Красная строка № 13 (364) от 8 апреля 2016 года

Эти люди сами не остановятся

На слуху сейчас — антикризис­ная программа правительства Медведева, которая должна спасти Россию. А министр экономического развития страны Алексей Улюкаев не так давно пытался убедить депутатов Госдумы, а вместе с ними и всё население РФ в том, что кризис скоро кончится. Во втором квартале 2016 года, ораторствует он, начнётся, дескать, экономический подъём. Но жизнь российская показала, что радужные прогнозы г-на Улюкаева практически всегда ложны и никогда не сбываются. Да и как они могут осуществиться, если антикризисная программа не усиливает покупательский спрос населения, а всячески его ограничивает.

Первый пункт этой программы — индексация пенсий неработающим пенсионерам в первом полугодии текущего года на 4%, то есть в три с лишним раза меньше официально опубликованной инфляции. Этот фискальный приём принесёт в казну 660 млрд. рублей. «Заморозка» пенсий работающим пенсионерам — 100 млрд. рублей, изъятие накопительной части пенсий — 342 млрд., акциз на бензин — 89,3 млрд., взносы на капремонт населения, проживающего в многоквартирных домах, — 120 млрд., изменения в упрощенной системе налогообложения ИП — 1,330 млрд. рублей. Обсуждается вопрос о введении торгового сбора (плюсом к взимаемому НДС на все товары и услуги) с покупок. Решено вернуться к сборам по системе «Платон», несмотря на объективные активные протесты дальнобойщиков, и т. д.

Негативный результат этих мер уже очевиден. Например, в бедной Орловской области реальные доходы семей в январе 2016 года к декабрю 2015 снизились на 5,5 %. Инфляция же за два месяца на все товары и услуги увеличилась на 8,8 %, торговый оборот сократился на 5,5%. Таким образом, простой подсчёт показывает, что за два месяца орловское население обеднело на 14,3 %.

Есть смысл в этой связи вспомнить, как младореформаторы первой волны довели Россию в 1998 году до дефолта, борясь с инфляцией чисто монетарным способом. Денежная масса по сравнению с ВВП тогда доходила в отдельные месяцы до 9,7% и не обеспечивала элементарного товарооборота в стране. К концу 1997 года она составляла по отношению к ВВП всего 14,77%. Ввиду этого процветали криминальные бартерные сделки, воровской беспредел и мошенничество. Золотовалютные резервы были практически исчерпаны. Баррель нефти стоил тогда 11,7 доллара. Днём премьер России Кириенко убеждал Ельцина в прочности дел в стране и курса рубля, который, между тем опустился по отношению к доллару в одну ночь в 3,5 раза. Страна оказалась в состоянии дефолта. Правительство младореформатора Кириенко пало.

Известный в стране учёный доктор экономических наук Н. Шмелев писал: «Страна находится в состоянии искусственного денежного голода, созданного реформаторами-монетаристами. Эмиссия в умеренных размерах — это естественный источник для любой страны. Если сейчас напечатать 50 — 60 млрд. рублей, это позволит начать расшивку неплатежей». Борис Ельцин 11 сентября 1998 года, по настоянию депутатов блока КПРФ, наконец, предложил кандидатуру Евгения Максимовича Примакова на пост премьера. Госдума утвердила его премьером вместе с Маслюковым и руководителем ЦБ Геращенко (вместо Дубинина) без промедления. И оно вытащило из дефолта Россию за восемь с небольшим месяцев на позитивный путь развития.

Для начала правительство Примакова обратилось в ГД с предложением о принятии закона для дополнительной эмиссии денег — 25 млрд. рублей. Решение в ГД было без проволочек принято. И хотя по большому счету требовалась вдвое большая сумма, но правительство справилось с решением поставленных задач, использовав из разрешенной эмиссии лишь 23,5 млрд. рублей. Были выплачены многомесячные долги по зарплате бюджетникам, снижен НДС на производство отечественного продовольствия и лекарств на 10% (было 20%), определен перечень по 7 позициям «критического импорта», по которым была снижена таможенная пошлина и железнодорожные тарифы. Украина и Белоруссия в счет части долгов по газу начали по договорным ценам поставлять продовольствие в Россию. «Заморозили» долг сельского хозяйства федеральному бюджету до 2005 года на сумму 25 млрд. рублей.

Правительством было учреждено агентство страхования вкладов (АСВ). И Примаков начал проводить в жизнь свой лозунг: «Если не можешь дать денег регионам, дай им свободу!» В результате доходы от налогов, собираемых в регионах по постановлению правительства, стали делиться между субъектами регионов и федеральным бюджетом из расчета 50 на 50 процентов.

В разумных пределах был ограничен импорт продовольственных товаров, аналоги которых производились в стране (водка, шампанское, коньяк, сигареты, пиво и др.) Дело заключалось в том, что отечественные товары из-за демпинговых цен импорта не были конкурентоспособными.

На 1,8 млрд. долларов «разморозили» импортное оборудование, лежащее на складах таможни РФ из-за неуплаты НДС и таможенных пошлин. Для сглаживания диспаритета цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию снизили цену на минеральные удобрения за счет уменьшения на 50% тарифов на электроэнергию и на 30% — на железнодорожные перевозки внутри страны. В два раза были снижены тарифы на электрическую и тепловую энергию тепличным предприятиям в целях повышения эффективности их работы.
1 декабря 1998 года было принято постановление № 1414 «О внесении дополнений в постановление правительства от 18.07.1996 г. № 816 «О льготах по уплате таможенных платежей товаров, ввозимых на таможенную территорию РФ в качестве гуманитарной помощи». Этим постановлением был определён перечень подакцизных товаров. Из него исключили автомашины скорой медицинской помощи, передвижные диагностические лаборатории и микроавтобусы для детских домов и домов престарелых граждан.
Фантастически смелым и правильным шагом Евгения Максимовича Примакова стало равноудаление всех олигархов, друзей и родственников от бюджетного пирога.

В совокупности смягчение денежной политики и проведенные по выводу страны из кризиса мероприятия во второй половине 1998 года и в начале 1999-го положительно отразились на экономических показателях субъектов федерации. Так, инфляция в стране в течение 9 месяцев была снижена в четыре раза, в Орловской области — с 68% в 1998 году до 39% в 1999-м. Рост производства в России составил 20%, у нас в области объём промышленной продукции увеличился в фактических ценах на 73%, инвестиции в основной капитал возросли с 1587,6 млрд. руб. до 3121,9 млрд. рублей (в неденоминированной монете того времени). Меры, принятые профессионалом банковского дела Виктором Геращенко, стабилизировали курс рубля.
Увы, спустя 17 лет новые управленцы вновь играют по непонятным правилам. Опять происходит бесконтрольный свободный вывоз капитала из страны и «убой» отечественной промышленности из-за запредельно высокой ключевой кредитной ставки.

Стало известно, что, несмотря на санкции против России, в мае 2015 года, ЦБ купил казначейские облигации США на сумму 4,1 млрд. долл., о чём свидетельствовали данные Минфина США и ФРС, обнародованные 17 июля 2015 года. По сведениям журнала «Эксперт» в августе объем вложений ЦБ в американский долг продолжился и составил 6,8 млрд. долларов. На покупку американских облигаций ушла сумма, равная половине доходов федерального бюджета — 1,162 трлн. рублей в августе и 1,173 трлн. рублей в сентябре. Одним словом, на операции с ценными бумагами США ушло в 3,2 раза больше денег, чем на поддержку национальной экономики, и в 1,6 раза больше, нежели на соц­обеспечение граждан. Спрашивается, ради чего отечественный банк радеет не родному государству, а американскому?

Академик РАН, ученый с мировым именем А. Аганбегян в начале 2015 года, отвечая на вопрос о повышении ключевой ставки ЦБ на 17% в ночь 16 декабря 2014 года, сказал: «Эльвира Набиуллина — хороший макроэкономист, но банковское дело, особенно управление главным банком страны, — это совершенно другая область знаний. Это касается и Ксении Юдаевой (первый зампред ЦБ). Опыта регулирования валютного рынка у них нет. Подняв ключевую ставку, они попытались обуздать инфляцию. На деле получилось наоборот. В условиях отсутствия конкурентного рынка и наличия государственных и олигархических монополий все возникающие экономические трудности просто переложили на население через повышение цен. ЦБ почти ничего не может сделать с инфляцией. Это зона ответ­ственности правительства, которое разрешает естественным монополиям и госкорпорациям поднимать тарифы, разгоняя инфляционные процессы. Заморозить тарифы на несколько лет, и рубль начнет укрепляться — это первостепенная задача всех ветвей власти».

Другой академик РАН — известный экономист, советник президента С. Глазьев в продолжение этой темы в августе того же года писал: «Мы сегодня объективно должны развиваться с темпом ВВП не менее 7%, а по промышленному производству не менее 10% в год, и не меньше 15% в год расти по инвестициям. Изучение экономической политики, проводимой в Китае, показывает, что денежная эмиссия идёт под развитие производства. Европейский ЦБ тоже, как и ФРС США, печатает деньги под долговые обязательства государств — членов ЕС. То сесть во всем мире деньги создаются государством вслед за потребностью в деньгах самого же государства и бизнеса. Если печатать деньги под рост производственных инвестиций, инфляции не будет. Главным средством борьбы с инфляцией является снижение издержек производства».

Изменения экономической стратегии в кризисный период также подтверждает третий известный учёный — экономист, академик РАН А. Некипелов. Он говорит о том, что переход к свободному плаванию рубля резко увеличил его волатильность (неустойчивость): «Высокая процентная ставка блокирует доступ предприятий и к краткосрочным кредитам, необходимым для нормального ведения текущей хозяйственной деятельности, и долгосрочным заимствованиям. Решить эту задачу невозможно без кардинального снижения процентной ставки». Для её снижения он рекомендует повысить уровень монетизации экономики путем денежной эмиссии. «А чтобы деньги не ушли на валютный рынок или не привели к повышению инфляции, — пишет он, — их следует направлять на финансирование отобранных государством и находящихся под его контролем проектов.

Единственный способ быстро переломить ситуацию — это принятие норм, обязывающих экспортёров возвращать валютную выручку в страну и продавать определённую её часть на валютном рынке, запрещающих приобретать валюту «впрок», позволяющих ЦБ официально ограничивать величину открытой валютной позиции коммерческих банков». Кстати, академик ссылается на наш собственный опыт вывода экономики из глубочайшего кризиса после дефолта в 1998 году.

Западная финансовая пресса ещё в средине 2015 года назвала рубль лучшей мировой валютой, на которой можно неплохо заработать. То есть проведение валютных спекуляций на курсовой разнице рублей, долларов и евро на Московской валютной бирже означает возможность получения огромной выгоды и вывода капиталов из России в зарубежные банки и офшоры. В подтверждение этого факта популярный во всем мире журнал The Economist в начале января 2016 года опубликовал список самых недооцененных валют в мире, который возглавил российский рубль. Оценка валют производилась на основе расчета по «индексу бигмака».

Бигмак во всем мире продается в закусочных «Макдоналдс». Он приготовлен всюду одинаково — это мясная котлета, вложенная в булочку с овощами и сладкой горчицей. Индекс подразумевает, что мы имеем дело с одной и той же маленькой продуктовой корзиной во всех странах мира. В США бигмак в январе 2016 года стоил 4,93 доллара за штуку. В Москве цена бигмака была 114 рублей. Исходя из курса в январе 74,66 руб. за один доллар, получается, что в Америке бигмак в наших деньгах стоит 368 рублей. Следовательно, бигмак у нас в Москве 3,23 раза дешевле, чем на его американской родине. Если мы курсовую цену доллара в 74,66 рубля разделим на 3,23, то получим, по «индексу бигмака» реальную курсовую стоимость одного доллара в 23,11 рубля. Ведущие экономисты в мировой практике такой простой способ расчета покупательной способности населения той или иной валюты разных стран к доллару считают заслуживающему внимания, т. е. достаточно объективным показателем соотношения валют друг к другу.

«Деятельность» наших «мудрых» управленцев в ЦБ только в течение последних двух лет позволила валютным спекулянтам вывезти денег из России в сумме 201 млрд. долларов. И конца-края этому финансовому беспределу не видно, так как Набиуллина продолжает монотонно твердить, как мантру, во всех интервью по государственным каналам телевидения, что Россия останется страной с возможностью плавающего курса рубля и свободного перемещения из неё капиталов. То есть важнейший руководитель государственных финансов играет на руку международным и своим спекулянтам. Более того, на днях ею сказано, что ЦБ планирует вскоре пополнить свои золотовалютные резервы, «а это способно опять ослабить российскую валюту». Одним словом, рекомендовала не обольщаться укреплением курса рубля, так как она не уверена в его устойчивости.

Не только специалистам, но и широкой общественности не понятно, за какие заслуги президент страны принародно в послании Федеральному Собранию благодарит правительство Медведева? Его «хорошая работа» аукается тем, что на март текущего года уже 23 миллиона человек (16% от всего населения страны) не располагают доходом, чтобы обеспечить себе проживание в пределах минимальной потребительской корзины. В Орловской области такого населения — почти 80%. Из них нищего населения около — 17% и низкообеспеченного — почти 63%. При этом министр финансов Антон Силуанов рекомендует нам затягивать потуже пояса. А затягивать уже некуда, неровен час, можно ноги протянуть.

В этой связи вспоминается эксперимент, который провели в США. Учёные подобрали две экспериментальные группы людей, и одной из групп позволили измываться над другой. И затем они наблюдали этот процесс, чтобы зафиксировать: когда те, которые измываются, остановятся? Результат исследования таков — группа в измывательстве не остановилась. Пришлось учёным принудительно остановить эксперимент.

Василий Молоканов,
заслуженный экономист РФ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц