Красная строка № 33 (428) от 3 ноября 2017 года

Чтобы лучше было?

Министерство труда подготовило проект закона об оплате коммунальных услуг по прямым договорам. Специалисты, работающие в сфере ЖКХ, в том числе и орловские, утверждают, что тема эта муссируется уже как минимум три года, а окончательное решение никак не вызреет. С 1 января 2017 были узаконены лишь платежи по прямым договорам для собственников нежилых помещений. Для основной массы населения вопрос остается открытым.

Прямые договоры с поставщиками тепла, воды, газа, электроэнергии — так называемыми ресурсоснабжающими организациями — для нас, жителей много­квартирных домов, означают, в первую очередь, веер квитанций на оплату коммунальных услуг. В Орле многие так и платят до сих пор. Но вот, например, клиенты Первой городской управляющей компании с недавних пор стали получать квитанцию, где объединены счета за воду, водоотведение, электроэнергию, вывоз мусора и собственно — жилищные платежи, в просторечии — квартплата, а юридически — оплата затрат на содержание общего имущества дома. На этом фоне инициатива Минтруда может показаться странной: зачем возвращаться ко множеству разрозненных платежей, если уже есть практика их объединения, что, конечно же, для плательщиков удобнее?

Но не все так просто.

Как поясняют специалисты, Жилищный кодекс РФ однозначно требует: если дом обслуживает управляющая организация, то все расчеты с жителями ведутся через нее. Общее собрание может принять решение об оплате коммунальных услуг напрямую ресурсоснабжающим организациям. Но это означает лишь, что деньги плательщиков пойдут прямиком на счета поставщиков воды, тепла, газа, электроэнергии и т. д., минуя счета управляющей организации. Но все равно платежные документы при этом составляет последняя. Такая форма отношений называется, как утверждают специалисты, прямыми расчетами, что не следует путать с прямыми договорами, которые уже не первый год пытаются пролоббировать высшие чиновники.

Если бы разница была только в названии, то давно бы уже пролоббировали, тем более что и мотивация вполне в духе времени: избавить рынок коммунальных услуг от посредников. Но, во-первых, избавление от посредников должно вести к удешевлению товаров или услуг. А как мы все уже давно заметили, подорожание коммунальных ресурсов происходит с завидной регулярностью — чуть ли не каждые полгода. И вряд ли на этот рост влияют затраты управляющих компаний на формирование платежных счетов. Рост же стоимости затрат на содержание общедомового имущества происходит более медленными темпами, чем коммунальные платежи.

Так что же мешало правительству в течение нескольких лет внести ясность и узаконить платежи собственников и нанимателей жилых помещений по прямым договорам с поставщиками жизненно необходимых ресурсов?

Как ни парадоксально, но, скорее всего, именно нежелание потерять посредника и мешает. По крайне мере, такое мнение высказывают некоторые орловские специалисты. С одной стороны, ресурсоснабжающие организации вместе с лоббистами в правительстве сетуют, что наши деньги за эти самые коммунальные ресурсы задерживаются на счетах управляющих организаций и вовремя не доходят до тех, кто качает в дома воду, газ, подает тепло и т. д. Но, с другой стороны, в условиях так называемых прямых расчетов (а именно эта практика сегодня пре­обладает на рынке коммунальных услуг) у поставщиков вообще голова не болит ни по поводу составления платежных счетов, ни по поводу должников. Даже снятием показаний приборов учета занимаются не они. Но зато у ресурсных монополистов есть полное право взыскать пеню с управляющей компании за малейшую просрочку при перечислении соответствующих сумм.

Напомним, что с некоторых пор потребитель коммунальных услуг подвергается штрафным санкциям лишь за долговременную просрочку в платежах, отнюдь не ежемесячно. В Орле, например, как утверждают компетентные источники, только «Теплоэнерго» работает с долж­никами напрямую. Значит, все остальные ресурсоснабжающие организации предпочитают, чтобы этим занимались те посредники, которые работают в данный момент на рынке коммунальных услуг и которые в интересах того же рынка должны быть отстранены от денежных потоков за ресурсы.

Примечательно, что Министерство труда, провозглашая решительное наступление на посредников, всё же делает оговорку насчет единой квитанции. А куда деваться? Сколько можно заваливать почтовые ящики множеством квитанций и забивать голову потребителю разнообразием форм, наименований и обилием цифр? Как ни крути, а простота и изящество коммунальных платежных документов советского периода остается недостижимым идеалом.

Но парадокс в том, что для выполнения этой задачи, то есть создания единой квитанции для оплаты
коммунальных услуг, обязательно понадобится некий объединенный РКЦ — расчетно-кассовый центр. И скорее всего — в каждом регионе. Это будет уже не управляющая компания, но всё равно посредническая структура, на создание и существование которой поставщикам ресурсов хочешь, не хочешь, а придется раскошеливаться.

Впрочем, эта коллизия, возможно, является таковой лишь для тех, кто привык считать деньги в собственном кармане, кому они трудно достаются. История с так называемым ОДН, когда правительство по существу заставило платить нас по неким нормативам и формулам за «теоретически используемые» при обслуживании общедомового имущества электроэнергию и воду, — эта история красноречиво доказывает, что интересы сырьевых монополистов были и остаются для власти приоритетными.

Кстати, представители управляющих компаний России на встрече с министерскими чиновниками наглядно продемонстрировали абсурдность предлагаемых формул по ОДН. А как иначе оценить метод расчета, по которому можно получить одновременно и завышенные, и умеренные результаты? Но чиновники отмахнулись: формулы правильные. Для чего всё это делается? «Чтобы лучше было!» И весь разговор.

Только скандалы в регионах заставили федеральную власть согласиться с компромиссным решением: если жители того или иного дома на общем собрании решат платить за «техническую» воду и электроэнергию по приборам учета, то пусть так и будет. Все остальные, «не собравшиеся» и не организованные, пусть платят по навязанным «сверху» нормативам и «правильным» формулам.

Так что создание будущих РКЦ вполне может быть профинансировано за наш счет тем или иным способом.
Так не разумнее ли совершенствовать уже сложившиеся отношения между поставщиками ресурсов, управляющими компаниями и потребителями коммунальных услуг, устраняя шероховатости, юридические недомолвки и случайные элементы, чем создавать новые громоздкие и дорогостоящие структуры?

Впрочем, если иметь в виду намеченную тем же правительством РФ перспективу создания и развития так называемой цифровой экономики (2020 год!), то все затронутые выше проблемы меркнут перед глобальностью и туманностью этого проекта. Это будет уже совсем другая история.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность