, назвав его правильным. Со своей, предпринимательской, точки зрения, он был абсолютно прав.

— А школьников кто кормить будет? — невольно ужаснувшись открывшейся перспективе, спросила депутат Г. А. Капелюш.

— Сейчас будем думать, как школьников кормить! — с иронией, по-дружески так, отреагировал, поднявшись, депутат В. М. Щекотихин, генерал. Виктора Михайловича долго не было на сессиях городского Совета, поэтому выступал он с явным удовольствием. — Это не задача горсовета, — добил он депутата Г. А. Капелюш, заканчивая разговор о школьниках и том, как и чем их кормить.

И то. Когда слушаешь Виктора Михайловича в генеральской форме, понимаешь, где направление главного удара.

Почему горсовет рассматривал работу больницы скорой помощи им. Семашко, совершенно непонятно. Работает больница, как и работала: износ оборудования — девяносто процентов, люди в коридорах лежат, долгострой на территории этого муниципального учреждения здравоохранения давно стал орловской грустной достопримечательностью, средств помочь этой беде у городской казны нет. Депутаты похвалили медперсонал за профессионализм и самоотверженность, пообещав сделать все, что в их силах. Главврач В. И. Байраков намекнул — ничего не просил, прекрасно в финансовых вопросах ориентируется, не первый год больница бедствует, — что неплохо бы его учреждению компьютерным томографом обзавестись, а то у всех в соседних областях есть, а у «Семашки» нет, больных приходится на томографию в областную больницу возить. Из больницы скорой медицинской помощи, напомню…

Горсовет принял осторожное обращение к коллегам из обл-совета, что неплохо бы указать федеральной власти на явную нелепость и несправедливость: больницы скорой помощи выпали из национального проекта и ни копейки на свою модернизацию по этой программе не получат. Зная характер областной законодательной власти, можно сделать смелое предположение, что если инициатива городских коллег и будет поддержана обл-советом, то в еще более осторожной форме. Возможно, федеральная власть и заметит.

Печально утвердили депутаты изменения, внесенные в целевую программу «Обеспечение жильем молодых семей на 2006 — 2010 годы в городе Орле». Изменения коснулись новых пропорций финансирования из федерального, областного и городского бюджетов — незначительная, ничего по сути не меняющая корректировка — и количества орловских семей, которых предстоит осчастливить в рамках целевой программы.

— Что, семей станет меньше? — спросил депутат О. П. Кошелев, выслушав очень грустный доклад начальника «молодежного» управления администрации г. Орла А. В. Гулякина.

— Да, — ответил Алексей Валерьевич. И пояснил, почему молодых семей, чьи затраты на покупку квартир частично компенсирует целевая программа, в 2008 году будет меньше, чем планировалось первоначально. Область довела урезанные лимиты до города, город приводит свои программы в соответствие с имеющимися средствами. От федерального бюджета планировалось получить на реализацию программы 70 млн. рублей, получено 36 с половиной миллиона. Считалось, что осчастливят в этом году 83 орловские молодые семьи частичной компенсацией их затрат на приобретение жилья, а получится осчастливить только 33 семьи.

Депутаты, понурив головы, изменения внесли и утвердили. Да, возраст супругов, претендующих на звание «молодая семья» в рамках той же целевой программы, увеличен с 30 до 35 лет. Так что еще поборемся за субсидии, старички, хоть и получить их ох как непросто.

Комедия под названием «обеспечение жильем молодых семей» продолжается. Частичная компенсация тридцати трем семьям в год для областного центра — это масштабы, сопоставимые с последствиями ядерного удара. Тогда такие масштабы еще можно было бы как-то оправдать — больше попросту некому было бы жилье выделять. Точнее, кряхтя от жадности, помогать его приобрести. В нынешних условиях, когда войны нет даже маленькой, а пропаганда охрипла от восторга, вызванного нашими валютными накоплениями и устойчивым ростом экономики, возникает вопрос: какова истинная цель этой самой целевой программы помощи? Если это помощь, то что такое тормоз?

Рассмешил Владимир Владимирович Соболев. Предваряя свое выступление по длинному вопросу — называю его полностью: «О выполнении администрацией г. Орла решения Орловского городского Совета народных депутатов от 21.12. 2006 г. № 10/178-ГС «О Положении «О порядке определения размера и внесения платы за подключение к водопроводно-канализационным сетям г. Орла», — председатель комитета по строительству поднялся и попросил с интеллигентной улыбкой не путать его, Владимира Владимировича Соболева — председателя строительного комитета — с ним же, Владимиром Владимировичем Соболевым, но директором «Орелстроя».

— Что вы! — слишком поспешно отреагировал председатель Орловского городского Совета В. И. Уваров. — Мы вас именно как председателя комитета по строительству, архитектуре и землепользованию и воспринимаем.

В. В. Соболев кивнул и принялся рассказывать, какие проблемы у «Орелстроя» с «Водоканалом», который не хочет подключать орелстроевский объект на Планерной за деньги, как всех, а требует достройки водовода, без которого и так можно подключать.

— Что это такое? — возмущался претензиями к «Орелстрою» председатель комитета по строительству, архитектуре и землепользованию В. В. Соболев. И привел убийственный, видимо, с точки зрения выступавшего, пример, подтверждающий абсурдность требований «Водоканала».

— Если у нас есть одна улица Комсомольская, — говорил то ли председатель комитета по строительству В. В. Соболев, то ли директор «Орелстроя» В. В. Соболев, — зачем еще одну параллельную улицу Комсомольскую строить?

На первый взгляд — совершенно незачем. Но это только на первый взгляд. Вот если бы Владимир Владимирович был почаще на сессиях горсовета председателем комитета по строительству, а не руководителем «Орелстроя», он, может быть, знал бы, что одна из главных проблем города — не справляющаяся с транспортным потоком городская магистраль Московская — Комсомольская. Вторая, параллельная Комсомольская, — это просто мечта, только денег откуда взять? Речь идет о расшивке периферийных «параллельных» улиц. Это от бедности. Но человеку, который дороги эксплуатирует и получает от этой эксплуатации доход, понятное дело, не хочется тратиться на новое строительство.

Так и в случае с «ненужным» водоводом. Он городу необходим. А дом на Планерной — один из доходных домов «Орелстроя» — и в самом деле к старым сетям подключить можно, тут директор «Орелстроя» прав. Но интересно, как рассуждал бы в этом случае тот же Соболев, если бы он был просто председателем комитета по строительству?

Фантастическая мизансцена. Встает просто председатель комитета по строительству В. В. Соболев и говорит: «Уважаемые депутаты! Смотрите, какая некрасивая история. Некто Соболев — директор частной строительной компании «Орелстрой», всем вам известной, пользующейся особым покровительством губернатора по той простой причине, что три четверти акций этого самого «Орелстроя» принадлежат семье этого самого губернатора, выиграл аукцион на право строительства много-этажного дома в перспективном 909-м квартале. Но выиграл он с обременением: застройщик обязан достроить водовод, который городу объективно нужен. И что же мы видим? Аукцион некто Соболев выиграть-то выиграл, а от обременения теперь отказывается, строить водовод не хочет, заявляя, что эта претензия незаконна. Заметьте, уважаемые депутаты, что, отказываясь от обременения, застройщик не призывает, как того требует логика его поступка, пересмотреть результаты аукциона. Нет, В. В. Соболев просто в очередной раз минимизирует свои издержки за счет горожан. Мы понимаем его настойчивость и последовательность: возрастут издержки — уменьшится прибыль главных держателей акций «Орелстроя», и нынешний его директор может распрощаться со своей должностью. Но товарищи (господа), где же забота об интересах города? Впрочем, чего ждать просто от руководителя «Орелстроя»?» — скажет просто председатель строительного комитета В. В. Соболев. Конец мизансцены.

На горсовете, конечно, все было обставлено совершенно иначе. Это понятно. Фантазии фантазиями, а людям дело нужно делать. Встал, застегнувшись, зам. председателя Совета М. В. Вдовин и голосом судьи, выносящего приговор по делу о государственной измене, зачитал выдержки из закона, предусматривающего ответственность должностного лица за неисполнение решений местных органов власти. Вопрос-то как назывался? Не «Руки прочь от доходов «Орелстроя»!», а «О выполнении… решения». Серьезная формулировка.

А. С. Тиунов, назначенный ответственным за тему, с интересом мрачный монолог зам. председателя Совета М. В. Вдовина выслушал.

Чем хорош Егор Семенович Строев? Без иронии это говорю, даже с уважением. Умеет выстраивать вертикаль власти! Вопрос — в чьих интересах.

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц